по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Рекорд-лейблы стран Центральной и Юго-Восточной Европы в системе социальных коммуникаций второй половины ХХ столетия: документально-информационный обзор
Синеокий Олег Владимирович

кандидат юридических наук

доктор наук по социальным коммуникациям, профессор, Запорожский национальный университет

69002, Украина, г. Запорожье, ул. Жуковского, 66

Sineokii Oleg Vladimirovich

PhD in Law

Professor of the Department of Journalism at Zaporizhzhya National University

69002, Ukraine, g. Zaporozh'e, ul. Zhukovskogo, 66

olegwsineoky@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье рассматривается история организации звукозаписывающей индустрии стран Центральной и Юго-Восточной Европы во второй половине ХХ столетия. «Эра демократов» тридцатилетней длительностью целиком укладывается во временные рамки 1945-1995 годов и является настолько особенным, самобытным феноменом в социальной структуре отечественной филофонии, что, несмотря на формальное ее окончание, продолжает волновать многих ввиду недостаточной изученности вопроса. Автором представлена концептуальная модель института грамзаписи как специфического социального и коммуникационного явления и обосновано его место в системе массовых коммуникаций. Особое внимание автором уделено правовым и коммуникативным особенностям развития грамзаписи поп- и рок-музыки в странах «Восточного блока» при социализме.

Ключевые слова: грамзапись, лейбл, рок-музыка, Югославия, Болгария, Румыния, Чехословакия, Восточная Германия, Венгрия, Польша

DOI:

10.7256/2306-1618.2013.3.384

Дата направления в редакцию:

21-07-2018


Дата рецензирования:

21-07-2018


Дата публикации:

1-6-2013


Abstract.

The author of the article views the history of gramophone recording in the countries of Central and South-Eastern Europe at the second half of XX century. The 'Era of Democrates' lasted for 30 years from 1945 to 1995 and was a unique phenomenon in Russian music. Even though the period is officially over, the topic is still interesting and important due to the fact that it still lacks thorough researches. The author of the article presents a conceptual model of the institution of gramophone recording as a specific social and communication phenomenon and describes its place in the system of mass communication. Special attention is paid to legal and communicative features of the development of gramophone recording of pop- and rock-music in the 'Eastern block' countries during socialism. 

Keywords:

East Germany, Czechoslovakia, Romania, Bulgaria, Yugoslavia, label, rock-music, gramophone recording, Hungary, Poland

Вступление

После крушения «социалистического содружества» и мирной смены общественного строя в восточноевропейских странах, а затем и распада Советского Союза, прошло более двадцати лет. И только теперь происходит переоценка многих явлений в нашем недавнем историческом прошлом, меняются подходы к пониманию ряда его узловых моментов. Одним из таких аспектов является музыкальная звукозапись. Музыкальная звукозапись всегда была и продолжает оставаться важнейшим фактором формирования культуры (в том числе, в современных условиях – электронной) и неотъемлемой частью нематериального культурного наследия каждой страны. Поэтому вопрос об исследовании причин и условий становления и развития институтов грамзаписи в системе социальной коммуникации во второй половине XX века в условиях социализма является актуальной проблемой.

Нужно признать, что проблемы звукозаписи популярной музыки как социально-коммуникационного феномена в бывших социалистических странах Центрально-Восточной Европы в контексте общей истории второй половины XX века практически не исследовались.

Из работ, посвященных истории популярной музыки в системе социальной коммуникации бывших социалистических странах, можно назвать исследования, посвященные, в основном, национальным особенностям музыкальной звукозаписи. Это работы болгарских (И.Бориславов, П.Гофман, Г.Галов, Й.Рупчев и др.), венгерских (А.Семере, М.Саги и др.), сербских (Д.Антонич, Д.Штрбач, П.Янатович, Ж.Ивкович, Б.Миятович, Д.Павлов, А.Жикич, В.Станоевич и др.), немецких (Р.Братфиш, М.Брюлл, Б.Мейер-Рахниц, Б.Раухут, М.Раухут и др.), польских (А.Замойски, В.Панек, Г.Михальски, Е.Обниска, Г.Сволкен, Е.Вальдорф и др.), румынских (К.Фотеа, Д.Йонеску, К.Преда и др.), чешских и словацких (Л.Бурлас, M. Ясловске, Л.Мокрий, Г.Гиланий, M.Tитзлова, И.Марекова, М.Тесар, O.Регак, M.Балак, Й.Китнар, Й.Плоцек, Э.Миканова, И.Каянова, A.Опекар, M.Ясловски, O.Конрад, В.Линдаур, У.Юрик, Д.Шуаида и др.), а также британского эксперта в области чешской музыкальной культуры проф. Грэм Мелвилл-Mейсон.

Вместе с тем, отдавая должное заслугам исследователей, следует констатировать, что феномен грамзаписи популярной музыки в социалистических странах в контексте общей истории второй половины XX века изучен недостаточно. До настоящего времени не существует ни единой научной работы, посвященной системному анализу феномена восточно-европейской звукозаписи в условиях социализма. Настоящими знатоками в этой области сегодня остаются лишь коллекционеры, посвятившие многие годы собиранию и изучению старых фонограмм. Они могут часами рассказывать о своих находках, фактически создавая полную картину духовной жизни общества, которая существовала в определенный период.

Это первое научное исследование подобной направленности на постсоветском пространстве, его цель заключается в изучении новых методологических подходов к пониманию системного объекта рекординга с учетом современных социально-коммуникационных информационных процессов в обществе.

Теоретико-методологической основой являются основные принципы, разработанные в общественных науках. Для решения конкретных задач применялись методы историографического и терминологического анализа, интерпретации и обобщения, библиографический, моделирования.

Предметом публикации является история развития музыкальной звукозаписи в системе массовых коммуникаций таких стран Цетнральной и Юго-Восточной Европы, как Югославия, Болгария, Румыния, Чехословакия, Польша, Венгрия и Германская Демократическая Республика.

Хронологические рамки проведенного исследования составляют период с 1945 по 1995 год.

История звукозаписи поп- и рок-музыки социалистического периода еще более туманна, запутана и неоднозначна, чем история западной рекорд-индустрии. Термин «западный рок» достаточно активно использовался во времена социализма для обозначения музыки капиталистических стран (главным образом, США и Западной Европы, особенно Великобритании). Такое понятие как «восточный рок» еще более широкое и обтекаемое. Сюда можно отнести как рок социалистических стран Восточной Европы (так называемых «демократов»), советский или русский рок, а также рок азиатский (причем как наш – казахский, узбекский, киргизский, хабаровский, дальневосточный и т.п., так и не наш – японский, китайский, корейский, филлипинский, вьетнамский, индийский и т.п.). Поэтому содержательное обозначение сущности восточного рока будет более точным, как «евразийский рок». Но такого термина пока не существует.

Таким образом, условный водораздел между западным и восточным роком в ХХ столетии проходил по бывшей границе между ФРГ и ГДР.

Итак, переходим к детальному анализу структуры музыкальной звукозаписи как института социальной коммуникации стран Центральной и Юго-Восточной Европы.

Часть первая. Социалистическая Федеративная Республика Югославия

Государственная звукозаписывающая и издательская ком­пания «Jugoton» (и одновременно сеть музыкальных магазинов) – одна из крупнейших компаний на терри­тории бывшей Югославии, была основана 10 июля 1947 года на территории национализированного загребского завода «Elektroton» (Социалистическая Республика Хорватия). В 1990 году компания была реорганизована и продолжила свою деятельность в качестве хорватского мейджор-лейбла под названием «Croatia Records». В 1996 году лейблом «Croatia Records» был основан как дочерний лейбл «Perfekt Music». Последние релизы сублейбла «Perfekt Music» датированы 2005 годом. Еще одним из сублейблов «Сroatia Records» является «Master Music», действовавший c 2001 по 2007 год и выпускавший СD-продукцию.

В 1959 году на просторах тогдашней Югославии у «Jugoton» появился первый конкурент – белградская фирма «PGP RTB» (позднее она была переименована в «PGP-RTS»). «PGP-RTB/ PGP-RTS» («Produkcija Gramofonskih Ploča – Radio-Televizije Beograd») была одной из крупнейших звукозаписывающих компаний в бывшей Югославии (Социалистическая Рес­публика Сербия).

Лейбл также являлся одним из ответвлений от нацио­нального медийного концерна «Radio-Televizije Belgrade» («Радиотелевидение Бел­град») [1] и единственным настоящим конку­рентом хорватской компании «Jugoton» в сфере музыкальной издательской дея­тельности. Иногда на конвертах лицензионных дисков, выпущенных этой компанией указывался производитель, как «Yugoslavia ROTB».

После распада Югославии в новом наименовании компании «PGP-RTS» изменилась лишь последняя буква, и в полном виде лейбл стал называться: «Produkcija Gramofonskih Ploča – Radio-Televizije Srbije». Компания является структурным подразделением крупнейшей на Балканах общественно-вещательной корпорации «Radio-Televizije Srbije», которая с 2001 года является членом Европейского вещательного союза [2]. С тех пор оборудо­вание студии и фабрики по производству музыкальных носителей было значитель­но модернизировано и оснащено элек­троникой, что позволило проводить циф­ровую запись и начать производство компакт-дисков.

К третьей по значимости компании в бывшей Югославии следует отнести созданную в 1974 году «ZKP RTLJ/ ZKP RTVS»(«Založba kaset in plošč RTV Ljubljana» или «Založba kaset in plošč Radiotelevizije Ljubljana»), которая может быть и не имела федеративного значения, но была и остается лидирующей издатель­ской фирмой в Словении. Как и «PGP-RTB», «ZKP RTLJ» не являлся отдельной фирмой, а представлял филиал республиканского концерна «Radio-Televizija Ljubljana» («Радиотелевидение Любляна») [3]. Рекординговая продукция, производимая компанией «ZKP RTLJ», выходила как в виде грампластинок, так и с 1986 года – на компакт-кассетах, на которых проставлялся логотип этой фирмы. В 1990 году предприятие было прива­тизировано и переименовано в «ZKP RTVS» («Založba kaset in plošč Radiotelevizije Slovenija») и с тех пор занимает лидирую­щее положение на либеральном словен­ском рынке [4]. «ZKP RTVS» входит в структуру телерадиовещательного концерна «RTV Slovenija», генеральным директором которого является Maрко Фили [5].

В 1987 году в Белграде был основан еще один сербский рекорд-лейбл «Komuna», в первые годы своей деятельности занимавшийся производством и выпуском виниловых грампластинок. С 1994 года до войны лейбл «Komuna» перешел на производство компакт-дисков, выпуская классику югославского рока.

Еще одним звукозаписывающим лейблом из Белграда является «Jugodisk» («Югодиск»), владельцем которого является Nikola Vujović. Нужно заметить, что в истории грамзаписи Югославии было два рекординговых лейбла, названных «Jugodisk». Название лейбла складывалось из двух частей Jugo – Югославия и disk – диск.Первый лейбл под наименованием «Югодиск» появился в 1950 году и издавал пластинки на 78 оборотов с записью югославской народной и фольклорной музыки. К сожалению, история этого лейбла недостаточно хорошо изучена. Но нам удалось отыскать дополнительную информацию на этот счет.Так, в некоторых источниках указано, что второй «Югодиск» был создан в 1974 году в Сербии [6]. Однако здесь следует уточнить, что в Белграде, который являлся столицей Сербии и СФРЮ в целом, в 1968 году был создан рекординговый лейбл «Beograd Disk», но первые три релиза почему-то датированы 1966 и 1967 годами. Затем под лейблом «Beograd Disk» с 1968 по 1981 год выпускались грампластинки трех форматов LP, EP и синглы [7]. Зарубежных же рок-исполнителей «Beograd Disk» начал переиздавать только с наступлением 1980-х годов.

В 1981 году происходит внутренняя структурная реорганизация этой звукозаписывающей компании, в результате чего лейбл изменяет название на «Jugodisk» [8]. Таким образом, «Beograd Disk», как рекорд-лейбл, просуществовал с 1968 по 1981 год, а его правопреемником стал «Югодиск». Фонографическая продукция «нового» «Югодиска» практически сразу с 1981 года стала издаваться в двух форматах – виниловые грампластинки и магнитофонные компакт-кассеты, и представляла собой записи югославских артистов различной стилевых направлений – народной музыки, поп- и рок-музыки. Так же, как и другие рекорд-компании Югославии, выступавшие конкурентами «Югодиска» на международном музыкальном рынке, «Jugodisk» имел лицензию на запись и выпуск пластинок зарубежных исполнителей. С 1992 года компания прекратила выпуск виниловой продукции, перейдя на производство компакт-дисков. В 2003 г. компания была выставлена на государственный аукцион в Сербии, где ее купил менеджер в области шоу-бизнеса Nenad Kapor, и с того времени лейбл действует как акционерное общество «Jugodisk A.D.».

«Diskoton» (полное название «Diskotonproductionof CDs, Sarajevo» – Дискотон производство компакт-дисков, Сараево) был звукозаписывающим лейблом из Сараево (Босния и Герцеговина), созданным в 1973 году.

К этому времени в Югославии были модными экономические и политические тенденции, свидетельствующие о децентрализации. Каждая из республик, входивших в состав Югославии, хотела иметь что-нибудь исключительно «свое» на региональном уровне. Так было и в сфере грамзаписи. Как раз в таких условиях издательством «Music Radio Television Sarajevo» была создана эта звукозаписывающая компания.

В 1992 году, когда началась война в Боснии и Герцоговине, при боевых действиях в Сараево постройка, в которой находилась студия и аудио- и видеобиблиотека «Дискотона», была полностью разрушена в результате артиллерийского обстрела. Это привело к исчезновению большей части оригинальных мастер-лент с записями [9]. В результате компания «Diskoton» прекратила свое существование ввиду уничтожения всех архивов мастер-лент, за исключением тех немногих, которые были выпущены «Дискотоном» в самом начале 1990-х годов на компакт-дисках.

Под маркой лейбла «Sarajevo Disk» небольшими тиражами (максимальный – 50 000 копий) выпускалась виниловая и кассетная продукция преимущественно с записями югославских поп- и фолк-артистов с 1979 по 1989 год.

Звукозаписывающий лейбл «Suzy», именуемый в хорватском варианте как «Suzy produkcija gramofonskih ploča», находится в г.Загребе, Хорватия. Компания была образована в 1972 году. После отказа от социалистического пути развития и последующим распадом Югославии, на протяжении 1990-х годов эта звукозаписывающая компания преобразовалась в общество с ограниченной ответственностью «SUZY d.o.o.» (limited company). Однако, в отличие от таких сильных конкурентов как «Jugoton» и «PGP-RTB», которые к тому времени переименовались в «Croatia Records» и «PGP-RTS» соответственно, «Suzi» продолжала работать под прежним наименованием. На протяжении первого десятилетия 2000-х годов при сотрудничестве с другими современными хорватскими звукозаписывающими лейблами под устоявшейся торговой маркой были переизданы некоторые достаточно уникальные записи, составлявшие архив «Suzi». Эта компания примечательна также и тем, что записывала поп- и рок-музыкантов бывшей Югославии, представлявших различные регионы страны.Сегодня лейбл активно ремастирует старые записи, выпуская их в виде компакт-дисков, и продолжает записывать как хорватских артистов, так и жителей других стран – республик бывшей Югославии [10].

«Menart Records» – это относительно новый полноценный звукозаписывающий лейбл, имеющий партнерские рекординговые компании на территории Хорватии и Сербии. Этот лейбл появился в Балканском регионе с середины 1990-х годов, несмотря на сложные социально-политические условия получив достаточно устойчивое распространение по всей территории Югославии. Так, в 1994 году было открыто представительство в Словении – «Menart Slovenia», в 1997 году – подобное представительство стало работать в Хорватии под наименованием «Menart Croatia». Таким образом, ко второй половине 1990-х годов «Menart Records», являясь официальным дистрибьютером «Sony BMG Music Entertainment», получил эксклюзивные права на лицензионную деятельность в сфере выпуска музыкальной продукции на территории Словении, Хорватии, Сербии, Боснии и Герцеговины, Македонии, Косово, Черногории и Албании.

Как внутренний лейбл «Menart» сформировался в Словении в виде компании, доминирующим видом деятельности которой была продажа лицензионной продукции с записью поп-музыки. Основными стилевыми направлениями компании являются поп-, рок-, фолк-, рэп- и электро-музыка. Штаб-квартира головного офиса компании находится в Любляне. «Menart» виниловые диски не выпускал, а изначально был сориентирован на общеюгославский рынок СD, затем DVD, а также производство видеоклипов.

К началу нового тысячелетия «Menart Records» в своем рейтинге достиг вершины словенской музыкальной индустрии. В 2008 году лейблом открыт свой веб-сайт «mZone.si» [11], на котором для словенских и зарубежных посетителей ресурса предлагается для «скачивания» музыка артистов из Словении. В Хорватии «Menart Records» работал в статусе топ-лейбла. Кроме того, «Menart Records» поддерживал различные интересные проекты за пределами бывшей Югославии. Так, в частности в 2008 году проект KARMA был с успехом реализован на музыкальном рынке Чехии и Словакии.

Таким образом, на территории бывшей Югославии к середине 1990-х годов действовало 8 рекординговых компаний, производивших грампластинки – «Jugoton / Croatia Records», «PGP-RTB / PGP-RTS», «Komuna», «ZKP RTLJ / ZKP RTVS», «Jugodisk», «Diskoton», «Suzy» и «Menart Records» [12].

Торговая марка «Helidon» не имела статуса полноценного рекорд-лейбла. Так назывался музыкальный отдел от словенского книжного издательства «Založba Obzorja Maribor», основанного еще в 1950 году, где в 1960-е годы были выпущены первые словенские грампластинки. Виниловые диски, выпускаемые под данной торговой маркой, изготавливались на технологической базе хорватского лейбла «Suzi». К 1980-м годам на югославский фонографический рынок поступали магнитофонные кассеты с записью уже собственного производства. В 1990-е годы словенская торговая марка «Helidon» перешла на выпуск компакт-дисков.

Рассматривая 1990-е годы, можно сказать еще о нескольких рекординговых компаниях, образованных на территории бывшей Югославии.

На севере Сербии в городе Кикинда в самом начале 1990-х годов был создан лейбл «FIVET», основателем которого является Raka Đokić. С начала 1992 года рекординговая продукция представляла только магнитофонные кассеты с записью (DRAGANA, BEKI, MANDA, RUŽ, Zlata Petrović, Lepa Brena и др.), но уже к концу года эти же релизы были изданы в формате компакт-дисков. Сублейблом этой компании в 1990-е годы стал турбо-фолк лейбл «ZAM». Сама же компания «FIVET» действовала до 2001 года.

В 1992 году на компакт-кассетах выходит первая продукция сербского лейбла «ZAM» (Zabava Miliona). И уже всего через год – в 1993 году под этим лейблом выпускается первый компакт-диск. В 1994 году данная небольшая компания постепенно до 1996 года переходит на собственное производство компакт-дисков. Последние релизы лейбла (KEBA) датированы 2002 годом.

Часть вторая. Народная Республика Болгария

Звукозаписывающая деятельность основана в Болгарии еще в первом десятилетии ХХ века представителями крупных западных компаний «Gramophon Company», «Deutsche Gramophon», «Pathe», «Favorite» и другими, записывающих местных популярных солистов и ансамблей [13].

В 1930-е годы компания «Лифа Рекордс» постепенно формирует болгарский граммофонный рынок. Определенную известность в довоенный период на балканском рынке грампластинок получил лейбл «Harp», активно работавший в 1930-е годы и вплоть до 1947 года.

В 1934 году Симеон Петров основывает в виде открытого акционерного общества в Софии гораздо более современную компанию – фирму «Симонавия» по торговле грампластинками и производству полного цикла грамзаписи на болгарских заводах [14]. В конце Второй мировой войны в Болгарии существует уже четыре звукозаписывающих компании «Лифа Рекордс» (переименована в «Балкан»), «Simonvia» и быстро обанкротившиеся «Harp» и «Micherphone». В 1947 году первые две компании были национализированы и объединены в государственное промышленное предприятие «България», которое продолжало использовать торговую марку «Орфей». Этот факт и время следует считать основанием главного детища болгарской социалистической индустрии звукозаписи – «Balkanton», как государственного индустриального предприятия по производству граммофонных пластинок [15].

Таким образом, после национализа­ции частных предприятий была создана болгарская фирма «Мелодия» (не путать с советской фирмой), а в 1950 г. – государственное промыш­ленное предприятие «Радиопром». В 1950 году Управление радио и радиоинформации инициирует создание предприятия граммофонной записи «Радиопром». Записи уже в полном объеме проводятся в студии «Радио София», а производство пластинок переносится на завод Ворошилова.

Новый, выстроенный в 1951 году в Софии, завод был оборудован всем необходимым для производства пластинок. К этому времени индустрия болгарской грамзаписи представляла собой полностью замкнутый цикл: запись, гальваника, массив, прессы, напечатанный конверт и т.д. [16].

9 сентября 1952 года в г. Софии создается самостоятельное предприятие, звукозаписывающая болгарская компания, основным продуктом которой является выпуск звуконосителей – «Балкантон» [17]. Эта государственная компания по производству грампластинок и на про­тяжении десятиле­тий являлась абсо­лютным монополистом граммофонной за­писи в коммунистической Болгарии.

Поскольку «Балкантон» был создан как классический рекорд-лейбл, в его структуре в начале 1960-х годов были созданы отдельные подразделения для записи популярной и народной музыки. В 1963 году было построено новое зда­ние, специализирующееся на выпуске пол­новесных альбомов и иллюстрированных конвертов. Следует заметить, что ввиду еще недостаточных мощностей отечественной индустрии по выпуску грампластинок в конце 1950-х – начале 1960-х годов многие из советских пластинок в этот период печатались на «Балкантоне» [9]. Однако качество пластинок «Балкантон» в целом оставалось невысоким не из-за несовершенной технологии, в виду плохих расходных материалов. В середине-конце 1970-х гг. «Балкантон» смог купить новую технику записи и модернизировать студии на современный манер. К этому времени «Балкантон» находился на хоз­расчете.

Интересным был опыт псевдо-лицензионного выпуска «Балкантоном» грампластинок музыкантов из соседних социалистических стран.В 1980 году «Балкантон» стал выпускать аудиокассеты. В 1982 году «Balkanton» получил свое собственное цифровое записывающее оборудование. В 1988 году был выпущен первый компакт-диск под маркой «Balkanton».

После падения социализма в Болгарии, «Балкантон» оказался в тяжелом политико-экономическом положении. В 1990-е годы было предпринято несколько попыток реорганизовать компанию, которая была окончательно приватизирована в 1999 году. С 1990 года «Balkanton-София» (творческо-экономического предприятие «Орфей») превращается в государственную компанию, включающую и издательство «Музыка Balkanton». 17 ноября 1995 г. Государственная компания «Музыкально-издательская фирма Balkanton» преобразована в акционерное общество с исключительной собственностью государства. Во исполнение решения Совета Министров Болгарии № 12 от 19.03.1998 г., компания переходит в оперативное подчинение Министерства промышленности. Интересно, что именно в этот период фабрика компании была переоборудована линией по производству пиратских компакт-дисков, что было согласовано с министерством экономики Болгарии.

Ввиду широкого распространения аудиопиратства в самом начале 1990-х гг. болгарские производители компакт-дисков занимали лидирующие позиции. Так, с 1992 г. болгарские компакт-диски, изготовляемые на местной мини-производственной базе (так называемые маленькие СD-заводики) вполне легально продавались в магазинах розничной торговли. Эти диски вполне сносно звучали, оформление обложки почти точно следовало «фирменной» полиграфии (иногда меняя название настоящей фирмы на «Соrsar Records») [18].

В это же время в Болгарии создаются другие альтернативные звукозаписывающие компании. Так, например, в 1990 г. Митко Димитровым основана компания «Пайнер», специализирующаяся на выпуске поп-фолк и народной музыки. Как и многие другие, новые болгарские компании в данной сфере «Пайнер» первоначально занималась только выпуском аудио- и видеокассет с записями музыкантов, но постепенно перешла на собственное производство, создав две собственных студий звукозаписи и печати.

В 1992 году основан Болгарский звукозаписывающий лейбл «Gega New Music Company», выпускающий CD, DVD и аудиокассеты. Основными направлениями являются классическая музыка, болгарский фольклор, литургическая духовная музыка, произведения современных болгарских композиторов, песни и сказки для детей.

В 1994 году была создана звукозаписывающая студия «Граффити», где стали записываться наиболее популярные и востребованные болгарские музыканты.

В 1999 г. «Балкантон» был приватизирован, что привело к небрежному распоряжении музыкальным архивом компании.Фонографическая коллекция фабрики, составляющая музыкальную основу «Балкантона», была уничтожена самым безжалостным образом. За символическую сумму в $50 каждый артист может выкупить записанные ранее ленты (мастер-тейп). Машины для прессования черных пластинок исчезли в неизвестном направлении. В результате студию звукозаписи «Балкантон» в условиях рыночной конкуренции быстро обогнали лучше оснащенные и более конкурентоспособные новые частные звукозаписывающие фирмы.

К настоящему времени от «Балкантона» осталось только название и четырехэтажное здание. В первом десятилетии ХХІ века здание «Balkanton» сдавалось в аренду различным компаниям. Хотя в этот период параллельно осуществлялся выпуск музыки на СD и магнитофонных кассетах под маркой «Балкантон». В настоящее время в здании «Balkanton», помещения которой соответствуют всем современным звукозаписывающим требованиям с использованием специально разработанной совершенной акустикой, расположена студия звукозаписи «Граффити» [19].

Тем не менее попытка возродить «Балкантон» как базовое звукозаписывающее учреждение Болгарии не увенчалось успехом. Одной из причин является то, что теперь болгарское государство не принимает участия в организации звукозаписывающей индустрии. Это ведет к тому, что звук как нематериальное культурное наследие оказался вне политики сохранения и восстановления культуры «старой Европы».

В новых информационных условиях под маркой «Балкантон» оцифрованные пластинки в основном размещаются в Интернете при тесном сотрудничестве с международными дистрибьютерными сетями, распространяющих эти архивные фонографические продукты. Это не во всех случаях решается в надлежащих правовых рамках и вызывает множество юридических споров, в том числе в сфере вопросов, касающихся соблюдения авторского права, прежде всего, с артистами, в свое время записывавшимися на «Балкантоне» [20].

Часть третья. Социалистическая Республика Румыния

Единственной румынской компанией звукозаписи является «Electrecord» для производства музыки в Румынии и популяризации отечественных исполнителей на румынском музыкальном рынке. Кстати, это одна из немногих компаний звукозаписи из стран социалистической ориентации, которая в коммунистические времена сохранила свое довоенное название.

Компания «Еlесtrecord» была осно­вана в 1932 году, и как другие ее коллеги из стран бывшего социалистического лагеря, на протяжении многих десятилетий являлась лидером-монополистом в индустрии грам­записи. Для новой рекорд-фирмы оборудование было закуплено в Германии и привезено в 1932 году в Бухарест для ввода в эксплуатацию. Новый объект был назван «Label Electrecord». К 1937 году, студия уже имеет свой завод, а для распространения записей румынских артистов заключает соглашение с немецкой компанией «Кристалл». В этом же году были выпущены первые записи «Электрекорда». В период 1939-1940 гг. тираж пластинок составил около70 000 экземпляров в год.

В связи с национализацией частных фирм в 1948 году компания «Электрекорда» была национализирована. В это же время происходит обновление оборудования и технологий, в результате уже в 1956 году виниловые пластинки изготавливаются параллельно с пластинками из шеллака.

Для того, чтобы избежать импорта грампластинок из Западной Европы и США, руководство коммунистической Румынии часто требовало от «Электрекорда» делать копии некоторых дисков, произведенных за границей.

Сравнение копий, произведенных «Электрекордом», с оригинальными версиями пластинок было предметом многочисленных анекдотов, поскольку плохое качество румынских дисков было очевидным. Но, несмотря на это, «Electrecord» все-таки предлагал местным меломанам ряд пластинок, которые с удовольствием приобретались для пополнения коллекций.В целях увеличения продажи дисков с конца 1960-х годов «Electrecord» даже непродолжительное время издавал произведения западных рок-музыкантов. Как пра­вило, обложки всех альбомов были плохо оформлены, с минимальной полиграфией и отсутствием полноценной информации на заднике.

1970-е годы характеризуется повышением качества записи, хотя, безусловно, оно было достаточно низким по сравнению с пластинками западного производства. В 1973 году «Электрекордом» была произведена первая стереозапись. Одной из особенностей данного румынского лейбла было то, что выпуск национальных продуктов, представляющих музыкальный поп- или рок-материал из других социалистических стран (кроме СССР), был сведен к минимуму. Настоящих лицензионных грампластинок западных рок-групп «Электрекордом» почти не издавалось.

Со второй половины 1970-х годов крайне редко, но рекординговая продукция по маркой «Электрекорда» могла выпускаться и на компакт-кассетах.В середине 1980-х гг. годовой тираж выпускаемых этой компанией пластинок составил 6-7 миллионов экземпляров. Было начало производство лицензионных дисков зарубежных исполнителей. «Электрекорд» начинает также выпускать экспортные варианты дисков румынских музыкантов с текстом на английском языке. В 1982 году параллельно с выпуском грампластинок компания «Еlесtrecord» занимается широким выпуском компакт-кассет с записью. В 1983 году происходит реконструкция производственной линии, для чего закупается в Швеции оборудование.

После декабрьских революционных событий 1989 года, компания «Еlесtrecord» потеряла свой статус монополиста, одна­ко сумела сохраниться до сих пор. С 1990 года «Electrecord» постепенно утратил свое положение даже на национальном фонографическом рынке, поскольку к этому времени в Румынии уже стали появляться новые рекординговые компании.

К 1995 году в связи развитием рынка компакт-дисков производство грампластинок на «Электрекорде» было прекращено, в том числе и из-за отсутствия заявок на рекординговую продукцию этого вида. Но выход из тупика был найден в 1996 году. Через два года здание с оборудованием фирмы было продано британской компании на сумму 40 000 долларов. На эти деньги новыми собственниками была куплена абсолютно новая мощная студия звукозаписи. После этого компания перепрофилировалась на изготовление и выпуск компакт-дисков как новых записей, так и переиздание старого каталога «Электрекорда» в цифровом формате (на компакт-дисках). В 2002 году был оборот «Electrecord» составил в эквиваленте 2,16 млн. долларов. В 2003 году государство выкупило на себя контрольный пакет акций «Electrecord» (59,76%) [21].

Компания «Еlесtrecord» является членом Международной федерации звукозаписывающей индустрии (I.F.P.I.) и Международной федерации организации фестивалей (F.I.D.O.F.) [4].

Сегодня на современном румынском рынке фонографической продукции успешно работают многочисленные рекординговые компании [22]. Заслуживает особого интереса тот факт, что некоторые из новых рекорд-лейблов Румынии, пробуют наладить системное производство виниловых грампластинок с использованием новейших технологий. И на этом поприще им уже сопутствует определенный успех. Так, в частности, созданный в 2010 году лейбл «Sintope Vinyl Series» был изначально мотивирован на производство, выпуск и продвижение реально качественной музыки, представляющей разнообразие современных стилей. Данный рекорд-лейбл имеет суб-лейбл «Sintope Digital».

Часть пятая. Чехословацкая Социалистическая Республика

В ЧССР во времена социализма действовало три основные фирмы грампластинок – «Supraphon», «Opus» и «Panton».

Предприятие под названием «Граммофонные заводы» («Gramophone Works») как юридическое лицо было зарегистрировано в 1948 году. В некоторых источниках дата создания указана на год раньше – 1947 год [23]. С 1946 года «Супрафон» («Supraphon») получил статус экспортного департамента головной компании «Gramofonové závody» и одновременно ее торговой маркой [24]. В 1969 компания получила статус независимого издателя «Supraphon n.р.». К концу 1960-х го­дов каталог компании активно пополнялся исполнителями биг-бита, рок-н-ролла, ко­торые, благодаря целенаправленной экс­портной политике, также стали издавать­ся за рубежом. Определенная конкуренция исходила от новой компании «Раnton», но она скорее была призвана облегчить нагрузку на «Супрафон» из-за увеличившегося спроса на легкую и рок-музыку. Итак, в 1969 году «Ultraphon» окончательно был преобразован в «Supraphon A.S.». С этого времени «Супрафон» является крупнейшей чехословацкой фирмой звукозаписи, выпускающей грампластинки, компакт-кассеты, а также книги и другие печатные издания по музыке.

Второй чешской рекорд-компанией стала фирма «Пантон» («Рanton»). Изначально «Пантон», основанный в 1958 году в Праге как издательская компания, специализировался на публикации и выпуске национальной музыки (особенно партитуры), большей частью современных чешских композиторов. Первоначально «Пантон» действовал фактически в статусе дочерней компании или сублейбла относительно головной фирмы ЧССР – «Супрафона».

С 1967 г. «Пантон» получил статус звукозаписывающего лейбла [25]. В других источниках указано, что в качестве рекординговой компании «Пантон» начал действовать с 1968 года [26]. А некоторые вообще называют годом основания «Пантона» – 1971 год. Сфера выпуска грампластинок под маркой «Пантон» была сосредоточена на cовременных чешских композиторов классической музыки.

В 1970-е годы «Пантон» стал постепенно уходить от узкой специализации в сфере классической чешской музыки, навязанной ему «Супрафоном». В результате значительно расширился каталог музыкальных стилей – кантри, фолк, соул, джаз и джаз-рок, что существенно способствовало развитию музыкальной культуры в Чехословакии.

Таким образом, наиболее активным периодом рекординговой деятельности лейбла «Пантон» следует считать с момента образовании до середины 1990-х годов. В настоящее время чешская часть фонографического каталога «Пантона» принадлежит «Супрафону».

Словацкий филиал «Пантона», именуемый как «Бонтон» («Bonton»), первоначально был также продан «Супрафону», но вскоре словацкую часть каталога выкупил «Опус» [9], ставший к тому времени полноценным словацким лейблом.

Лейбл «Бонтон», учрежденный в 1990 году, активно производил различную медиапродукцию, в том числе фильмы, видео и радио, а также осуществляла рекординговую деятельность по записи музыкальных фонограмм. Но с 1993 года в результате приватизации, «Cупрафон» получил статус мажоритарного акционера издательства «Bonton Supraphon Inc». Последнему принадлежат звукозаписывающие издательства «Albatros», «Bonton Film», «Bonton Music» и некоторые другие крупные компании в области культуры. Репертуар «Bonton Music» составлял чешский рок, поп, джаз и фолк, а «Супрафон», уже как структурное подразделение этой компании, с 1994 года был сосредоточен, главным образом, на выпуске классической музыки. Данный юридический статус «Супрафон» сохранялся до 2008 года. С января 1998 года фактически уже новый «Супрафон» попытался взять под контроль обе чехословацкие рекорд-компании, оставшиеся после распада ЧССР, «Опус» и «Пантон». В феврале 1998 года «Бонтон» и голландская фирма «Sony Software B.V.» создают совместное предприятие – акционерное общество, где 49% оставалось за чешским собственником, а 51% переходило к голландским партнерам [27]. Как юридическое лицо лейбл «Бонтон» прекратил свое существование в 2003 году. С осени 2008 года владельцем «Супрафона» становится «Music pro a.s.». Сегодня «Супрафон» продолжает лучшие традиции своей истории. Важным пунктом его звукозаписывающего бизнеса является издание классической музыки, который знаменит этот лейбл буквально по всему миру [28].

Третьей рекорд-фирмой ЧССР был словацкий лейбл «Опус» («Оpus»), созданный 1 января 1971 года в ЧССР как словацкий филиал головной чешской компании «Супрафон». К 1986 году «Опус» открыл свою собственную студию в Братиславе. К 1988 году «Опус» достиг своего пика популярности. К сожалению, «Опус» не имел своего завода и печатал пластинки на производственной базе «Супрафона» в Праге. Кстати, малоизвестно, но некоторые пластинки словацкого «Опуса» выходили на производственных площадях и при технической поддержке Апрелевского завода грампластинок. Вместе с тем, гордостью «Опуса» можно было без преувеличения считать его фирменную студию звукозаписи, которая была сдана в эксплуатацию в декабре 1986 года. Во второй половине 1980-х годов она была не просто лучшей студией в ЧССР, но и одной из лучших в Европе [29].

Уже к началу 1990-х годов «Опус» одной из первых в индустрии граммофонной промышленности из социалистических стран перешел на выпуск компакт-дисков для лазерных проигрывателей – на 1988 год было выпущено 17 наименований CD, правда их стоимость в то время была достаточно высокой.

Существует и четвертая фирма грамзаписи, основанная еще во времена ЧССР – «Slovart Records» (иногда указывается название «Slovart Music, s.r.o.»). Продюсерская работа была сосредоточена на записи и издании старинной музыки и музыкальных произведений, которые, как правило, не относятся к типичному репертуару других фирм грамзаписи. Имеет филиалы в Польше и Чехии. С момента своего скромного начала «Slovart Music» стал первым словацким лейблом, которым были записаны и выпущены музыкальные треки многоканальных форматов SACD и DVD-аудио информации [30].

Пятой звукозаписывающей компанией ЧССР была «Monitor-EMI». Первоначально компания «Monitor» была типичной новой небольшой рекординговой компанией, выпускающей грампластинки и магнитофонные компакт-кассеты, имевшей весьма регионально-ограниченный успех благодаря записями местных артистов, исполнявших панк-рок и паб-рок. Однако вскоре после политических изменений в Чехословакии компания приостановила свою деятельность в ноябре 1989 года.

В 1990 году компания возобновила свою деятельность с логотипом «Monitor Records Ltd.». В 1994 году «Monitor» объединился с «EMI», что повлекло изменение наименования на «Monitor-EMI» [6]. 29 марта 1999 г. произошло еще одно переименование как «EMI Czech Republic s.r.o.» [31]. 5 ноября 2001 года компания реорганизовалась в «Monitor-EMI s.r.o.», акционерами которой стали «EMI Group International B.V.» (85,7%) и «Delta Holdings B.V.» (14,3%). Музыкальная продукция преимущественно в виде СD выпускается под торговыми марками «Monitor», «Escape» и «Nejbr» [32]. Сублейблами являются «Monitor Slovakia» и «Reflex Records».

Часть шестая. Германская Демократическая Республика

В Германской Демократической Республикеединственной официальной звуко­записывающей компанией, просуществовавшая вплоть до 1990 года, была «Deutsche Schallplatten Berlin». Широко известная торговая марка «Амига» («Amiga») была звукозаписывающим лейблом поп-музыки, входившим в структуру головной восточногерманской компании звукозаписи.

Первой компанией в послевоен­ное время стала частная «Lied Der Zeit GmbH», основанная 12 августа 1946 года немецким актером и певцом-коммунистом Эрн­стом Бушем с разрешения советской военной администрации. В том же году были образованы дочерние торговые марки компании: «Amiga» – для легкой, развле­кательной поп-музыки и «Eterna» – для клас­сической и народной музыки.

В некоторых других источниках указано, что звукозаписывающий лейбл «Амига» как структурное подразделение компании «VEB Deutsche Schallplatten Berlin» был создан годом позднее, т.е. в мае 1947 года [33]. Называется и более точная дата создания «Амиги» как сублейбла «VEB Deutsche Schallplatten Berlin» – 3 февраля 1947 года [34].

1 апре­ля 1953 года лейбл был переименован в «VEB Lied Der Zeit», а в 1954 году был продан в восточногерманскую государственную звукозапись «VEB Berlin», находившуюся под контролем со стороны Министерства культуры ГДР, и наконец, 18 марта 1955 го­да стал называться «VEB Deutsche Schallplatten Berlin» [35].

«Amiga» как лейбл основан в Восточной Германии в 1954 году в подчинении Министерства культуры. Предполагалось, что фонографическая продукция под торговой маркой «Амига» должна была охватывать весь спектр популярной музыки. В том числе бит, рок и поп-музыку, джаз, народную музыку и популярную инструментальную музыку.

У «Deutsche Schallplatten Berlin» действовал еще один сублейбл «Aurora», который был сосредоточен исключительно на переиздании творчества знаменитого немецкого актера, певца и видного деятеля международного коммунистического движения Ernst Busch, который к тому же был основателем «Lied der Zeit GmbH» (1946) – «Deutsche Schallplatten Berlin». Этот сублейбл действовал с 1967 по 1981 год.

3 февраля 1947 года в ГДР был основана еще одна звукозаписывающая фирма «Eterna» – также предшественница «Deutsche Schallplatten Berlin», специализирующаяся на производстве классической музыки, политических песен, фолка, джаза и некоторых религиозных записях.

И, наконец, в ГДР с 1971 по 1989 год действовал еще один сублейбл «Nova», выпускавший исключительно виниловые грампластинки (т.е. этим сублейблом компакт-кассеты не выпускались) с музыкой различных жанров, в том числе блюз, джаз и рок.

Интересен тот факт, что на многих внутренних этикетках пластинок сублейбла «Nova» сделаны пояснительные надписи только на русском языке тип «Супер Партии. Подбор современной популярной танцевальной музыки для юных слушателей», а все остальные реквизиты – на немецком. На этикетках «Амиги» использовались пояснительные надписи на русском языке.

К концу 1980-х годов «Амига» стала выпускать пластинки совместного производства при официальном участии западных партнеров.

В связи с объединением Германии 3 октября 1990 года практически сразу компания была переименована в «Deutsche Schallplatten GmbH» и под этим именем функционировала вплоть до конца 1993 года. За этот промежуток времени компания практически полностью постаралась перейти на выпуск музыкальной продукции на новых носителях – компакт-дисках. Однако в 1994 году лейбл не прошел лицензирование (!) и утратил права на дальнейший выпуск музыкальной продукции в объединенной Германии. Тем не менее, значительная часть «амиговского» каталога переиздавалась на компакт-дисках другими немецкими лейблами. Причем издатели, видимо из маркетинговых побуждений, иногда указывали традиционную марку «Амига» как известный бренд [36]. Таким образом, за период с 1947 по 1994 года наследие «Амиги» составило более чем 30 000 названий (производства 2 200 и 5 000 синглов записи). Как торговая марка для выпуска записей периода ГДР «Амига» все еще используется.

Заметим, что лейбл «Амига» также имел западный сублейбл под наименованием «Bellaphon», основанный в 1961 году Бранко (Браниславом) Живановичем, штаб-квартира которого находилась во Франкфурте-на-Майне [37]. По другим данным «Bellaphon» был основан 25 ноября 1963 года [33]. Именно через этот сублейбл по отношению к «Амиге» музыкальная продукция исполнителей из ГДР и других социалистических стран Восточной Европы становилась доступной в Западной Европе.

Итак, изложенный материал исследования позволяет прийти к выводу о том, что, с одной стороны, торговая марка «Амига» была создана единственной в ГДР звукозаписывающей компанией «Deutsche Schallplatten Berlin» как рекорд лейбл со статусом юридического лица для производства, распространения и продвижения аудиозаписей, главными из которых выступали виниловые грампластинки и компакт-кассеты. Вместе с тем, с другой стороны, по отношению к «Deutsche Schallplatten Berlin» «Amiga» на протяжении всего периода своего существования – неполных сорока лет с 1955 по 1994 год, находилась в статусе дочернего лейбла (сублейбла), обеспечивая деятельность на международном рынке и некоторые другие коммерческие цели. Это вовсе не противоречит мировой практике, поскольку крупные фонографические компании могли иметь несколько сублейблов, которые, в свою очередь, сами также могли создавать дополнительные (дочерние для них) «сабы» и так далее по нисходящей, со всеми вытекающими организационно-правовыми ограничениями. Так у «Aмиги» был сублейбл «Bellaphon». Как правило, статусу юридического лица в этой организационной конструкции мог соответствовать каждый из составляющих ее структурных элементов. Но вместе с этим могли быть и иные условия. Таким образом, сублейблы имеют наиболее значимую роль в среде музыкального бизнеса.

Очевиден также и тот факт, что торговая марка «Амига» юридически «пережила» как создавшую ее базовую компанию «Deutsche Schallplatten Berlin» и ее правопреемника «Deutsche Schallplatten GmbH» на два года, так и страну, в которой была создана (ГДР) на пять лет [38].

Часть седьмая. Венгерская Народная Республика

Современная венгерская звукозапись появилась в 1951 году, когда государство создало «Hungarian Record Company (MHV)». «Нungaroton» была единственной в Венгрии звукозаписывающей компанией-монополистом на протяжении всего коммунистического периода. К началу 1950-х годов все венгерские частные предприятия, специа­лизировавшиеся на грамзаписи, были национализированы. Первоначально компания называлась «Qualiton». В 1951 году по решению Совета Народного Хозяй­ства была создана Венгерская фирма грампластинок. В 1962 году на «MHV» была произведена первая стерео-запись [39]. В этот период «Qualiton» преобразовывается в государственную ком­панию «Magyar Hanglemezgyártó Vállalat» («Венгерская звукозаписывающая компа­ния»), сокращенно «МНV». С середины 1960-х годов, из-за увели­чившегося экспорта, основной маркой компании взамен «Qualiton» стал «Нungaroton», однако первая марка также осталась на рынке для выпуска фолк- и набирающей оборо­ты рок-музыки [40].

Интенсивное раз­витие «Хунгаротона» началось с 1971 года. В результате проведенной реконструкции студии были оснаще­ны самой современной аппаратурой, а новая фабрика грампластинок в городе Дорог уже готовится к се­рийному производству пластинок с записями по дигитальной системе.

В начале 1970-х годов, следуя новой ры­ночной стратегии, компания образовала несколько брендов для эстрадной, джа­зовой и рок-музыки: «Pepita», «Bravó» и «Krém». Так, специализация исключительно на поп- и рок-музыке была отведена подразделению «Нungaroton», именуемому как «Pepita».

С 1970-х годов, по определенным причинам маркетинговой политики, в структуре «МНV» был создан совет музыкальных лейблов, который играл роль координационного центра между «Bravó» и «Krém», а также самого известной марки «Pepita» [9]. Начало выпуска рок-продукции под новым лейблом «Пепита» было положено в 1970 году. В конце 1970-х – начале 1980-х годов под сублейблом «Pepita» были выпущены и долгоиграющие лицензионные пластинки ведущих мировых диско-, поп- и рок-музыкантов. Под маркой «Qualiton» же в 1970-е годы выпускались записи классической, цыганской и оперной музыки.

В начале 1980-х годов был образован но­вый лейбл «Start», которым маркировали записи популярных в то время коллективов стиля хэви-метал, пост-панка, электрон­ного рока, т.е. «новую волну» рок-испол­нителей.

В 1983 году «Хунгаротон» после серьезного спада сумел снова твердо встать на ноги. В 1984 году его оборот внутри страны увеличил­ся на 9,3%, в том числе на 16,7% увеличилась продажа пластинок с за­писями классической му­зыки и литературных произведений. На 11,6% перевыполнило пред­приятие свой экспортный план, во многом благо­даря тому, что «Хунга­ротон» в первом квар­тале 1984 года – то есть менее чем через год после крупных фирм грампластинок – сумел поставить на мировой рынок свои компакт-дис­ки [41].

К концу 1980-х годов завод, существенно изменив организационную структуру, уже полноценно выпускал компакт-диски с ежегодным тиражем 6,5 млн. штук. Остается не совсем понятным, как либерализация венгерского рынка в 1988 году [42], да еще при таких тиражах привела компанию практичес­ки к банкротству. Компания оказалась неспособ­ной рассчитаться по банковским займам для расширения производственных мощ­ностей и строительства новых заводов. Стремительное проникновение венгерской продукции на мировой рынок было остановлено в 1988 году. В это время на рынки Венгрии и других социалистических стран стали широко поступать пластинки известных музыкантов, как фирменные, так и выпущенные по лицензии западных фирм грамзаписи своими производителями. По этой причине эксклюзивность дисков «МНV» утрачивалась.

В результате к началу 1990-х годов продажи дисков «Hungaroton» резко сократились. Такие тенденции дополнительно усиливались также и тем, что необходимо было выплачивать банковские кредиты, полученные для строительства нового звукозаписывающего завода. Так, компания «Hungaroton Record Company» чуть было не разрушилась под действием указанных факторов. Несмотря на потерю оригинального имени, компания «Нungaroton» продолжи­ла выпуск продукции, используя старый торговый знак, но в иных качествах: в 1992 году была образован бренд «Нungaroton-Gong» – для легкой музыки, а в 1993 году – еще одно брендовое название «Нungaroton-Classic» – для классической и фолк-музыки, выпуска музыкальной литературы, детских сказок и некоторых других жанров, кото­рые контролировались несколькими не­зависимыми фирмами.

В результате с 1990 года (в некоторых источниках неточно указана дата – 1991 год) возникли студии «Hungaroton-Mega», «Hungaroton-Vivát», «Hungaroton-Mambo», «Hungaroton-Stone», «Hungaroton-Profil», «Hungaroton-Gong», действовавшие на правах сублейблов. И все же будущее компании оставалось неясным до 1995 года, когда «Нungaroton» оказался в огромной финансовой задолженности. Для разрешения данной конфликтной ситуации группа венгерских инвесторов возглавила «Hungaroton», в результате основной венгерский завод по выпуску рекординговой продукции «Dorogi Hanglemezgyár» в 1995 году был приватизирован, а затем в апреле 1995 года вовсе ликвидирован как юридическое лицо [43].

К счастью, правительство Венгрии по­заботилось об архиве компании, который представляет собой огромное культурное наследие страны, и приобрело значи­тельную долю акций во вновь образован­ной компании «Нungaroton Music Co.». Впрочем, на этот раз владельцы фирмы столкнулись с не менее глобальными про­блемами музыкального пиратства и неза­конного распространения музыки через Интернет.

В 1998 году компании «Нungaroton-Gong» и «Нungaroton-Classic» были объединены, и исключительно вся продукция стала выходить под маркой «Нungaroton Records», положив, таким образом, конец многолетней путанице для непосвященных. Лейбл «Нungaroton» являет собой один из редких примеров среди стран бывшего соцлагеря, который смог устоять благо­даря грамотной реорганизации, укрепить и вновь завоевать новый музыкальный ры­нок Венгрии, при этом значительная часть этой компании продолжает принадлежать государству [44].

Часть восьмая. Польская Народная Республика

Польская звукозапись, начинавшая свою историю задолго до Второй мировой войны, – одна из самых старых в Восточной Европе. В 1945 году фирма по выпуску грампластинок «Odeon» была переименована в «Polskie Zakłady Fonograficzne» – основу будущих «Polskie Nagrania». 1946 год встретил компанию с новым названием «Zakłady Fonograficzne «Muza»», а в 1947 г. она была переименова­на в «Warszawskie Zakłady Fonograficzne» [45]. Таким образом, торговая марка «Muza» существует с 1946 года.

В 1953 году были серьезные планы польского руководства на создание единого звукозаписывающего завода с большой мощностью, подчиненного государству. Однако, вначале возникло два пред­приятия: «Zakłady Nagrań Dźwiękowych» и «Fabryka Płyt Gramofonowych "Muza"», ко­торые исповедовали принцип разделения труда. Основной завод по выпуску грампластинок открыли в 1955 году. Наконец, в этом же году сформи­ровалось окончательное название госу­дарственной компании – «Polskie Nagrania Muza», сохранившееся до сих пор [46]. С 1956 года компания под названием «Роlskie Nagrania» зани­мает лидирующие позиции на польском рынке зву­козаписывающих услуг, которую не поко­лебала даже либерализация. При издании пластинок для реализации на западном рынке лейбл иногда использовал также такое название, как торговая марка «Tonpress». Это наименование родилось достаточно давно, еще в 1956 году, практически сразу после постройки нового здания завода по выпуску грампластинок в Варшаве.

В 1970-е годы на лейбле записывались как джазовые артисты, так и рок-музыканты. Это привело к тому, что продажи пластинок существенно возросли. В отличие от социалистических соседей лейбл «Polskie Nagrania Muza» практически не выпускал международных исполнителей, сфокусировавшись исключительно на национальных группах и исполнителях. Записывая джаз и классическую музыку, фирма «Муза» сильно пострадала, когда в 1980-е годы польское правительство решило создать конкурирующий лейбл «Polton», который был сконцентрирован больше на выпуске новой волны, легкой поп-музки и панк-движения.

Таким образом, во времена социализма в Польше функционировало 6 фонографических фирм, среди которых у фирмы «Польске Награня» было особое положении. Именно этот лейбл производил 70% от общего количества пластинок и магнитофонных кассет на польском рынке. С 1981 года фирма «Польске Награня» при­ступила к расширению своей произ­водственной базы (создание прес­сового цеха на 30 млн. пластинок и студийного комплекса).

После политического переворота в 1990 году лейбл «Muza» попытался возвратиться на рынок фонографической продукции, привлекая к записи современных поп-исполнителей, а также получив лицензию на продажу альбомов лучших западных артистов. С 1 июля 2005 года компания стала полностью принадлежать государству в лице фирмы «Polish State Recordings». Лейбл до сих пор записывает альбомы и выпускает некоторые замечательные сборники польского джаза, бит- и соул-музыки, которые хранятся в его богатом каталоге. Покупатели в настоящее время узнают торговую марку «Muza» по изображению маленького петуха на логотипе [9].

Второй по значимости польской рекординговой компанией была «Polton», созданная в 1983 году. Для производства новой музыкальной продукции в Польше было создано три лейбла, подчиненных государству – «Polton», «Savitor» и «Arston». «Польтон» был основан в 1983 году и из этих трех звукозаписывающих компаний стал самым крупным. К 1990 году лейбл «Polton» ушел от государственного контроля и стал коммерческим. Вместе с тем, в середине 1990-х годов «Polton» был продан «Warner Music Group» [9].

Польская фирма грамзаписи «Tonpress» («Тонпресс»), начинавшая с «сорокопяток», в конце 1970-х годов приступила к выпуску дисков-гигантов, на которые к середине 1980-х гг. перешла полностью [47]. В своей лицензионной политике с конца 1980-х гг. удачно сочетались коммерческие интересы с творческими, предоставляя польским любителям рок-музыки возможность познакомиться с труднодоступными образцами рок-классики [48].

В ПНР в конце 1980-х гг. действовали, наряду с государственными (упомянутая выше «Польска награня», а также «Пронит», «Вифон» и «Веритон») звукозаписывающими предприятиями, также и кооперативные, самые значительные из которых – студия «CCS» и фирма «Польтон», но выпуск пластинок к 1990 году неуклонно падал, уступая место производству магнитофонных кассет с записью.

Основные выводы

Мы постарались обобщить восточно-европейский опыт в ретроспективе развития аудиозаписывающей индустрии с детальным описанием особенностей организации грамзаписи поп-музыки в период социализма, а также изложить результаты реформирования системы звукозаписывающих компаний в посткоммунистических европейских государствах.

Подведем основные итоги, основным из которых является тот факт, что музыкальная звукозапись (грамзапись, рекординг) каждой страны является неповторимым, уникальным и самобытным феноменом, с присущими национальными традициями и другими определяющими чертами и особенностями. Иными словами, можно сказать, что национальная музыкальная звукозапись – это в равной пропорции социально-политическое и музыкально-культурное лицо региона. Изучение истории компаний грамзаписи восточно-европейских стран и их продукции, как основ­ного источника, позволяет проследить процесс становления мировой аудиоиндустрии и пер­вичного аудиорынка во второй половине XX века.

Югославская школа грамзаписи рока включала три основные направления – Белградскую, Сараевскую и Загребскую рок-школы. Чехословацкая школа грамзаписи рока состояла из двух основных направлений – чешской (западно-чешской) и словацкой рок-школы. Существовали польская, венгерская, болгарская, румынская, восточно-германская национальные школы грамзаписи рока. С определенной долей условности можно сделать вывод о существовании двух немецких (западная и восточная) школ грамзаписи рока.

Итак, единой мировой системы звукозаписи не существует, равно как не существует универсальной модели рок-музыки. Грамзапись рок-музыки каждой страны является неповторимым, уникальным и самобытным феноменом, с присущими национальными традициями и другими определяющими чертами и особенностями. Иными словами, можно сказать, что национальная музыкальная звукозапись – это в равной пропорции социально-политическое и музыкально-культурное лицо региона.

В восточно-европейских странах, которые входили в бывшую социалистическую систему, один звукозаписывающий лейбл и один завод по выпуску пластинок были в Болгарии (лейбл и торговая марка «Balkanton») и Румынии (лейбл и торговая марка «Electrecord»); один звукозаписывающий лейбл, но с разветвленной производственной инфраструктурой был в Венгрии – лейбл «Magyar Hanglemezgyártó Vállalat – Нungaroton» и торговые марки «Pepita», «Start», «Bravo», «Favorit», «Krém», «Qualiton». В ГДР также был один звукозаписывающий лейбл «Deutsche Schallplatten Berlin», но торговая марка имела другое название – «Amiga».

Начала же рыночной многовекторности звукозаписывающей индустрии пытались создать в трех странах – Чехословакии, Польше и Югославии.

Исследование подтвердило гипотезу о том, что во второй половине ХХ столетия сформировалось такое самобытное мультикультурное и достаточно целостное явление, как социалистическая школа звукозаписи поп-музыки.

Общественные отношения, возникающие в процессе производства, выпуска и реализации грампластинок между автором, исполнителем, продюсером, звукозаписывающей компанией (лейблом), производственной организацией (заводом), оптово-розничной сетью (продавцами), субъектами информационно-рекламной деятельности (распространителями) и потребителями (покупателями), является по своему изначальному смыслу, экономико-технологическими, но на втором уровне своего развития трансформируются в социально-коммуникационные.

Итак, без социокомуникации (социальных структур общества, коммуникативных систем и средств коммуникации) музыкальная звукозапись невозможна. В информационно-закрытой идеологической системе в условиях социализма возник и получил самобытное развитие феномен грамзаписи, в содержание которого были вплетены особые компоненты, которые существенно отличали это явление от западной индустрии рекординга со своими социально-правовыми парадоксами. Этот феномен имел неоднородную многоуровневую структуру и межинституциональные связи, одним из подтверждений чего является рассмотренная чехословацкая и восточно-германская инфраструктура музыкальной звукозаписи.

В последнее время отмечают, что разновидностью социального взаимодействия является коммуникация, которая представляет собой последовательность дискурсов. Восприятие фонографической продукции (грампластинки, магнитофонной записи, компакт-диске и т.п.) не является конечной инстанцией в характеристике дискурса. Ведь этот продукт со временем можно обменять, продать, подарить и тогда его коммуникативное действие обратится на новый объект. То есть имеет место возможность цикличности. Но субъект (коллекционер, филофонист, меломан) может остановить такую динамику, оставив аудиопродукт у себя.

Теория коммуникации продуцирует свой определенный подход к познанию и объяснения феномена звукозаписи - коммуникативный, что обусловлено в этой науки объекта особого типа - коммуникации (общение). Филофоническое взаимодействие между людьми порождается и поддерживается с помощью типизации обстоятельств коммуникации в этой сфере (правила поведения). Выработка и принятие коллективной нормы и является результатом типизации содержания ментальных состояний филофонистов и меломанов.

Исходя же из положения о сложности и противоречивости процесса приобщения к культурным стандартам, вхождения в мир господствующей культуры (в том числе информационной) и опреде­ляющей роли субкультуры в этом процессе, можно согласиться с необходимостью выделения аудиокультуры как базовой подсистемы целостной фонографической системы информационной культуры, ее частного «звукового» случая, отличающе­гося некоторой локальностью и в определен­ной степени замкнутостью.

В последние годы все чаще соглашаются с тем, что из социалистического лагеря порой все же удавалось прорваться к западному слушателю отличной музыкальной продукции: прогрессивный рок 1970-х годов, новая волна 1980-х годов, движение фолк-рока.

Как известно, фольклорная песня отличается от популярной громадным количеством вариантов и непрофессиональностью. Наследие народно-национальной культуры нашли свое отражение в таком жанре, как «фолк-рок», объединяющий элементы фолка и рока. Термин «фолк-рок» впервые появился в американской музыкальной прессе в июне 1965-го года в связи с характеристикой дебютного альбома группы ПТИЦЫ (THE BYRDS) из Лос-Анджелеса, исполнившей традиционную народную музыку в рок-обработке.

Но особо яркими проявления фолк-рока были в Центрально-Восточной Европе. Слияние венгерской народной музыки и бита в Венгрии началось в 1965 году (ИЛЛЕШ). Позднее, ряд венгерских групп (БАРБАРО, ГЕПФОЛКЛОР, КОМОРАН и ДРАМЗ) разработали уникальный звук, применяя нечетные ритмы и приближаясь к прогрессивному року.

Многие группы прогрессивного рока 1970-х из Югославии включали в свое звучание элементы балканской народной музыки (группы КОРНИ ГРУПА, Ю ГРУПА, С ВРЕМЕНА НА ВРЕМЕ, СМАК, ЛЕБ И СОЛ и ДАХ). В конце 1980-х годов на фолк-рок переходят такие разноплановые группы, как ГРИВА, ГАЛИЯ и АЗРА. Автор-исполнитель Джордже Балашевич включает элементы народной музыки Воеводины в ряд своих песен.

Румынская группа ФЕНИКС с 1972 года внедряла элементы фолка в рок-музыку. Чешская группа ФЛАМЕНГО (FLAMENGO) появилась в 1966 г. и выпустила всего один альбом, ставший культовым. Многие специалисты называют этот альбом лучшим в истории чешской рок-музыки. Представителями чешского фолк-рока также являются ASPM, МАРСИАС (MARSYAS), Власта Редл, Владимир Мишек, Ян Кубик, Петр Каландр (так называемый чешский Боб Дилан) и другие.

Во второй половине ХХ столетия рекординг стал особым типом музыкальной грамзаписи и одновременно продолжает до сих пор оставаться уникальным институтом социальной коммуникации. Таким образом, без преувеличения можно согласиться с тем, что десятки (если не сотни) качественных наименований музыкальных продуктов не только прорвались к мировому слушателю из социалистических стран, но и значительно обогатили западную поп- и рок-музыку уникальными метастилистическими находками и «своими» композиционными решениями.

Конечной задачей исследования было построение целостной системы развития филофонического взаимодействия в условиях новой коммуникационной реальности, в которой тесно переплетаются различные уровни научного знания.

Сегодня в Интернет-пространстве наибольшее количество информационных ресурсов, связанных с музыкой социалистического прошлого из всех бывших социалистических стран (кроме Югославии) действуют в Чехии и Словакии. Объединенная Германия же значительно уступает этим показателям, что говорит о меньшей востребованности этого культурного среза прошлого.

Отдельной проблемой остаются юридические вопросы, возникающие при цифровой реставрации фонографических раритетов прошлого. В современных условиях развития высоких технологий музыкальная индустрия переживает не самые лучшие времена, а будущее требует новой платформы, которая построит здоровые отношения между слушателями и музыкантами. Поэтому на сегодняшний день перспективным является задача по разработке эффективной системы противодействия контрафактном рекординга правовыми средствами с одновременным развитием социально-коммуникационных основ использования уникального фонографической фонда, в частности Восточной Европы. Попробуем вывести тренды в сфере переиздания фонографического наследия.

В настоящее время хуже всего переиздаются в странах Юго-Восточной Европы виниловые пластинки в формате компакт-дисков в Румынии и Болгарии, а наиболее активная и системная работа в этом направлении сегодня ведется компаниями грамзаписи Хорватии. Наибольшее количество информационных ресурсов, связанных с популярной музыкой социалистического прошлого в стране, которой сегодня на политической карте мире больше не существует – это субъекты бывшей Югославии, несколько меньше в Болгарии, а наименьший показатель оказался у Румынии.

Как видно, один чешский «Supraphone», мало того, что не утратил своего оригинального «родного» названия, но и в новых информационных, экономических и технологических условиях нашел свое место, с высокой производительностью выпуская качественную фонографическую продукцию.

Исходя из проведенного анализа считаем гипотезу о том, что во второй половине ХХ столетия «социалистическая» музыкальная звукозапись являлась уникальным институтом социальной коммуникации, считаем вполне доказанной.

Дальнейшие перспективы исследований видим в изучении особенностей рекординга (грамзаписи) как средства социальной коммуникации в других посткоммунистических странах, а также в детальном исследовании новейших тенденций, происходящих в рекординговой и филофонической сферах. Сегодня даже возникают новые термины, такие как «метамузыка» и «постмузыка». Кроме того, одним из новейших субкультур стала «субкультура риперов». По своей сути, этот вид деятельности является одной из форм проявления «пиратства».

Исходя из сказанного, требуют дальнейшего изучения вопросы обобщения и создания прогностической модели кодекса профессиональной и корпоративной этики в сфере звукозаписывающей деятельности (рекординга) и потребителей фонографической продукции (филофонистов) как универсального документа в этой области массовой коммуникации.

Таким образом, меломания по своему коммуникационному содержанию является особым видом филофонической коммуникации (социальное взаимодействие коллекционеров), где основным коммуникативным средством выступает коллекционирование (как активное действие). Так что системная популяризация чешского, словацкого, болгарского, польского, румынского, венгерского, сербского, хорватского, македонского, албанского, боснийского, черногорского, словенского, восточно-германского рекординга еще ждет своих исследователей.

Библиография
1.
PGP-RTB // Wikipedia [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://en.wikipedia.org/wiki/PGP-RTB.
2.
Radio Televisionof Serbia // Wikipedia [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://en.wikipedia.org/wiki/Radio_Television_of_Serbia.
3.
Založbakasetinplošč RTV Ljubljana // Wikipedia [Электронный ресурс].– Режим доступа: http://en.wikipedia.org/wiki/Založba_kaset_in_plošč_RTV_Ljubljana.
4.
Гаевский А.Ю. Рок Восточной Европы. Энциклопедический справочник. / А.Ю. Гаевский – Выпуск 1. – М. : Изд-во ИП Галин А.В., 2009. – С.415.
5.
Vodstvo zavoda // RTVSlo [Электронный ресурс]. – Режим доступа:www.rtvslo.si/ortv/.
6.
Jugodisk // Wikipedia [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://en.wikipedia.org/wiki/Jugodisk.
7.
Beograd Disk // Labels [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://rateyourmusic.com/label/beograd_disk/3.
8.
Beograd Disk // Discogs [Электронный ресурс]. – Режим доступа:www.discogs.com/label/Beograd+Disk.
9.
State Labels of Central Europe (1960-1990) // Eurоpopmusic [Электронный ресурс].– Режим доступа: www.europopmusic.eu/Newsletters/Features/State_labels.html.
10.
Suzy (recordlabel) // Wikipedia [Электронный ресурс].– Режим доступа: http://en.wikipedia.org/wiki/Suzy_(record_label).
11.
Menart // Menart Records website (in Slovenian) [Электронный ресурс].– Режим доступа: www.menart.si/.
12.
Синеокий О.В. Организация грамзаписи рок-музыки и правовой статус рекординговых лейблов в Югославии: история и современность / О.В. Синеокий // Вісник Запорізького національного університету: [збір. наук.стат.] / юридичні науки. – 2012. – №2. – С. 27-36.
13.
Гаджев В. «Балкантон» и юнаците от «Хайдушка поляна» / Владимир Гаджев // e-vestnik.bg, 30 април 2008 г. (Посетен на: 05 февруари 2010 г.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://e-vestnik.bg/3790.
14.
Бориславов И. Първият български авиатор Симеон Петров / И. Бориславов // Клуб Криле, бр. 9 (159), септември, 2008 г.
15.
Енциклопедия на българската музикална культура. – София : Издателство на БАН, 1967. - С.37.
16.
Гофман П.Х. АБВ на поп музиката / П. Гофман, Й. Рупчев. – София : ДИ «Музика», 1988. – С. 16.
17.
Балкантон: каталог [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.discogs.com/label/Балкантон.
18.
Липатов, А. Бутлеги. Каждый, право, имеет право? / А. Липатов // Мелодия. – 2001. – №3. – С. 40-43.
19.
Звукозаписно Студио «Граффити» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.graffittistudio.com/bg/recording-studio.html.
20.
A Short History of Balkanton Records 18-08-2008 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.ucis.pitt.edu/opera/OFB/misc/balkantn.htm.
21.
Electrecord [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.electrecord.ro/.
22.
Record labels From Romania // Labels [Электронный ресурс].– Режим доступа: www.residentadvisor.net/labels.aspx?area=50.
23.
Československá hudba no gramofonových deskách: Ultraphon, Esta, Supraphon. Gramofonové závody, V Praze, 1947. – P.61.
24.
Неnnessey M. Supraphon Comes of Age / Mike Неnnessey // Billboard. 1967. September, 23. – P.1.
25.
Panton Records // Wikipedia. [Электронный ресурс].– Режим доступа: http://en.wikipedia.org/wiki/Panton_Records.
26.
Panton // Discogs. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.discogs.com/label/Panton.
27.
Shepherd J. Continuum Encyclopedia of Popular Music of the World. Volume 1: Media, Industry And Society. London: Continuum International Publishing Group, 2003. – P.61.
28.
Historie Supraphonu // Supraphon. – 2010. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://supraphon.cz/cs/o-firme/historie/.
29.
Показывают социалистические страны: Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Чехословакия, Югославия // Радио. – 1975. – №9. – C. 20-27.
30.
Slovart Music. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.slovartmusic.sk/.
31.
Monitor-EMI s.r.o. // Discogs. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.discogs.com/label/Monitor-EMI+s.r.o.
32.
EMI Czech Republic s.r.o. // Discogs. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.discogs.com/label/EMI+Czech+Republic+s.r.o.
33.
Bellaphon // Discogs. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.discogs.com/label/Bellaphon.
34.
Amiga // Discogs. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.discogs.com/label/Amiga.
35.
VEB Deutsche Schallplatten Berlin // Wikipedia. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://de.wikipedia.org/wiki/VEB_Deutsche_Schallplatten_Berlin.
36.
Amiga (Plattenlabel) // Wikipedia. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://de.wikipedia.org/wiki/Amiga_(Plattenlabel).
37.
Bellaphon Records // Wikipedia. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://en.wikipedia.org/wiki/Bellaphon_Records.
38.
Синеокий О.В. Политика организации индустрии грамзаписи в ГДР и особенности правового статуса рекорд-лейбла «Amiga» / О.В. Синеокий // Вісник Донецького національного університету: Серія В. Економіка і право. – 2012. – №1. – С. 296-303.
39.
Синеокий О.В. Бит двух цивилизаций : Cага о правовой грамзаписи поп-музыки до и после гибели мировой системы социализма / О.В. Синеокий ; [Петар Янятович (Белград, Сербия), Йозеф Раж и Михал Чимера (Братислава, Словакия) – предисловие, Игорь Куприянов (Москва, Россия) – послесловие] ; под. ред. А.В. Галина. – Вып. 3 (Cерия «Рок Восточной Европы»). – М. : Изд-во ИП Галин А.В., 2012. – 520 с.
40.
Sági M. Music on Records in Hungary / Mária Sági // In The Phonogram in Cultural Communication (ed. Kurt Blaukopf). – Wien. Springer-Verlag, 1982. – p. 113.
41.
Борш Е. Фирма «Хунгаротон». Проблемы и решения / Ене Борш // Мелодия. – №2. – 1986. – С. 34-35.
42.
Hungaroton // Wikipédia [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://hu.wikipedia.org/wiki/Hungaroton.
43.
Dorogi hanglemezgyár // Wikipédia [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://hu.wikipedia.org/wiki/Dorogi_hanglemezgyár.
44.
Гаевский А.Ю. Рок Восточной Европы. Энциклопедический справочник. / А.Ю. Гаевский – Выпуск 1. – М. : Изд-во ИП Галин А.В., 2009. – C. 411.
45.
Z historii «Polskich Nagrań» // MUZA Polskie Nagrania [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.polskienagrania.com.pl/o_quot_polskich_nagraniach_quot/.
46.
Polskie Nagrania «Muza» // Wikipedia [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pl.wikipedia.org/wiki/Polskie_Nagrania_Muza.
47.
Polton // Label Info [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://rateyourmusic.com/label/polton/va/.
48.
Ухов Д. Импортные пластинки / Д. Ухов // Мелодия. – №4. – 1988. – С. 54-55.
References (transliterated)
1.
PGP-RTB // Wikipedia [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://en.wikipedia.org/wiki/PGP-RTB.
2.
Radio Televisionof Serbia // Wikipedia [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://en.wikipedia.org/wiki/Radio_Television_of_Serbia.
3.
Založbakasetinplošč RTV Ljubljana // Wikipedia [Elektronnyi resurs].– Rezhim dostupa: http://en.wikipedia.org/wiki/Založba_kaset_in_plošč_RTV_Ljubljana.
4.
Gaevskii A.Yu. Rok Vostochnoi Evropy. Entsiklopedicheskii spravochnik. / A.Yu. Gaevskii – Vypusk 1. – M. : Izd-vo IP Galin A.V., 2009. – S.415.
5.
Vodstvo zavoda // RTVSlo [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa:www.rtvslo.si/ortv/.
6.
Jugodisk // Wikipedia [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://en.wikipedia.org/wiki/Jugodisk.
7.
Beograd Disk // Labels [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa:http://rateyourmusic.com/label/beograd_disk/3.
8.
Beograd Disk // Discogs [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa:www.discogs.com/label/Beograd+Disk.
9.
State Labels of Central Europe (1960-1990) // Europopmusic [Elektronnyi resurs].– Rezhim dostupa: www.europopmusic.eu/Newsletters/Features/State_labels.html.
10.
Suzy (recordlabel) // Wikipedia [Elektronnyi resurs].– Rezhim dostupa: http://en.wikipedia.org/wiki/Suzy_(record_label).
11.
Menart // Menart Records website (in Slovenian) [Elektronnyi resurs].– Rezhim dostupa: www.menart.si/.
12.
Sineokii O.V. Organizatsiya gramzapisi rok-muzyki i pravovoi status rekordingovykh leiblov v Yugoslavii: istoriya i sovremennost' / O.V. Sineokii // Vіsnik Zaporіz'kogo natsіonal'nogo unіversitetu: [zbіr. nauk.stat.] / yuridichnі nauki. – 2012. – №2. – S. 27-36.
13.
Gadzhev V. «Balkanton» i yunatsite ot «Khaidushka polyana» / Vladimir Gadzhev // e-vestnik.bg, 30 april 2008 g. (Poseten na: 05 fevruari 2010 g.) [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://e-vestnik.bg/3790.
14.
Borislavov I. P''rviyat b''lgarski aviator Simeon Petrov / I. Borislavov // Klub Krile, br. 9 (159), septemvri, 2008 g.
15.
Entsiklopediya na b''lgarskata muzikalna kul'tura. – Sofiya : Izdatelstvo na BAN, 1967. - S.37.
16.
Gofman P.Kh. ABV na pop muzikata / P. Gofman, I. Rupchev. – Sofiya : DI «Muzika», 1988. – S. 16.
17.
Balkanton: katalog [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.discogs.com/label/Balkanton.
18.
Lipatov, A. Butlegi. Kazhdyi, pravo, imeet pravo? / A. Lipatov // Melodiya. – 2001. – №3. – S. 40-43.
19.
Zvukozapisno Studio «Graffiti» [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.graffittistudio.com/bg/recording-studio.html.
20.
A Short History of Balkanton Records 18-08-2008 [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.ucis.pitt.edu/opera/OFB/misc/balkantn.htm.
21.
Electrecord [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.electrecord.ro/.
22.
Record labels From Romania // Labels [Elektronnyi resurs].– Rezhim dostupa: www.residentadvisor.net/labels.aspx?area=50.
23.
Československá hudba no gramofonových deskách: Ultraphon, Esta, Supraphon. Gramofonové závody, V Praze, 1947. – P.61.
24.
Nennessey M. Supraphon Comes of Age / Mike Nennessey // Billboard. 1967. September, 23. – P.1.
25.
Panton Records // Wikipedia. [Elektronnyi resurs].– Rezhim dostupa: http://en.wikipedia.org/wiki/Panton_Records.
26.
Panton // Discogs. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.discogs.com/label/Panton.
27.
Shepherd J. Continuum Encyclopedia of Popular Music of the World. Volume 1: Media, Industry And Society. London: Continuum International Publishing Group, 2003. – P.61.
28.
Historie Supraphonu // Supraphon. – 2010. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://supraphon.cz/cs/o-firme/historie/.
29.
Pokazyvayut sotsialisticheskie strany: Bolgariya, Vengriya, GDR, Pol'sha, Chekhoslovakiya, Yugoslaviya // Radio. – 1975. – №9. – C. 20-27.
30.
Slovart Music. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.slovartmusic.sk/.
31.
Monitor-EMI s.r.o. // Discogs. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.discogs.com/label/Monitor-EMI+s.r.o.
32.
EMI Czech Republic s.r.o. // Discogs. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.discogs.com/label/EMI+Czech+Republic+s.r.o.
33.
Bellaphon // Discogs. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.discogs.com/label/Bellaphon.
34.
Amiga // Discogs. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.discogs.com/label/Amiga.
35.
VEB Deutsche Schallplatten Berlin // Wikipedia. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://de.wikipedia.org/wiki/VEB_Deutsche_Schallplatten_Berlin.
36.
Amiga (Plattenlabel) // Wikipedia. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://de.wikipedia.org/wiki/Amiga_(Plattenlabel).
37.
Bellaphon Records // Wikipedia. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://en.wikipedia.org/wiki/Bellaphon_Records.
38.
Sineokii O.V. Politika organizatsii industrii gramzapisi v GDR i osobennosti pravovogo statusa rekord-leibla «Amiga» / O.V. Sineokii // Vіsnik Donets'kogo natsіonal'nogo unіversitetu: Serіya V. Ekonomіka і pravo. – 2012. – №1. – S. 296-303.
39.
Sineokii O.V. Bit dvukh tsivilizatsii : Caga o pravovoi gramzapisi pop-muzyki do i posle gibeli mirovoi sistemy sotsializma / O.V. Sineokii ; [Petar Yanyatovich (Belgrad, Serbiya), Iozef Razh i Mikhal Chimera (Bratislava, Slovakiya) – predislovie, Igor' Kupriyanov (Moskva, Rossiya) – posleslovie] ; pod. red. A.V. Galina. – Vyp. 3 (Ceriya «Rok Vostochnoi Evropy»). – M. : Izd-vo IP Galin A.V., 2012. – 520 s.
40.
Sági M. Music on Records in Hungary / Mária Sági // In The Phonogram in Cultural Communication (ed. Kurt Blaukopf). – Wien. Springer-Verlag, 1982. – p. 113.
41.
Borsh E. Firma «Khungaroton». Problemy i resheniya / Ene Borsh // Melodiya. – №2. – 1986. – S. 34-35.
42.
Hungaroton // Wikipédia [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://hu.wikipedia.org/wiki/Hungaroton.
43.
Dorogi hanglemezgyár // Wikipédia [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://hu.wikipedia.org/wiki/Dorogi_hanglemezgyár.
44.
Gaevskii A.Yu. Rok Vostochnoi Evropy. Entsiklopedicheskii spravochnik. / A.Yu. Gaevskii – Vypusk 1. – M. : Izd-vo IP Galin A.V., 2009. – C. 411.
45.
Z historii «Polskich Nagrań» // MUZA Polskie Nagrania [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.polskienagrania.com.pl/o_quot_polskich_nagraniach_quot/.
46.
Polskie Nagrania «Muza» // Wikipedia [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://pl.wikipedia.org/wiki/Polskie_Nagrania_Muza.
47.
Polton // Label Info [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://rateyourmusic.com/label/polton/va/.
48.
Ukhov D. Importnye plastinki / D. Ukhov // Melodiya. – №4. – 1988. – S. 54-55.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"