по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансово-хозяйственная деятельность органов общественного управления Калмыцкой степи в XIX в.
Лиджиева Ирина Владимировна

кандидат исторических наук

ведущий научный сотрудник, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Калмыцкий научный центр Российской академии наук»

358009, Россия, Республика Калмыкия, г. Элиста, ул. Илишкина, 8

Lidzieva Irina Vladimirovna

PhD in History

Leading Scientific Associate, the sector of History and Archeology, Kalmyk Scientific Center of the Russian Academy of Sciences

358009, Russia, respublika Kalmykiya, g. Elista, ul. Ilishkina, 8

irina-lg@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом данной статьи является рассмотрение финансово-хозяйственной деятельности органов местного самоуправления в Калмыцкой степи. В статье на основе архивных материалов изучению были подвергнуты различные «бюджетные» источники, содержащие данные о доходах и расходах органов общественного управления. Особое внимание было уделено различным «бюджетным» источникам, содержащим данные о доходах и расходах, что позволило разобраться в сложных вопросах развития экономики. По итогам их анализа было установлено, что бюджеты улусов отличались крайней скудностью. Критический анализ источников показал, что формуляры финансовой и первичной бухгалтерской отчетности для улусных управлений были стандартными. В заключении автор делает вывод о том, что, несмотря на ограниченность финансовых ресурсов, финансово-экономические отношения обеспечивали относительную хозяйственную самостоятельность органов местного самоуправления в Калмыцкой степи в XIX в., так как, именно местные финансы в наибольшей степени приближены к потребностям конкретной территории и способствуют созданию условий его жизнедеятельности.

Ключевые слова: общественное управление, общественный капитал, круговая порука, бюджет, доходы, расходы, финансово-хозяйственная деятельность, сход, родовой капитал, местное самоуправление

DOI:

10.7256/2409-868X.2015.6.16055

Дата направления в редакцию:

06-08-2015


Дата рецензирования:

07-08-2015


Дата публикации:

11-01-2016


Abstract.

The subject of this article is the examination of the economic activity of self-governance in the Kalmyk Steppe. Based on the archive materials, various “budget” sources that contain data on profits and losses of the branches of public administration were subjected to studying. That allowed figuring out complicated issues of economic development. Based on the results of their analysis, it was determined that budgets of uluses were especially poor. The critical analysis of the sources showed that the forms of financial and primary accounting records for the uluses administrations were standard. The author concludes that despite the limited financial resources, the financial relations provided a relative economic autonomy of the branches of local self-governance in the XIX century Kalmyk Steppe, because namely the local finances best match the needs of the specific territory and contribute into the establishment of the conditions of its functioning.

Keywords:

public governance, social capital, mutual responsibility, budget, costs, expenses, financial and economic activities, gathering, the ancestral capital, local government

Высочайше утвержденное «Положение об управлении Калмыцким народом» [5] от 28 декабря 1835 г. ввело принцип майората, согласно которому дробление улусов и аймаков было запрещено. Вся Калмыцкая степь Астраханской губернии была поделена на семь улусов (улус — административно-территориальная единица): Багацохуровский, Эркетеновский, Хошеутовский, Малодербетовский, Большедербетовский, Яндыковский и Харахусовский, которые подразделялись на аймаки (аймак — административно-территориальная единица в составе улуса), а последние на хотоны. В соответствии с новым административно-территориальным делением устанавливались улусные, аймачные и хотонные органы управления. Аймаки находились под управлением родовых зайсангов, а хотоны – зайсангов, избираемых из числа благонадежных калмыков.

23 апреля 1847 г. Высочайшим указом Николая I было утверждено новое «Положение об управлении калмыцким народом» [6], создававшее правовую основу для введения калмыцкого народа в общую систему экономической, социальной, культурной жизни Российской империи. Указанным правовым актом в Калмыкии на законодательном уровне впервые были заложены основы местного самоуправления в форме улусных и аймачных сходов, формируемых на принципах выборности должностных лиц, коллективного обсуждения и решения вопросов местного значения. Принимая во внимание значение добровольного вхождения кочевого народа в состав России, царизм постепенно проводил осторожную политику по введению их в общероссийскую вертикаль управления, основываясь на принципах плюрализма на низовом уровне. Стремление к синтезу сложившейся правовой системы местных традиций и обычаев с имперским законодательством проявлялось, в первую очередь, в поддержке института самоуправления, который основывался на родоплеменных связях и нормах обычного права. Предметом данной статьи является рассмотрение финансово-хозяйственной деятельности органов местного самоуправления в Калмыцкой степи. Проблема экономического развития Калмыкии в разное время привлекала внимание исследователей [7, 1, 26, 2, 3, 11, 12], но к сожалению вопросы финансовых основ института местного самоуправления не получили должной разработки.

Императорские указы, определявшие правовой статус калмыцкого народа в Российской империи, также устанавливали налоговые повинности калмыков. Вид и размер налога приведены в таблице 1.

Таблица 1. Налоговые повинности калмыков

Положение 1835 г.

(размер налога, ассигнации)

Положение 1847 г.

(размер налога, серебро)

Казенный улус

Владельческий улус

Казенный улус

Владельческий улус

Нойон-владелец

-

25

-

7,71

Калмыцкое управление

26,50

-

7,58

44 коп.

Аймачный зайсанг

2

2

57

-

Как показано в таблице глава V Положения 1847 г. оставив без изменения размер албана, переводила счет с ассигнаций на серебро.

Согласно закону от 16 марта 1892 г. «Об отмене обязательных отношений между отдельными сословиями калмыцкого народа» калмыцкое население стало облагаться денежным налогом в пользу государства. Размер нового налога составлял 6 руб. в год с кибитки, распределение которого по улусам и аймакам производилось Управлением калмыцким народом (УКН) с последующим утверждением в Астраханской губернии — астраханским губернатором, в Ставропольской — Главным приставом кочующих народов, с утверждением Ставропольского губернатора.

На протяжении столетия, несмотря на законодательно установленные размеры налога, фактически налоговое бремя калмыков было гораздо больше. Как отмечает Лебединский А. А. на рубеже XIX-XX вв. с одной кибитки взымалось свыше 10 руб. [10, 104]. Кроме того, калмыки несли ряд натуральных повинностей: воинский налог, кордонный, почтовый и др.

Улусным попечителям и заведующим отдельными частями Калмыцкой степи с целью упорядочения денежных средств поступающих в Казначейство Министерством государственных имуществ был разослан циркуляр от 2 сентября 1893 г. № 5844 за подписью помощника Главного попечителя. Согласно указанному документу на депозиты Управления перечислялись все суммы, собираемые на содержание почтовых станций, парохода «Степняк», рассыльных при Управлении, на покупку и ремонт тарантаса. На счет Министерства государственных имуществ перечислялся уравнительный сбор с калмыков-простолюдинов [25, л. 111]. Нарушение порядка перечисления средств, а также небрежное оформление отчетной документации влекло наложение штрафа на улусное управление со стороны УКН. Так, в циркуляре Главного попечителя от 25 июля 1892 г. было отмечено, что «При ревизии денежной отчетности … усмотрено, что документы, к счетам прилагаемые, не прошнуровываются с припечатанием шнура, счета и другие документы подписываются получателями денег одной фамилией, тогда как таковые обязательно должны быть подписываемы полным званием получателя, т. е. кроме имени, отчества и фамилии следует указывать место приписки соответствующего лица. … калмыки должны указывать улус, род и аймак, к которым принадлежат» [25, л. 84].

Все вышеперечисленные налоговые повинности относились к казенным сборам или государственным. Практика же показывает, что наряду с ними существовали и местные сборы. Как отмечает Карагодин А. И. «в калмыцком обществе XVIII в. существовали две разнотипные формы податей. Кроме известного албана, существовала еще и абулга, о которой не упоминают авторы работ о калмыках. Абулга была характерна для патриархально-общественных отношений, албан – для обществ уже с отношениями эксплуатации. Дальнейшее развитие податных отношений, отчуждение прибавочного продукта непосредственных производителей осуществлялось по линии синтеза абулга гариин (что можно определить как расходы в интересах всего общества) и албана (подать в пользу отдельных лиц)» [8, 41]. Таким образом, можно утверждать о финансово-экономической деятельности органов местного самоуправления, регулируемыми нормами обычного права.

Сход, как институт местного самоуправления, был уполномочен рассматривать и решать вопросы общественной, хозяйственной и культурной жизни общества в целом, так и отдельных его членов. С целью обеспечения удовлетворения основных жизненных потребностей населения, отнесенных к ведению общественного управления, органы общественного управления самостоятельно формировали, утверждали и исполняли местный бюджет, таким образом, выполняя финансово-хозяйственную функцию местного самоуправления.

К ведению органов местного самоуправления в области финансово-экономических отношений были отнесены:

• Утверждение и исполнение местных бюджетов. Исполнение бюджетов охватывало два направления: сбор доходов и осуществление расходов. Сбор доходной части местного бюджета осуществлялось демчеями – выборными должностными лицами, избираемыми с 40 кибиток. К источникам местных доходов относятся доходы от управления общественной собственностью, из так называемых оброчных статей. Статья 467 Положения об инородцах гласит: «В состав общественного капитала поступают: 1) суммы, выручаемые за оброчные статьи, учрежденные на землях, отведенных в пользование калмыков; 2) сбор за билеты, выдаваемые калмыкам на отлучку для найма в работы; 3) штрафные деньги по решению улусных зарго, также штрафы, взыскиваемые за неявку на сход, за оставление на прокормлении у калмыков скота, принадлежащего посторонним лицам и пр.» [14].

Процесс формирование общественного капитала подробно расписан Фарфоровским [26, 15] на примере Большедербетовского улуса. Свободная калмыцкая земля в количестве 49,880 десятин разделяется на 21 оброчный участок. Эти участки отдаются в аренду в торгов под выгон скота, сенокошение и распашку для посева хлеба не более ½ всего участка на сроки от 6 до 12 лет по цене от 60 коп. до 5 руб. за десятину. Кроме этих оброчных статей, доход с которых поступает в калмыцкий общественный капитал, у каждого из 13 отдельных калмыцких родов улуса имеются арендные участки, выделенные из общественных душевых наделов по аймачным приговорам как излишек, свободный от личного пользования калмыков. Участки эти тоже сдаются в аренду по шестилетний срок под выпас скота, сенокошение, распашку хлеба с торгов в улусном управлении при участии доверенных от обществ. Цена колеблется от 70 коп. до 5 руб. за десятину в год, в зависимости от качества почвы и способа эксплуатации. Арендаторами участков заключаются нотариальные договоры, и плата вносится попечителю улуса. Расход средств из родовых капиталов происходит только по общественным приговорам, утверждаемых главным приставом. Основные статьи расхода: уплата кибиточного сбора и воинского налога, содержание обывательских лошадей, выдача пособий бедным калмыкам, вдовам, сиротам. На эти суммы производится и постройки общественных хлебных амбаров, плотин, прудов и колодцев; покупаются земледельческие орудия и лесной материал.

Главный пристав кочующих народов Ставропольской губернии в своем письме попечителю Большедербетовского улуса предписывает «разрешить старшинам и опекунам собрать аймачные сходы 30 ноября 1889 г. в родах Большедербетовского улуса для постановления приговоров о приходах, имеющих поступать в 1890 г. и о расходах предполагаемых в том же году и кроме того старшинам 2-го Багатуктунова рода рассмотреть вопрос об отдачи в аренду участка земли и о раскладке общественных родовых сумм» [21, л. 3].

Определенную долю в доходах занимают штрафы и пени, взимаемые местными властями за несоблюдение хозяйствующими субъектами различных видов законодательства. Общественный калмыцкий капитал предназначался для пособия калмыкам в случаях голода, повальных болезней и падежа скота, для устройства улусных домов и разных общеполезных заведений, для наград и пособия в видах поощрения калмыков к улучшению хозяйства и введению хлебопашества, огородничества и ремесел и вообще для всех предметов по устройству калмыцкого народа. Органы местного самоуправления, выполняя государственную задачу, практически были лишены соответствующей поддержки этого государства, как в материальном, так и в других отношениях. Только с 90-х годов XIX века правительство освобождая земства от «обязательных» расходов, таких как содержание арестных помещений, подводная и этапная повинности, позволило тем самым увеличить расходные статьи местных бюджетов на культурные нужды: строительство и содержание школ и больниц, в том числе и в Калмыцкой степи.

• Осуществление контроля за расходованием средств. Расходы местных бюджетов – это затраты, возникающие в результате выполнения органами местного самоуправления своих функций. Они соответствуют природе и характеру местного самоуправления. Осуществление расходов производилось согласно решениям сходов, оформленных в виде приговора. Глава IX Положения [6, 349-372] к полномочиям аймачного схода отнесла раскладку кибиточного сбора, при этом предоставляя право уменьшать или освобождать какую-либо семью от налога, но, не допуская превышения надбавки для других не более чем на 20 %. Таким образом, на законодательном уровне вводился принцип круговой поруки, а решение схода в обязательном порядке утверждалось улусным попечителем. Так, 10 октября 1896 г. состоялся аймачный сход общества калмыков Александровского улуса Шабинерова рода, где было заслушано предписание Его превосходительства господина Главного попечителя Калмыцкого народа от 1 февраля 1896 г. № 582 об установлении круговой поруки за возврат ссуды взятой в 1896 г. на поддержание скотоводства и личное продовольствие. Сход постановил, что «кто-либо из лиц, взявших ссуду не в состоянии будет платить, то таковую мы обязуемся исполнить по добровольному непринужденному нашему согласию из собственных средств» [15, л. 18]. Аналогичное решение было принято на аймачном сходе Уранхусова рода Александровского улуса [23, л. 11].

Васильчиков А. И. первый, из отечественных исследователей давший общее понятие о самоуправлении, в своей работе рассмотрел природу круговой поруки: «Мера, нами предлагаемая, хотя с первого взгляда и кажется нововведением, в сущности составляла одно их древнейших оснований наших податных систем; она прикрывалась только названием вовсе несоответствующим и именовалась в разных уставах раскладкой внутри обществ.

Под этим выражением разумелось следующее несколько сложное и сбивчивое правило. Русское законодательство как будто подразумевало, что в каждом обществе, городском и сельском, находится известный процент беднейших жителей, которые в действительности заслуживают снисхождения, с которых нельзя брать платежа, потому что нечего взять, но и вместе с тем оно предполагало что этот недочет, эту сумму безнадежных взысканий следует отнести не на счет государственной казны, но на счет самих обществ. Отправляясь от этого, наше финансовое управление слагало с себя попечение о равномерном распределении податных тягостей между имущими и неимущими членами общества, обязывало их всех круговой порукой ответствовать за полный взнос податей и предписывало им самим наблюсти, чтобы неуравнительный налог был уравнен, чтобы несправедливость чинимая государством, была исправлена общиной.

Для этого правительство, вводя новые налоги и делая им, если можно так выразиться, черновой эскиз, упоминая только о главных основаниях, обыкновенно заключало свои премудрые указания простыми словами, «что раскладка внутри обществ производится по местным обычаям и соображениям» [4, 305].

Использование средств общественного капитала находилось под личным контролем Главного попечителя и министра государственных имуществ. УКН, как и Главный пристав кочующих народов Ставропольской губернии строго отслеживали расходование средств родовых капиталов. Так, в предложении Главного пристава кочующих народов Ставропольской губернии от 27 марта 1913 г. № 2377 на имя попечителя Большедербетовского улуса отмечается, что «необходимо установить самое строгое наблюдение, чтобы все исчисленные по смете доходы поступали по назначению своевременно и безнедоимочно и чтобы расходы производились лишь на предметы, росписями предусмотренные, при чем никаких передержек не должно быть допускаемо под страхом личной и материальной ответственности» [24, л. 5]. Кроме того общество было заинтересовано в эффективном расходовании средств. Например, Малодербетовский улусный сход состоявшийся 31 июля 1910 г. на урочище Ханата постановил для выяснения вопроса о порядке расходования выпасных улусных сумм и покрытия ими податей избрать комиссию в составе зайсанга Лиджи Талтаева, аймачных старшин Семена Эренценова и Тараса Мучкаева и калмыка поселка Червленный Нохи Очирова [18, л. 56-59].

• Предоставление финансовой помощи однообщественникам. В сентябре 1910 г. из 15 рассмотренных вопросов на Александровско-Багацохуровском улусном сходе шесть вопросов были посвящены оказанию материальной помощи сородичам по разным причинам, что было зафиксировано в приговоре. Так, были удовлетворены прошения калмыка Барунова рода Каршан Салиева о выдаче пособия на приобретение кибитки с домашней утварью, по случаю бывшего у него пожара, уничтожившего и кибитку, и домашнее имущество; калмыка Барунова рода Босхомджи Генденова и вдовы калмычки Зюнева рода Ользете Лиджиевой «о сложении с них по бедности недоимок и окладов за 1910 г. казенного и уравнительного сборов»; вдовы калмычки Ользете Шургучиевой о назначении ей постоянного пособия ввиду ее бедности и неспособности к труду, вследствие отсутствия рук, которых она лишилась, отморозив их в зиму; калмычки Барунова рода Киштан Лиджиевой, вдовы умершего рассыльного Багацохуровского улусного управления Лиджи Каштыкова, о выдаче ежемесячного пособия. По решению упомянутого схода больнице Астраханского Приказа общественного призрения была уплачена недоимка в сумме 72 рублей 25 коп за лечение Икицохуровских калмыков оказавшихся не в состоянии уплатить за лечение [18, л. 81-83].

Основное внимание общественного управления было уделено просвещению народа, охране его здоровья, улучшению сельского хозяйства, страхованию общественных построек от огня, совершенствованию народного быта, организации сельскохозяйственной кооперации и развитию кустарной промышленности. В целом расходы бюджетов органов местного самоуправления следует разделить на следующие основные группы:

- Расходы, связанные с осуществлением отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления. К так называемым государственным повинностям были отнесены следующие расходы местных бюджетов: подводная повинность, содержание полиции, этапирование осужденных и т. д. Так, Заведующий Маныческим улусом 9 марта 1911 г. в УКН представил приговор Ики-Чоносовского аймачного схода от 17 февраля № 11 об ассигновании из аймачного капитала 25 руб. на этапирование в Сибирь калмыка Дорджи Ноха Манджиева [20, л. 1-17]. В Российской империи подводная повинность имела два главных вида: а) для воинских потребностей при движении войск, разных команд, ремонтов, для перевозки больных и т. п.; б) для земских сообщений, разъездов полиции и губернских чиновников.

15 апреля 1892 г. за подписью Главного попечителя был разослан циркуляр попечителям и заведующим отдельными частями Калмыцких улусов о выдаче открытых листов Управления на взимание почтовых лошадей без платежа прогонных денег. В документе было отмечено, что поездки по бесплатным открытым листам являются одним из видов налогообложения калмыков, в связи с чем выдача последних должна быть производима только в случаях законной на то надобности. Правом на получение открытых листов обладают должностные лица, отправляющиеся в командировку в служебных целях. В документе указывался начальный и конечный пункты, при этом отмечалось, что он имеет силу только для указанной поездки. На оборотной стороне листа прописывалась цель и результаты командировки. Получение чиновником прогонных или разъездных денег лишало его права брать бесплатные открытые листы.

- Расходы, связанные с решением вопросов местного значения. Например, рассмотрим основные направления, которые были отражены в приговорах улусных и аймачных сходов. Яндыковский улусный сход, состоявшийся 8 июля 1890 г. принял решение о перечислении в Приказ общественного призрения из мирских сумм 195 руб. за содержание и лечение однообщественников [16, л. 48].

Оргакинский аймачный сход, состоявшийся 20 июля 1910 г. принял решение о создании из средств родового капитала потребительской лавки «с тем, чтобы она обслуживала нужды общества, т. е. отпускала бы товары по первоначальной цене» [21, л. 12].

1 апреля 1890 г. старшины Бюдермесова и Кюбетова рода обратились с просьбой к Попечителю Большедербетовского улуса о разрешении проведения аймачного схода с целью пожертвования хурулу 50 руб. серебром на предстоящий семидневный молебен «Дархин» [21, л. 21].

Маныческий улусный сход, состоявшийся 25 июня 1910 г. на урочище Лола для обсуждения текущих хозяйственных вопросов, принял решение ассигновать кредит в размере 400 руб. из выпасных сумм на оплату курсов для учителей родовых школ, и наставниц Маныческой улусной мужской и женской школ. В работе схода приняли участие 6 аймачных старшин, 25 хотонных старост, 151 выборных от 20 кибиток, а также временно заведующий улусом Н. М. Рысин. Причем сход предоставил педагогическому персоналу право выбора курсов по личному усмотрению с обязательством предоставления в школьный улусный Совет отчета о результатах поездки [18, л. 34].

В приговоре общества Багоцохуровского улусного схода от 20 сентября 1910 г. зафиксировано постановление об образовании улусных и аймачных капиталов, к источникам их образования отнесены: суммы от обложения пашен, торговых предприятий, открытия оброчных участков и т. п. Кроме того в данном приговоре по предложению Попечителя улуса было постановлено о выделении средств за счет выпасных сумм на проведение работ по закреплению песков на урочище «Оргечка, Булмукта и Шилин Боро» [18, л. 85-87].

В 1913 г. решениями улусных и аймачных сходов «В память 300-летия царствования дома Романовых» были выделены средства из общественных капиталов на финансирование ряда социально-значимых мероприятий. Например, приговором Кетченер-Шебенеровского аймачного общества от 30 января 1913 г. было ассигновано 9 000 руб. на постройку аймачной начальной школы с интернатом на 25 человек и квартиры для учителя; Гайдукское, Овардыкское и Кекеусунское аймачные общества решениям сходов от 15 и 16 февраля 1913 г. в ознаменование 300-летнего юбилея царствования дома Романовых ассигновали 3000 руб. на учреждение стипендии для калмыков при I Астраханской мужской гимназии, городском училище и фельдшерской школы [22, л. 26].

В 1910 г. на средства родового капитала было построено здание Улюдючинской аймачной школы с интернатом на 30 воспитанников. Школа содержалась за счет выпасных средств, но за период осень 1910-весна 1911 г. в аймачную кассу практически ничего не поступало. Решением схода общество ходатайствовало перед УКН о принятия содержания школы с 1 января 1912 г. за счет общественного калмыцкого капитала. Старшина аймака рассчитывал, что так как доходность с оброчных земель поступают в общественный калмыцкий капитал, Управление удовлетворит прошение, но оно было отклонено. Несмотря на отказ, аймачное общество приняло решение изыскать средства на дальнейшее содержание школы из средств родового капитала, так как «закрывать школу сейчас, когда ученики по преимуществу дети беднейших калмыков и сирот уже привыкли к теплу и нормальному питанию – отсылать их в кибитки к полуголодным родственникам, прерывать учебные занятия – едва ли возможно» [19, л. 31-32].

К компетенции схода, как органа местного самоуправления было отнесено «совещание по всем вообще предметам общественной надобности». Это означало, что органы местного самоуправления могли инициировать строительство и брать содержания школ за счет родового капитала, но не имели права контролировать и направлять учебно-воспитательный процесс. Правительство опасалось доверять руководство народным просвещением земству. Расходы общественного управления на народное образование относились к числу «необязательных», но именно в этой области (наряду с медициной) их деятельность оказалась наиболее успешной.

Перед государственными фискальными органами стояла проблема разграничения казенных и местных налогов, что на практике было весьма затруднительным. В обоих случаях правительству приходилось сталкиваться с одним и тем же плательщиком. Но государство в первую очередь проявляло заботу о взимании общегосударственных налогов.

Суровая зима 1895/6 гг. нанесла большой урон хозяйству населения Калмыцкой степи. Пострадали практически все улусы, но особенно сильно, как видно из данных таблицы 1, Харахусовский, Александровский, Икицохуровский и Александро-Багацохуровский. Анализ статистических данных показывает, что общий ущерб нанесенный хозяйству составляет 2358984 руб. Главный попечитель калмыцкого народа обратился с ходатайством в Департамент Государственных и земельных имуществ о рассрочке кибиточного сбора с жителей Харахусовского и Александро-Багацохуровского улусов, в котором погибло 9/10 всего скота, на 5 лет, Александровского, ¾ скота, на 3 года, Икицохуровского, ½ – 2 года. Ухудшение социально-экономического положения населения в результате привело к недоимкам по общественным и казенным сборам.

Таблица 1. Ведомость о числе скота, бывшего у калмыков Астраханской губернии

до зимы 1895/6 гг. и павшего в эту зиму [17, л. 6 об.)]

Названия

улусов

До зимы 1895/6 г. было

Всего было

В зиму пало

Всего пало

Стоимость павшего скота в рублях

верблюдов

лошадей

Рогатого скота

Овец и коз

верблюдов

лошадей

Рогатого скота

Овец и коз

1.

Харахусовский

3156

11270

4458

78107

96971

2158

9566

3152

72462

87338

917508

2.

Икицохуровский

3330

12527

7877

87254

110988

1455

3084

3139

64954

72632

377417

3.

Александровский

2909

12542

5499

101621

122571

1039

6967

1826

80249

90081

860527

4.

АБагацохуровский

1059

6232

4340

35138

46769

127

2339

804

15033

18303

203532

10454

42571

22154

302120

377299

4779

21956

8921

232698

268354

2358984

Гл. Попечитель

В 1895 г. 25 октября

добавлено:

В Юж[ной] ч[асти] Малод[ербетевскаго] ул[улуса]

3594

10039

28590

125645

322

419

1794

36107

212970

Янд[ыко]-Мочаж[ный]

2059

1079

19107

50337

594

1522

2494

31586

271698

......

12

119

3110

2707

24836

Эрк[етеновский]

535

797

1264

21676

179420

Главный попечитель калмыцкого народа 7 июня 1911 г. обратился с ходатайством в Земский отдел о списании числящихся за калмыками Яндыко-Мочажного улуса недоимок. Наводнение и суровая зима 1910 г. негативно отразились на материальном положении населения улуса, кроме того часть недоимщиков умерла. В связи с этим уплата числящихся долгов по ссуде из общественного калмыцкого капитала в виду крайней бедности должников невозможна [15, л. 647-648].

Закрытие ярмарок, снижение закупочных цен на скот, повышение смертности со времени последней переписи 1876 г., стало причиной снижения поступлений денежных сборов с калмыков. По мнению УКН попечителям необходимо было принять энергичные меры по взысканию сборов. В циркуляре Главного попечителя от 3 августа 1890 г. были указаны следующие меры: 1) объезд кочевий с разъяснительной работой для побуждения калмыков к уплате денег; 2) оказывать личное содействие демчеям в сборе повинностей; 3) выдавать открытые билеты рабочим калмыкам, только в случае полной уплаты сбора за весь год; 4) изъятие скота у калмыков имеющих средних достаток в счет уплаты сбора; 5) взыскать денежный сбор с кибитки несмотря на смерть главы семейства, состоящего в окладе по переписи 1876 г. [13, л. 23-25].

Согласно принятому 10 июня 1900 г. закону «О замене у калмыков Астраханской губернии кибиточной подати сбором с принадлежащего им скота» налог были обязаны платить все скотовладельцы «без различия сословий» в размере: 75 коп. с верблюда, 40 коп. с лошади и КРС и 5 коп. с одной головы овцы или козы [13, л. 1]. Отсюда следует, что налог был персональным, т. е. взымался не с кибиток и не с аймачных обществ, тем самым разрушался институт круговой поруки, выгодный государству, в особенности в условиях дальнейшего расслоения общества. Попечитель Багацохуровского улуса В. Зварковский по поводу принятия указанного закона отмечал, что «самая цифра обложения головы скота слишком высока и непосильна к уплате». В то время как Попечитель Яндыко-Мочажного улуса указывал на необходимость сохранения круговой поруки в законе о введении налога со скота «для того, чтобы сбор со скота поступал безнедоимочно» [13, л. 11].

В целях реализации вышеуказанного закона Попечителем Малодербетовского улуса в рапорте за № 5321 от 26 сентября 1900 г. было отмечено, что перепись скота необходимо провести силами аймачных старшин и хотонных старост. Кроме того, для более успешного подсчета скота аймачным старшинам следует перед началом переписи разослать печатные бланки переписных листов (форма № 1) в двух экземплярах (таб. 2)

Таблица 2. Перепись скота, принадлежащего калмыкам [13, л. 49]

№ по порядку

Имена и фамилии плательщиков

Скотоводство

Когда и кто производил проверку

Верблюдов

Лошадей

Крупного скота

Овец и коз

Сбор денег должен производиться демчеями, которые снабжаются Улусным Управлением тетрадями по форме № 2 (таб. 3)

Таблица 3. Список калмыков, с которых подлежит взыскание в доход казны со скота в двухлетие 1901 и 1902 гг. [13, л. 50]

№ по порядку

Наименование аймака, имена и фамилии плательщиков казенного сбора в двухлетие 1901 и 1902 гг.

Скотоводство

Причитающаяся ежегодно к платежу сумма

Верблюдов

Лошадей

Крупного скота

Овец и коз

Р.

К.

При передаче денег в Улусное управление демчей обязан представить еще список плательщиков по форме № 3.

Таблица 4. Список калмыков, с которых взыскан казенный сбор демчеем [13, л. 51]

№ по порядку

Название аймака, имена и фамилии плательщиков казенного сбора в двухлетие 1901 и 1902 гг.

Ежегодно причитающаяся к платежу сумма

Следовало уплатить

Взыскано

Остается довзыскать

Недоимки

Оклада

Всего

Р.

К.

Р.

К.

Р.

К.

Р.

К.

Р.

К.

Р.

К.

Как отмечает А. Н. Команджаев «Там же, где вопрос о налогах не касался непосредственно казны, правительство старалось встать на защиту интересов трудящихся масс. Так, правительство официально выразило недовольство числом должностных лиц, которые организуют «темные сборы», иной раз, привлекая к ответственности за незаконные поборы и т.д. "…правительство думало, прежде всего, о доходах казны ведь масса неофициальных поборов создавала большой контингент недоимщиков и срывала плану поступления налогов, что постоянно держало в напряжении администрацию» [9, 68].

Таким образом, изучению были подвергнуты различные «бюджетные» источники, содержащие данные о доходах и расходах, что позволило разобраться в сложных вопросах развития экономики. Критический анализ источников показал, что формуляры финансовой и первичной бухгалтерской отчетности для улусных управлений были стандартными. По итогам их анализа было установлено, что бюджеты улусов отличались крайней скудностью. Средств явно не хватало даже на самые необходимые мероприятия. Финансовые документы раскрывают общие причины нехватки денежных средств, в частности, большой объем «обязательных» расходов по содержанию государственных повинностей. Несмотря на ограниченность финансовых ресурсов, финансово-экономические отношения обеспечивали хозяйственную самостоятельность органов местного самоуправления. Так как, местные финансы в наибольшей степени приближены к потребностям конкретной территории и способствуют созданию условий его жизнедеятельности. Общественное управление Калмыцкой степи внесло важный вклад в повышение уровня народного образования, здравоохранения, организацию и развитие агрономии, статистики, ветеринарии, садоводства, кооперативного движения, дорожного и жилищного строительства.

Библиография
1.
Доклад его Превосходительству господину министру земледелия и государственных имуществ чиновника особых поручений Н. Бурдукова по командировке в Большедербетовский улус осенью 1898 г. СПб.: тип. кн. В. П. Мещерского, 1898. 126 с.
2.
Бурчинова Л.С. Источники и литература об экономическом развитии Калмыкии периода утверждения капитализма в России (2-ая половина XIX века), Элиста, КНИИЯЛИ, 1971.
3.
Бурчинова Л. С. К вопросу о земельной политике царизма в Калмыкии в XIX в. // Вестник института, № 15, серия историческая, Элиста, 1976
4.
Васильчиков А. О самоуправлении. Сравнительный обзор русских и иностранных земских и общественных учреждений князя А. Васильчикова. Т. III. СПб., Типография Эд. Праца, Офицерская улица, дом Симонова, № 26. 1871. 377 с.
5.
Высочайше утвержденное Положение об управлении Калмыцким народом, распубликованное 28 декабря 1835 // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Второе. Том X. Отделение 2. 1835 г. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1836.
6.
Высочайше утвержденное Положение об управлении Калмыцким народом от 23 апреля 1847 г. // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Второе. Том XXII. Отделение первое. 1847 г. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1848. 951 с. С. 349-372.
7.
Дуброва Я. П. Быт калмыков Ставропольской губернии. Элиста: Калм. кн. изд-во, 1998. 181 с.
8.
Карагодин А. И. Хозяйство и общественно-политический строй приволжских калмыков в последней трети XVIII – первой половине XIX в. Автореферат на соискание ученой степени доктора исторических наук, Ростов-на-Дону. 1988.
9.
Команджаев А. Н. Хозяйство и социальные отношения в Калмыкии в конце XIX – начале XX в.: исторический опыт и современность. Элиста: АПП «Джангар», 1999. 262 с.
10.
Лебединский А. А. Большедербетовский улус во второй половине XIX в. // Калмыцкая область, 1925. № 2. С. 109–123.
11.
Максимов К. Н. История национальной государственности Калмыкии. М.: Профиздат, 2000.
12.
Максимов К.Н. Калмыкия в национальной политике, системе власти и управления России. М.: Наука, 2002.
13.
Материалы по вопросам замены кибиточного сбора денежной податью с калмыцкого скота (отпуска Астраханского губернатора, рапорта попечителей, правила о порядке взыскания, раскладка сбора ведомости о количестве скота и др.). (25.08.1900-01.08.1903) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-9. Оп. 5. Д. 1186
14.
Положение об инородцах // Свод законов Российской империи. Т. II. 1892. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1892
15.
Приговора аймачных сходов, рапорта попечителей улусов, списки калмыков и др. о возврате ссуды взятой на корм для скота в зиму 1895-1896 гг. (22.121896-22.02.1914) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-9. Оп. 2. Д. 61
16.
Приговора улусных сходов и др. об утверждении сметы расходов общественного сбора на трехлетие с 1891-1894 гг. (04.05.1890-01.01.1894) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-9. Оп. 4. Д. 697
17.
Приговора улусных и аймачных сходов по разным предметам (06.09.1911-24.04.1916) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-9. Оп. 4. Д. 1727
18.
Приговора аймачных сходов по разным предметам. (26.04.1910-23.11.1911). 92 л. // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-9. Оп. 5. Д. 2032
19.
Приговора аймачных сходов об ассигновании денег из аймачных капиталов на строительство школы и др. постройки // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-9. Оп. 5. Д. 2199
20.
Приговор Ики-Чоносовского аймачного схода и др. документы об отдаче калмыка Ноха – Дорджи Манджиева за порочное поведение в распоряжение УКН. (17.12.1912-20.06.1915) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-9. Оп. 10. Д. 17.
21.
Рапорта старшин и другие материалы о расходовании родовых общественных сумм // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-9. Оп. 1. Д. 115
22.
Сведения о мероприятиях проведенных аймачными и улусными обществами в честь 300-летия царствования дома Романовых (рапорта попечителей, отпуска, отношения УКН и др.) (18.02.1913-06.05.1915) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-9. Оп. 5. Д. 2308.
23.
Сведения о ревизии МГИ отчетов по опеке над имением умершего зайсанга Талтанкинова рода Малодербетовского улуса (30.01.1862-12.12.1884) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-9. Оп. 5. Д. 61
24.
Циркуляры попечителям, родовым старшинам, полицейским стражникам и др. должностным лицам для сведения, руководства и исполнения (07.12.1912-13.06.1913). // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-21. Оп. 1. Д. 271
25.
Циркуляры и предписания Управления калмыцким народом, присланные для сведения и к руководству. (16.01.1890-24.12.1894 г.) // Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК) Ф. И-26. Оп. 1. Д. 52
26.
Фарфоровский С. В. Калмыки Ставропольской губернии. Ставрополь: Тип. Губ. правления, 1908. 42 с.
References (transliterated)
1.
Doklad ego Prevoskhoditel'stvu gospodinu ministru zemledeliya i gosudarstvennykh imushchestv chinovnika osobykh poruchenii N. Burdukova po komandirovke v Bol'shederbetovskii ulus osen'yu 1898 g. SPb.: tip. kn. V. P. Meshcherskogo, 1898. 126 s.
2.
Burchinova L.S. Istochniki i literatura ob ekonomicheskom razvitii Kalmykii perioda utverzhdeniya kapitalizma v Rossii (2-aya polovina XIX veka), Elista, KNIIYaLI, 1971.
3.
Burchinova L. S. K voprosu o zemel'noi politike tsarizma v Kalmykii v XIX v. // Vestnik instituta, № 15, seriya istoricheskaya, Elista, 1976
4.
Vasil'chikov A. O samoupravlenii. Sravnitel'nyi obzor russkikh i inostrannykh zemskikh i obshchestvennykh uchrezhdenii knyazya A. Vasil'chikova. T. III. SPb., Tipografiya Ed. Pratsa, Ofitserskaya ulitsa, dom Simonova, № 26. 1871. 377 s.
5.
Vysochaishe utverzhdennoe Polozhenie ob upravlenii Kalmytskim narodom, raspublikovannoe 28 dekabrya 1835 // Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi Imperii. Sobranie Vtoroe. Tom X. Otdelenie 2. 1835 g. SPb.: Tip. II Otdeleniya Sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva Kantselyarii, 1836.
6.
Vysochaishe utverzhdennoe Polozhenie ob upravlenii Kalmytskim narodom ot 23 aprelya 1847 g. // Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi Imperii. Sobranie Vtoroe. Tom XXII. Otdelenie pervoe. 1847 g. SPb.: Tip. II Otdeleniya Sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva Kantselyarii, 1848. 951 s. S. 349-372.
7.
Dubrova Ya. P. Byt kalmykov Stavropol'skoi gubernii. Elista: Kalm. kn. izd-vo, 1998. 181 s.
8.
Karagodin A. I. Khozyaistvo i obshchestvenno-politicheskii stroi privolzhskikh kalmykov v poslednei treti XVIII – pervoi polovine XIX v. Avtoreferat na soiskanie uchenoi stepeni doktora istoricheskikh nauk, Rostov-na-Donu. 1988.
9.
Komandzhaev A. N. Khozyaistvo i sotsial'nye otnosheniya v Kalmykii v kontse XIX – nachale XX v.: istoricheskii opyt i sovremennost'. Elista: APP «Dzhangar», 1999. 262 s.
10.
Lebedinskii A. A. Bol'shederbetovskii ulus vo vtoroi polovine XIX v. // Kalmytskaya oblast', 1925. № 2. S. 109–123.
11.
Maksimov K. N. Istoriya natsional'noi gosudarstvennosti Kalmykii. M.: Profizdat, 2000.
12.
Maksimov K.N. Kalmykiya v natsional'noi politike, sisteme vlasti i upravleniya Rossii. M.: Nauka, 2002.
13.
Materialy po voprosam zameny kibitochnogo sbora denezhnoi podat'yu s kalmytskogo skota (otpuska Astrakhanskogo gubernatora, raporta popechitelei, pravila o poryadke vzyskaniya, raskladka sbora vedomosti o kolichestve skota i dr.). (25.08.1900-01.08.1903) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-9. Op. 5. D. 1186
14.
Polozhenie ob inorodtsakh // Svod zakonov Rossiiskoi imperii. T. II. 1892. SPb.: Tip. II Otdeleniya Sobstvennoi Ego Imperatorskogo Velichestva Kantselyarii, 1892
15.
Prigovora aimachnykh skhodov, raporta popechitelei ulusov, spiski kalmykov i dr. o vozvrate ssudy vzyatoi na korm dlya skota v zimu 1895-1896 gg. (22.121896-22.02.1914) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-9. Op. 2. D. 61
16.
Prigovora ulusnykh skhodov i dr. ob utverzhdenii smety raskhodov obshchestvennogo sbora na trekhletie s 1891-1894 gg. (04.05.1890-01.01.1894) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-9. Op. 4. D. 697
17.
Prigovora ulusnykh i aimachnykh skhodov po raznym predmetam (06.09.1911-24.04.1916) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-9. Op. 4. D. 1727
18.
Prigovora aimachnykh skhodov po raznym predmetam. (26.04.1910-23.11.1911). 92 l. // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-9. Op. 5. D. 2032
19.
Prigovora aimachnykh skhodov ob assignovanii deneg iz aimachnykh kapitalov na stroitel'stvo shkoly i dr. postroiki // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-9. Op. 5. D. 2199
20.
Prigovor Iki-Chonosovskogo aimachnogo skhoda i dr. dokumenty ob otdache kalmyka Nokha – Dordzhi Mandzhieva za porochnoe povedenie v rasporyazhenie UKN. (17.12.1912-20.06.1915) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-9. Op. 10. D. 17.
21.
Raporta starshin i drugie materialy o raskhodovanii rodovykh obshchestvennykh summ // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-9. Op. 1. D. 115
22.
Svedeniya o meropriyatiyakh provedennykh aimachnymi i ulusnymi obshchestvami v chest' 300-letiya tsarstvovaniya doma Romanovykh (raporta popechitelei, otpuska, otnosheniya UKN i dr.) (18.02.1913-06.05.1915) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-9. Op. 5. D. 2308.
23.
Svedeniya o revizii MGI otchetov po opeke nad imeniem umershego zaisanga Taltankinova roda Maloderbetovskogo ulusa (30.01.1862-12.12.1884) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-9. Op. 5. D. 61
24.
Tsirkulyary popechitelyam, rodovym starshinam, politseiskim strazhnikam i dr. dolzhnostnym litsam dlya svedeniya, rukovodstva i ispolneniya (07.12.1912-13.06.1913). // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-21. Op. 1. D. 271
25.
Tsirkulyary i predpisaniya Upravleniya kalmytskim narodom, prislannye dlya svedeniya i k rukovodstvu. (16.01.1890-24.12.1894 g.) // Natsional'nyi arkhiv Respubliki Kalmykiya (NA RK) F. I-26. Op. 1. D. 52
26.
Farforovskii S. V. Kalmyki Stavropol'skoi gubernii. Stavropol': Tip. Gub. pravleniya, 1908. 42 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"