по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Технические средства при проведении голосований на выборах и референдумах: актуальные проблемы и перспективы
Агакишиев Эльдар Гейдарович

аспирант, отдел зарубежного конституционного, административного, уголовного законодательства и международного права, Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ

117218, Россия, г. Москва, ул. Б. Черемушкинская, 34

Agakishiev Eldar

post-graduate student of the Department of Constitutional, Administrative and Criminal Legislation and International Law at Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation

117218, Russia, g. Moscow, ul. B. Cheremushkinskaya, 34

eldar.agakishiev@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья посвящена исследованию правовых норм российского законодательства, устанавливающих порядок использования технических средств при проведении голосований на выборах и референдумах: ГАС "Выборы", КОИБ, КЭГ, механизма "Мобильный избиратель". В своей работе автор приводит анализ нормативных актов и судебной практики Федеративной республики Германия, Эстонии, кантонов Швейцарии и штатов США по предмету исследования, на основании которого сформулированы предложения по совершенствованию российского законодательства. Также автором исследованы перспективы внедрения удалённого электронного голосования. Методологической основой исследования является совокупность общенаучных, частных и специальных методов познания: диалектический, логический, системный, типологический, сравнительно-правовой, формально-юридический, и другие методы, применяемые как по отдельности, так и в сочетании друг с другом. Вопросы, связанные с нормативным регулированием применения технических средств на голосованиях, были предметом внимания таких учёных, как А.Г. Арешев, М.Г. Васькова, А.А. Вешняков, Е.О. Горностаева, Л.П. Кетова, Ю.Н. Климова, М.М. Курячая, Л.В. Приходько, М.В. Сербин, О.Ю. Сундатова, Э.В. Ходина, Н.В. Шубина, Т.В. Шульга-Морская и других. В отличие от ранее опубликованных исследований, в данной работе проведён детальный анализ нормативного регулирования применения всех технических средств, используемых в настоящее время и которые будут использоваться в перспективе.По результатам исследования автором выявлены правовые коллизии и пробелы российского законодательства, на основе зарубежного опыта сформулированы предложения по совершенствованию правового регулирования вопроса.

Ключевые слова: электронная демократия, электронное голосование, выборы, референдум, ГАС Выборы, КОИБ, КЭГ, электронный бюллетень, СМС-голосование, онлайн-голосование

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.1.28493

Дата направления в редакцию:

02-02-2019


Дата рецензирования:

21-01-2019


Дата публикации:

07-02-2019


Abstract.

The article s devoted to the legal provisions of Russian laws that regulate the order of using technical means during election and referendum voting, in particular, state automated sdystem Vybory, ballot processing machine and e-voting machine. In his research Agakishiev analyzes associated laws and legal precedents of Estonia, Germany, Switzerland and USA and makes suggestions aimed at improvement of applicable Russian laws. The author also discusses prospects for using distant e-voting. The methodological basis of the research is a set of general and special research methods such a dialectical, logical methods, systems analysis, legal comparison, formal law and other methods used both individually and collectively. The legal regulation of the application of technical means to the voting process has been the  matter of attention of such scientists as A. Areshev, M. Vaskov, A. Veshnyakov, E. Gornostaev, L. Ketov, Yu. Klimov, M. Kuryachaya, L. Prihodko, M. Serbin, O. Sundatova, E. Khodina, N. Shubina, T. Shulga-Morskaya and others. Unlike previously published researches, in this research the author carries out a detailed analysis of the legal regulation of all technical means that are used today and may be used in the future. Based on the results of the research, the author describes legal collisions and gaps of the Russian law. Based on the analysis of the experience of the foreign states, the author makes suggestions on how to improve the legal regulation of the matter. 

Keywords:

e-voting machine, ballot processing machine, state automated system Vybory, referendum, e-ballot, election, e-voting, e-democracy, SMS voting, online voting

В конце XX – XXI веке общество столкнулось со стремительным технологическим развитием, основными вехами которого стала широкая цифровизация и компьютеризация. Разумеется, такие значимые общественные отношения, как избирательный процесс, не могут остаться в стороне от технологического прогресса – в 1990е годы началось внедрение компьютерных технологий в процесс голосования на выборах и референдумах. При этом требуется, чтобы для сохранения государственного строя при внедрении технических средств в процесс голосования были гарантированы конституционные принципы избирательного права.

Отдельные аспекты заявленной темы настоящей работы уже являлись предметом исследования специалистов по электоральному законодательству. Так, дана характеристика процедурным особенностям использования технического обеспечения[1][2][3], выявлены гарантии обеспечения избирательных прав граждан при использовании ГАС «Выборы»[4], нормативно-правовые предпосылки введения электронного голосования в России[5][6], проведена проверка соответствия института электронного голосования принципам избирательного права[7].

С учетом результатов данных исследований в настоящей статье рассмотрены как предусмотренные действующим законодательством компьютерные технологии, применяемые при проведении голосований, так и технологии, которые могут быть внедрены в будущем, выявлены возможные угрозы для основ избирательного права и сформулированы предложения по совершенствованию действующего избирательного законодательства в этой связи.

Действующее российское законодательство предусматривает несколько технических средств, которые используются при проведении голосований:

1) Государственная автоматизированная система Российской Федерации «Выборы» (ГАС «Выборы»);

2) Комплекс обработки избирательных бюллетеней (КОИБ);

3) Комплекс для электронного голосования (КЭГ);

4) Электронное заявление о включении избирателя, участника референдума в список избирателей, участников референдума по месту нахождения (механизм «Мобильный избиратель»).

В дополнение к перечисленным техническим средствам в статье рассмотрены механизмы удалённого электронного голосования, которые в настоящий момент не внедрены в российскую избирательную систему, но частично используются в зарубежных странах.

ГАС «Выборы»

Разработка Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы» началась в 1994 году после издания Указа Президента РФ от 23.08.1994 г. № 1723 «О разработке и создании Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы»[8]. Уже 17 декабря 1995 года система была впервые применена на выборах в Государственную Думу РФ второго созыва, и уже на этих выборах показала свою эффективность. Так, в процессе ввода данных в ГАС «Выборы» члены территориальных избирательных комиссий – операторы системы столкнулись с проблемами при вводе в систему данных из протоколов об итогах голосования по причине несовпадения контрольных соотношений[9], которые до появления ГАС «Выборы» проверялись недостаточно тщательно. Таким образом, сразу после ввода системы в эксплуатацию стало ясно, что ГАС «Выборы» позволяет устранять ошибки при подсчёте бюллетеней и голосов. В настоящее время основы применения ГАС «Выборы» при подсчёте голосов установлены Федеральным законом от 10.01.2003 № 20-ФЗ «О Государственной автоматизированной системе Российской Федерации «Выборы»[10].

ГАС «Выборы» функционирует как база данных, которая содержит разнообразную информацию по выборному процессу. В частности, в систему вносятся данные о ходе и об итогах голосования. Согласно действующему законодательству, порядок ввода указанных данных определяется Центральной избирательной комиссии РФ (ЦИК)[11]. В настоящее время существует множество нормативных актов ЦИК, устанавливающих требования к использованию ГАС «Выборы» при проведении голосований на выборах различных уровней. Думается, что для формирования единообразной практики применения системы на голосованиях, весь процесс должен быть урегулирован в едином документе Центральной избирательной комиссии. В основу же нижеизложенного анализа взяты наиболее свежие документы ЦИК России, регулирующие порядок ввода данных на выборах Президента РФ[12][13].

За ввод данной информации отвечают территориальные избирательные комиссии (ТИК). Комиссии вносят информацию с учётом следующих особенностей:

1) информация о количестве бюллетеней, выданных при проведении досрочного голосования, вносится накануне дня голосования;

2) информация об открытии помещений для голосования, о явке избирателей вносится на основании телефонных сообщений, полученных от участковых избирательных комиссий (УИК);

3) информация об итогах голосования вносится после окончания голосования на основании протоколов УИК о результатах голосования.

При этом информация об итогах голосования вводится либо вручную

(при ручном подсчёте голосов) либо автоматически с использованием машиночитаемых кодов (QR-кодов), размещённых на бюллетенях для голосования (при голосовании с использованием КОИБ-2017 либо КЭГ). Прочая информация заносится только вручную.

Учитывая, что большой пласт информации о ходе и результатах голосований вводится вручную, существует опасность введения неверных данных, причём как ошибочно, так и умышленно. В качестве негативного примера можно привести голосование в городском округе Мытищи (Московская область) на выборах в Государственную думу седьмого созыва в 2016 году. По сообщениям членов УИК с правом совещательного голоса и наблюдателей данные ГАС «Выборы» по 68 УИК расходились с данными, указанными в протоколах УИК о результатах голосования[14]. В этом смысле довод Т.В. Шульга-Морской о том, что за счет «большого количества территориальных звеньев» обеспечивается устойчивость системы электронного голосованиях[7, c. 64], представляется спорным. Напротив, требуется подготовка технической и нормативной базы для обеспечения автоматической передачи данных из УИК в ГАС «Выборы».

Таким образом, ГАС «Выборы» представляется важным инструментом, обеспечивающим гласность выборов и референдумов, а также корректность подсчёта голосов. Вместе с этим, порядок использования системы может быть доработан следующим образом.

Во-первых, требуется подготовка единого нормативного документа, закрепляющего порядок использования ГАС «Выборы» избирательными комиссиями на выборах всех уровней.

Во-вторых, думается, что ввод данных об итогах голосования должен осуществляться УИК, ответственными за их подведение. В случае использования КОИБ либо при проведении электронного голосования информация о полученном голосе должна передаваться в ГАС «Выборы» автоматически сразу после технической обработки бюллетеня (электронного бюллетеня).

КОИБ

Комплекс обработки избирательных бюллетеней – техническое средство подсчёта голосов, обеспечивающее автоматизированную обработку бумажных бюллетеней. Данный механизм был разработан в 2003 году и впервые был применён на выборах в Государственную Думу РФ четвёртого созыва 7 декабря 2003 года. В последующем КОИБ совершенствовался, и в настоящее время на выборах и референдумах используются три различных механизма: КОИБ-2003, КОИБ-2010 и КОИБ-2017. Притом что данные системы имеют технологические различия, принцип их работы одинаков. Анализ инструкций ЦИК о порядке использования соответствующих КОИБ[15][16][17] позволяет выделить следующие ключевые события голосований, проходящих с использованием комплекса.

До дня голосования ТИК передаёт УИК USB-флеш-накопитель, содержащий сформированные из ГАС «Выборы» исходные данные голосования (ключевой носитель информации).

Примечательно при этом, что нормативные акты Центральной избирательной комиссии РФ не содержат требования к составу исходных данных и процессу их формирования. Таким образом, внешний контроль данных, записываемых на ключевой носитель информации, невозможен, что подтверждается судебной практикой[18]. Очевидно, что таким образом нарушаются гарантии всеобщего, равного и тайного голосования в части контроля над ходом голосования со стороны членов избирательных комиссий, наблюдателей и представителей СМИ. Также указанное обстоятельство представляется нарушением принципа гласности избирательных комиссий, установленного Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»[19]. Отсутствуют и правовые механизмы контроля программного обеспечения КОИБ.

Один шаг к исправлению данной ситуации уже сделан – инструкция к ГАС-2017 предусматривает обязанность ТИК передать УИК наряду с ключевым носителем информации распечатку исходных данных. Однако же, думается, что данной нормы недостаточно, поскольку отсутствует правовой механизм, позволяющий сопоставить данные распечатки и данные на флеш-носителе.

В США контроль за программным обеспечением технических средств, используемых на голосованиях, осуществляется на основании Закона об организации голосования в Америке (Help Amerika Vote Act) 2002 года, согласно которому федеральная Комиссия по подготовке голосований (Voting Assistance Committee) обязана на регулярной основе публиковать отчёты об особенностях функционирования данных технических средств[20]. Однако, думается, что в полной мере прямой общественный контроль программного обеспечения возможен только, если у ЦИК будет обязанность публиковать все программные коды, используемые для функционирования технических средств. Таким образом, как верно отметили Арешев А. Г. и Приходько Л. В., «электронное голосование в США по-прежнему остается скрытым и неконтролируемым процессом»[1, с. 182].

В день голосования перед открытием избирательного участка проводится тестирование КОИБ, которое производится с вводом тестовых бюллетеней. Это позволяет членам комиссии удостовериться в работоспособности комплекса.

При обработке бюллетеней в ходе голосования КОИБ присваивает им статус «действительный», «недействительный» либо «неустановленной формы». Таким образом, голосование по бюллетеню без специальной марки невозможно.

После окончания голосования подсчёт результатов голосования проводится КОИБ автоматически. КОИБ позволяет распечатать итоговый протокол голосования, который подписывается членами УИК; также итоговые результаты голосования записываются на ключевой носитель информации. При наличии жалоб со стороны лиц, присутствующих при подсчёте голосов, УИК вправе принять решение о немедленном ручном пересчёте голосов (при этом механизмы, обязывающие УИК принять такое решение, отсутствуют). В случае выявление существенных расхождений с результатами, установленными КОИБ (при расхождении на более 1% и не менее 3 единицы в строках 10, 11 и 12 протокола УИК об итогах голосования), УИК подписывает протокол об итогах голосования на основании данных ручного пересчёта[21].

При определении механизмов, обязывающих избирательные комиссии принять решение о ручном пересчёте голосов, можно обратиться к опыту США. В целом ряде штатов США установлены условия, при которых избирательные комиссии обязаны провести ручной пересчёт голосов[22]. Например, в штате Флорида избирательные комиссии обязаны провести ручной пересчёт голосов в случае, если лидирующий кандидат после подсчёта голосов на всех избирательных участках обгонят ближайшего конкурента не более чем на 0,5 процентов поданных голосов[23].

После получения ТИК протокола УИК об итогах голосования и ключевого носителя информации, системный администратор ГАС «Выборы» вводит результаты голосования в ГАС в присутствии члена УИК с правом решающего голоса и члена группы контроля из числа членов вышестоящей комиссии следующим способом:

· при голосовании с использованием КОИБ-2003 или КОИБ-2010 – ввод с ключевого носителя информации;

· при голосовании с использованием КОИБ-2017 – сканирование QR-кода, напечатанного на протоколе УИК о результатах голосования.

Примечательно, что нормативные акты ЦИК не предусматривают возможность контроля за процессом ввода результатов голосования в ГАС «Выборы» со стороны членов УИК и ТИК с правом совещательного голоса, наблюдателей и представителей СМИ. Согласно позиции бывшего председателя ЦИК Вешнякова А.А. такое ограничение доступа в ГАС «Выборы» обеспечивает надёжность его ресурсов[4, c. 7]; однако думается, что достоверность внесения результатов голосования может быть обеспечена только при участии в процессе введении результатов лиц, присутствующих при проведении голосования.

Обобщая вышесказанное, можно говорить о том, что КОИБ оказывает положительное влияние на процесс подсчета итогов голосования, поскольку ускоряет процесс подсчёта голосов и в существенной степени уменьшает роль человеческого фактора при подсчёте голосов. Однако представляется, что требуют нормативного регулирования следующие аспекты.

Во-первых, необходимо предоставить всем членам УИК, ТИК, наблюдателям, представителям СМИ право присутствовать на таких важных этапах, как передача данных на ключевой носитель информации и внесение данных об итогах голосования в ГАС «Выборы». В противном случае, не обеспечивается принцип гласности избирательных комиссий.

Во-вторых, законодателю следует предусмотреть обязанность (а не право) УИК проводить ручной пересчёт голосов в случаях, когда любое лицо, присутствующее при подсчёте голосов, имеет мотивированные основания предполагать, что КОИБ произвёл неверный подсчёт голосов.

В-третьих, требуется установить прямую телекоммуникационную связь между ГАС «Выборы» и КОИБ, чтобы при установлении результатов не требовалось посредника в виде системного администратора ГАС «Выборы».

КЭГ

Комплекс электронного голосования – техническое средство, позволяющее проводить электронное голосование на избирательных участках. Порядок проведения электронного голосования с использованием КЭГ, в целом, аналогичен порядку проведения голосования с использованием КОИБ (в вопросах тестирования, подсчёта голосов, передачи данных через внешний носитель информации, введение данных в ГАС «Выборы»)[24]. В частности, как и при голосовании с использованием КОИБ, процедура внесения результатов голосования в ГАС «Выборы» проходит без участия членов комиссий с правом совещательного голоса, наблюдателей и представителей СМИ, также отсутствуют механизмы контроля над содержанием внешнего носителя информации – энергонезависимой карты памяти.

Ключевое отличие голосования с использованием КЭГ от голосования с использованием КОИБ состоит в том, что при проведении электронного голосования используются электронные бюллетени вместо бумажных. Для того чтобы проголосовать, избиратель получает от члена УИК карту для доступа к голосованию, которою он прикладывает к считывателю КЭГ. После этого на мониторе КЭГ отображается электронный бюллетень, и избиратель может проголосовать путём нажатия на определённые поля монитора.

Таким образом, КЭГ, несомненно, является технически более прогрессивным механизмом подсчёта голосов, чем ручной подсчёт и КОИБ, однако говорить о том, что данная система позволяет в большей степени гарантировать принципы избирательного права (в особенности принципа гласности избирательных комиссий) и правильность подсчёта голосов не приходится. Для этих целей необходимо усовершенствовать нормативное регулирование процедуры электронного голосования с учётом доводов, приведённых выше в отношении голосования с использованием КОИБ.

В дополнение необходимо также отметить, что обеспечить контроль подсчёта голосов КЭГ представляется ещё более затруднительным по сравнению с КОИБ, поскольку в данном случае ручной пересчёт бюллетеней невозможен. Примечательно, что Федеральный конституционный суд Германии запретил использование комплексов электронного голосования на выборах и референдумах до тех пор, пока не будет разработан механизм, который позволит любому гражданину проверить правильность подсчёта голосов. Примером такого механизма может послужить «цифровая избирательная ручка» – механизм, позволяющий осуществлять автоматизируемый подсчёт голосов, поданных путём заполнения бумажных бюллетеней (при постановке отметки специализированной ручкой встроенная камера фиксирует волеизъявление избирателя) либо комплекс электронного голосования, позволяющий распечатать заполненный электронный бюллетень с подтверждением его принятия системой[25].

«Мобильный избиратель»: электронное заявление

Механизм «Мобильный избиратель» – электоральный механизм, позволяющий обеспечить возможность для голосования избирателей (участников референдума) по месту нахождения. «Мобильный избиратель» позволяет избирателям (участникам референдума), зарегистрированным в избирательном округе, на котором проходит голосование, голосовать в любой участковой избирательной комиссии данного избирательного округа. Впервые данный механизм использовался на региональных выборах 10 сентября 2017 года в 20 субъектах РФ, заменив собой открепительные удостоверения.

Для голосования по месту нахождения избирателю (участнику референдума) необходимо подать соответствующее заявление. Заявление может быть подано как в бумажной форме (в ТИК, УИК или МФЦ), так и в электронной через федеральную государственную информационную систему «Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)» (ЕПГУ).

Механизм выбора избирателями (участниками референдума) места для голосования путём подачи электронного заявления представляется очень важным техническим новшеством для избирательной системы России. Представляется возможным выделить следующие преимущества механизма.

Во-первых, информация об исключении избирателя (участника референдума) из списка избирателей (участников референдума) по месту жительства и о включении избирателя (участника референдума) в список избирателей (участников референдума) по месту нахождения передаётся в ГАС «Выборы» автоматически, без участия ТИК, что при отсутствии сбоев со стороны технических средств позволяет наилучшим образом гарантировать активное избирательное право граждан;

Во-вторых, данный механизм представляется первым шагом на пути к введению в России механизма удалённого электронного голосования. Конституционно-правовые особенности, связанные с внедрением таково вида голосования, описаны ниже.

Перспектива: удаленное электронное голосование

Широко обсуждается, что следующим шагом по внедрению технических средств в избирательный процесс может стать удалённое электронное голосование, то есть голосование при помощи средств удалённой связи (СМС, ИТС «Интернет»), без необходимости явки на избирательный участок. Уже сейчас инструмент удалённого электронного голосования широко используется в публичной политической деятельности: для формирования списков кандидатов на выборы («праймериз»), формирования Общественной палаты РФ, проведения программы реновации в Москве.

Удалённое электронное голосование при должном функционировании имеет множество преимуществ перед иными формами голосования. Оно позволяет повысить явку на выборах, снизить затраты на проведение голосования, ускорить процесс подсчёта голосов, предоставляет дополнительную возможность для участия на выборах маломобильных граждан и граждан, проживающих в труднодоступных районах.

В то же время, анализ технических средств, применяемых для удаленного электронного голосования и доступных на сегодняшний день, позволяет выявить целый ряд рисков для принципов избирательного права.

Во-первых, для участия в удалённом электронном голосовании требуется наличие у избирателя необходимого технического (мобильный телефон, компьютер) и программного обеспечения. Их отсутствие у некоторых избирателей неизбежно приводит к нарушению принципа всеобщего избирательного права. При том что в России можно говорить о высоком уровне использования ИКТ в домашних хозяйствах (согласно исследованию Росстата 99,8 процентов домашних хозяйств имеет доступ к телефонной связи, 76 процентов граждан имеет доступ к ИТС «Интернет»[26]), принцип всеобщего избирательного права предполагает предоставление каждому гражданину РФ, достигшему 18 лет, возможности реализовать своё активное избирательное право. Таким образом, проведение голосования исключительно удалённым способом возможно только в том случае, если все избиратели гарантировано будут иметь доступ к техническому и программному оснащению, необходимому для участия в таком голосовании. В настоящий же момент, а также в среднесрочной перспективе удалённое электронное голосование может использоваться только в дополнении к голосованию в участковой избирательной комиссии. Данную позицию подтверждает и рекомендация Совета Европы, согласно которой в случае отсутствия всеобщего доступа к каналам электронного голосования средства электронного голосования должны являться лишь дополнительными и необязательными средствами голосования[27].

Во-вторых, наиболее сложной проблемой для реализации принципов всеобщего и равного избирательного права при проведении удалённого электронного голосования является необходимость гарантировать, чтобы каждый избиратель мог подать ровно один голос (или равное количество голосов). Иными словами, каждый избиратель должен получить доступ только к одному электронному избирательному бюллетеню в рамках одного голосования, и данный бюллетень должен быть корректно учтён при подсчёте голосов. Данный вопрос решается в разных странах по-разному: в Эстонии доступ к электронному бюллетеню предоставляется только после считывания ID-карты (удостоверения личности) специальным устройством[28], в Женеве избирателям по почте направляют одноразовую карточку для голосования, на которой указаны номер избирателя, секретный код для регистрации на сайте для голосования, а также контрольный код[7, c. 59]. Однако, как показывает практика, данные меры не гарантируют правильного подсчёта голосов: исследования избирательной системы в Женеве показали, что специалист в области информационных технологий способен изменить волеизъявление избирателя; кроме того, по одной карточке избирателя технически возможно проголосовать дважды. Думается, что для проведения электронного голосования в России можно использовать подтверждённую учётную запись избирателя на ЕПГУ или электронную подпись, однако и данные механизмы полностью не исключают возможность некорректного учёта волеизъявления избирателя.

В-третьих, удалённое электронное голосование связано с той же проблемой, что и голосование при помощи КЭГ: невозможен достоверный контроль правильности подсчёта голосов избирательными комиссиями без использования технических средств автоматического пересчёта голосов. Таким образом, отсутствует гарантия всеобщего и равного голосования, нарушается принцип гласности избирательных комиссий.

В-четвертых, проведение удалённого электронного голосования не гарантирует и соблюдение принципа тайного голосования. К примеру, избиратели, не имеющие техническое и программное обеспечение, необходимое для участия в удалённом электронном голосовании, могут воспользоваться ресурсами третьего лица. В этом случае весьма вероятно, что данное лицо воспользуется положением для воздействия на избирателя в момент подачи голоса.

Таким образом, введение механизма удалённого электронного голосования в России представляется возможным только с учётом следующих условий:

1) удалённое электронное голосование станет механизмом, дополняющим голосование с использованием бумажных бюллетеней и КЭГ;

2) голосование будет проходить с использованием авторизованного технического и программного обеспечения, с возможностью голосования в специальных помещениях;

3) будет организована возможность пересчёта голосов избирательными комиссиями без использования технических средств автоматического подсчёта голосов.

С учётом вышеизложенного, можно говорить об успешном опыте интеграции технических средств в избирательный процесс в Российской Федерации. При этом для того, чтобы конституционные принципы избирательного права были реализованы, необходимо совершенствовать избирательный механизм как с технологической точки зрения (установить прямую связь между ГАС «Выборы» и КОИБ/КЭГ, предусмотреть распечатку КЭГ подтверждение голосования избирателем в бумажной форме и так далее), так и с правовой (расширить случаи ручного пересчёта голосов, расширить контроль за использованием ключевого носителя информации и так далее). Проведение удалённого электронного голосования в настоящее время представляется невозможным с учётом принципов избирательного права. Реализовать этот механизм можно будет только после совершенствования существующих технических средств и принятии необходимых норм избирательного права.

Библиография
1.
Арешев А. Г., Приходько Л. В. Зарубежный и отечественный опыт использования и правового обеспечения электронного голосования // Теоретические проблемы информационного права, 2006. - С. 175-200.
2.
Горностаева Е. О. Зарубежный опыт электронного голосования на выборах // Конституционное и муниципальное право, № 21, 2008. - С. 39-40.
3.
Кетова Л. П., Харсеева Е. С. Опыт электронного голосования в Российской Федерации // Российское государство и право: история и современность: Сб. ст. преподавателей и студентов спец. «Юриспруденция» ЮРГТУ (НПИ). - 2009. - С. 49-56.
4.
Вешняков А. А. Общая характеристика гарантий обеспечения избирательных прав граждан с использованием ГАС «Выборы» // Конституционное и муниципальное право, 2006, № 8. - С. 2-10.
5.
Сербин М. В. Перспективы развития электронного голосования в Российской Федерации // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, 2011, № 4, ч. 2. - С. 168-170.
6.
Шубина Н. В. Перспективы применения электронного голосования в избирательном процессе // Проблемы избирательного права и применение инновационных технологий в избирательном процессе Российской Федерации: сборник трудов по материалам научно-политических конференций 28-30.06.2010, 11.02.2011. Санкт-Петербург, издательство Политехнического университета, 2011. - С. 5-9.
7.
Шульга-Морская Т. В. Электронное голосование: опыт и перспективы Швейцарии и России // Адвокат, 2013, № 3. - C. 57-72.
8.
Указ Президента РФ от 23.08.1994 № 1723 «О разработке и создании государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы» // Собрание законодательства РФ, 29.08.1994, № 18, ст. 1723.
9.
Ломов Ю.С. Разработка и создание первой очереди Государственной автоматизированной системы «Выборы» // Виртуальный компьютерный музей. URL: http://www.computer-museum.ru/articles/sistemi_kompleksi/953/ (дата обращения: 19.01.2019).
10.
Федеральный закон от 10.01.2003 № 20-ФЗ «О Государственной автоматизированной системе Российской Федерации «Выборы» // Собрание законодательства РФ, 13.01.2003, № 2, ст. 172.
11.
Часть 1 статьи 74 Федерального закона от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 17.06.2002, № 24, ст. 2253.
12.
Постановление ЦИК России от 06.12.2017 № 113/926-7 «О порядке использования Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы» при подготовке и проведении выборов Президента Российской Федерации» // Вестник ЦИК России, № 12, 2017.
13.
Постановление ЦИК России от 28.02.2018 № 145/1205-7 «Об Инструкции по организации единого порядка установления итогов голосования, определения результатов выборов Президента Российской Федерации с использованием Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы» // Вестник ЦИК России, № 7, 2018.
14.
Юрасова Т. В. Мытищи-гейт. 68 председателей избиркомов в одном только подмосковном городе переписали результаты выборов. Представляем доказательства // Новая газета. – 2016. – № 136. – С. 5-9.
15.
Постановление ЦИК России от 19.09.2011 № 33/302-6 «Об Инструкции о порядке использования технических средств подсчета голосов - комплексов обработки избирательных бюллетеней 2003 на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации» // Вестник Центризбиркома РФ, № 13, 2011.
16.
Постановление ЦИК России от 06.07.2011 № 19/204-6 «Об Инструкции о порядке использования технических средств подсчета голосов - комплексов обработки избирательных бюллетеней 2010 на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации» // Вестник Центризбиркома РФ, № 10, 2011.
17.
Постановление ЦИК России от 08.02.2018 № 139/1148-7 «Об Инструкции о порядке использования технических средств подсчета голосов - комплексов обработки избирательных бюллетеней 2017 на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации» // Вестник ЦИК России, № 6, 2018.
18.
Апелляционное определение Московского городского суда от 20.05.2014 по делу № 33-14526 // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 19.01.2019).
19.
Часть 5 статьи 3 Федерального закона от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 17.06.2002, № 24, ст. 2253.
20.
Раздел 241 Закона США об организации голосования в Америке (Help Amerika Vote Act) 2002 года // Официальный сайт Конгресса США. URL: https://www.congress.gov/107/plaws/publ252/PLAW-107publ252.pdf (дата обращения: 19.01.2019).
21.
Часть 25 статьи 68 Федерального закона от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 17.06.2002, № 24, ст. 2253.
22.
Automatic recounts // National Conference of State Legislators. URL: http://www.ncsl.org/research/elections-and-campaigns/automatic-recount-thresholds.aspx (дата обращения: 19.01.2019).
23.
Часть 7 статьи 102.141 Статутов штата Флорида (Florida Statutes) // Official Internet Site of the Florida Legislature. URL: http://www.leg.state.fl.us/statutes/index.cfm?App_mode=Display_Statute&URL=0100-0199/0102/Sections/0102.141.html (дата обращения: 19.01.2019).
24.
Постановление ЦИК России от 07.09.2011 № 31/276-6 «О Порядке электронного голосования с использованием комплексов для электронного голосования на выборах, проводимых в Российской Федерации» // Вестник Центризбиркома РФ, № 13, 2011.
25.
Решение Федерального конституционного суда ФРГ от 03.03.2009 № 2 BvC 3/07, 2 BvC 4/07 // Официальный сайт Федерального конституционного суда ФРГ. URL: https://www.bundesverfassungsgericht.de/e/cs20090303_2bvc000307.html (дата обращения: 19.01.2019).
26.
Мониторинг развития информационного общества в Российской Федерации // Федеральная служба государственной статистики. URL: www.gks.ru/free_doc/new_site/business/it/monitor_rf.xls (дата обращения: 19.01.2019).
27.
Пункт 3 Рекомендации № CэсM/Rec(2017)5 Комитета министров Совета Европы «О правилах электронного голосования» // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание, 2017, № 11, с. 144-149.
28.
Электронное голосование в Эстонии // Академия Электронного Управления. URL: https://ega.ee/wp-content/uploads/2016/08/eDem_infomaterjal_i-h22letamine_rus.pdf (дата обращения: 19.01.2019).
References (transliterated)
1.
Areshev A. G., Prikhod'ko L. V. Zarubezhnyi i otechestvennyi opyt ispol'zovaniya i pravovogo obespecheniya elektronnogo golosovaniya // Teoreticheskie problemy informatsionnogo prava, 2006. - S. 175-200.
2.
Gornostaeva E. O. Zarubezhnyĭ opyt elektronnogo golosovaniya na vyborakh // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo, № 21, 2008. - S. 39-40.
3.
Ketova L. P., Kharseeva E. S. Opyt elektronnogo golosovaniya v Rossiiskoi Federatsii // Rossiiskoe gosudarstvo i pravo: istoriya i sovremennost': Sb. st. prepodavatelei i studentov spets. «Yurisprudentsiya» YuRGTU (NPI). - 2009. - S. 49-56.
4.
Veshnyakov A. A. Obshchaya kharakteristika garantii obespecheniya izbiratel'nykh prav grazhdan s ispol'zovaniem GAS «Vybory» // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo, 2006, № 8. - S. 2-10.
5.
Serbin M. V. Perspektivy razvitiya elektronnogo golosovaniya v Rossiĭskoĭ Federatsii // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki, 2011, № 4, ch. 2. - S. 168-170.
6.
Shubina N. V. Perspektivy primeneniya elektronnogo golosovaniya v izbiratel'nom protsesse // Problemy izbiratel'nogo prava i primenenie innovatsionnykh tekhnologiĭ v izbiratel'nom protsesse Rossiĭskoĭ Federatsii: sbornik trudov po materialam nauchno-politicheskikh konferentsii 28-30.06.2010, 11.02.2011. Sankt-Peterburg, izdatel'stvo Politekhnicheskogo universiteta, 2011. - S. 5-9.
7.
Shul'ga-Morskaya T. V. Elektronnoe golosovanie: opyt i perspektivy Shveitsarii i Rossii // Advokat, 2013, № 3. - C. 57-72.
8.
Ukaz Prezidenta RF ot 23.08.1994 № 1723 «O razrabotke i sozdanii gosudarstvennoi avtomatizirovannoi sistemy Rossiiskoi Federatsii «Vybory» // Sobranie zakonodatel'stva RF, 29.08.1994, № 18, st. 1723.
9.
Lomov Yu.S. Razrabotka i sozdanie pervoi ocheredi Gosudarstvennoi avtomatizirovannoi sistemy «Vybory» // Virtual'nyi komp'yuternyi muzei. URL: http://www.computer-museum.ru/articles/sistemi_kompleksi/953/ (data obrashcheniya: 19.01.2019).
10.
Federal'nyi zakon ot 10.01.2003 № 20-FZ «O Gosudarstvennoi avtomatizirovannoi sisteme Rossiiskoi Federatsii «Vybory» // Sobranie zakonodatel'stva RF, 13.01.2003, № 2, st. 172.
11.
Chast' 1 stat'i 74 Federal'nogo zakona ot 12.06.2002 № 67-FZ «Ob osnovnykh garantiyakh izbiratel'nykh prav i prava na uchastie v referendume grazhdan Rossiiskoi Federatsii» // Sobranie zakonodatel'stva RF, 17.06.2002, № 24, st. 2253.
12.
Postanovlenie TsIK Rossii ot 06.12.2017 № 113/926-7 «O poryadke ispol'zovaniya Gosudarstvennoi avtomatizirovannoi sistemy Rossiiskoi Federatsii «Vybory» pri podgotovke i provedenii vyborov Prezidenta Rossiiskoi Federatsii» // Vestnik TsIK Rossii, № 12, 2017.
13.
Postanovlenie TsIK Rossii ot 28.02.2018 № 145/1205-7 «Ob Instruktsii po organizatsii edinogo poryadka ustanovleniya itogov golosovaniya, opredeleniya rezul'tatov vyborov Prezidenta Rossiiskoi Federatsii s ispol'zovaniem Gosudarstvennoi avtomatizirovannoi sistemy Rossiiskoi Federatsii «Vybory» // Vestnik TsIK Rossii, № 7, 2018.
14.
Yurasova T. V. Mytishchi-geit. 68 predsedatelei izbirkomov v odnom tol'ko podmoskovnom gorode perepisali rezul'taty vyborov. Predstavlyaem dokazatel'stva // Novaya gazeta. – 2016. – № 136. – S. 5-9.
15.
Postanovlenie TsIK Rossii ot 19.09.2011 № 33/302-6 «Ob Instruktsii o poryadke ispol'zovaniya tekhnicheskikh sredstv podscheta golosov - kompleksov obrabotki izbiratel'nykh byulletenei 2003 na vyborakh i referendumakh, provodimykh v Rossiiskoi Federatsii» // Vestnik Tsentrizbirkoma RF, № 13, 2011.
16.
Postanovlenie TsIK Rossii ot 06.07.2011 № 19/204-6 «Ob Instruktsii o poryadke ispol'zovaniya tekhnicheskikh sredstv podscheta golosov - kompleksov obrabotki izbiratel'nykh byulletenei 2010 na vyborakh i referendumakh, provodimykh v Rossiiskoi Federatsii» // Vestnik Tsentrizbirkoma RF, № 10, 2011.
17.
Postanovlenie TsIK Rossii ot 08.02.2018 № 139/1148-7 «Ob Instruktsii o poryadke ispol'zovaniya tekhnicheskikh sredstv podscheta golosov - kompleksov obrabotki izbiratel'nykh byulletenei 2017 na vyborakh i referendumakh, provodimykh v Rossiiskoi Federatsii» // Vestnik TsIK Rossii, № 6, 2018.
18.
Apellyatsionnoe opredelenie Moskovskogo gorodskogo suda ot 20.05.2014 po delu № 33-14526 // SPS «Konsul'tantPlyus» (data obrashcheniya: 19.01.2019).
19.
Chast' 5 stat'i 3 Federal'nogo zakona ot 12.06.2002 № 67-FZ «Ob osnovnykh garantiyakh izbiratel'nykh prav i prava na uchastie v referendume grazhdan Rossiiskoi Federatsii» // Sobranie zakonodatel'stva RF, 17.06.2002, № 24, st. 2253.
20.
Razdel 241 Zakona SShA ob organizatsii golosovaniya v Amerike (Help Amerika Vote Act) 2002 goda // Ofitsial'nyi sait Kongressa SShA. URL: https://www.congress.gov/107/plaws/publ252/PLAW-107publ252.pdf (data obrashcheniya: 19.01.2019).
21.
Chast' 25 stat'i 68 Federal'nogo zakona ot 12.06.2002 № 67-FZ «Ob osnovnykh garantiyakh izbiratel'nykh prav i prava na uchastie v referendume grazhdan Rossiiskoi Federatsii» // Sobranie zakonodatel'stva RF, 17.06.2002, № 24, st. 2253.
22.
Automatic recounts // National Conference of State Legislators. URL: http://www.ncsl.org/research/elections-and-campaigns/automatic-recount-thresholds.aspx (data obrashcheniya: 19.01.2019).
23.
Chast' 7 stat'i 102.141 Statutov shtata Florida (Florida Statutes) // Official Internet Site of the Florida Legislature. URL: http://www.leg.state.fl.us/statutes/index.cfm?App_mode=Display_Statute&URL=0100-0199/0102/Sections/0102.141.html (data obrashcheniya: 19.01.2019).
24.
Postanovlenie TsIK Rossii ot 07.09.2011 № 31/276-6 «O Poryadke elektronnogo golosovaniya s ispol'zovaniem kompleksov dlya elektronnogo golosovaniya na vyborakh, provodimykh v Rossiiskoi Federatsii» // Vestnik Tsentrizbirkoma RF, № 13, 2011.
25.
Reshenie Federal'nogo konstitutsionnogo suda FRG ot 03.03.2009 № 2 BvC 3/07, 2 BvC 4/07 // Ofitsial'nyi sait Federal'nogo konstitutsionnogo suda FRG. URL: https://www.bundesverfassungsgericht.de/e/cs20090303_2bvc000307.html (data obrashcheniya: 19.01.2019).
26.
Monitoring razvitiya informatsionnogo obshchestva v Rossiiskoi Federatsii // Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki. URL: www.gks.ru/free_doc/new_site/business/it/monitor_rf.xls (data obrashcheniya: 19.01.2019).
27.
Punkt 3 Rekomendatsii № CesM/Rec(2017)5 Komiteta ministrov Soveta Evropy «O pravilakh elektronnogo golosovaniya» // Byulleten' Evropeiskogo suda po pravam cheloveka. Rossiiskoe izdanie, 2017, № 11, s. 144-149.
28.
Elektronnoe golosovanie v Estonii // Akademiya Elektronnogo Upravleniya. URL: https://ega.ee/wp-content/uploads/2016/08/eDem_infomaterjal_i-h22letamine_rus.pdf (data obrashcheniya: 19.01.2019).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"