по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Критериальный подход в исследовании невоенных средств нейтрализации военных опасностей
Ярков Сергей Алексеевич

начальник управления, Военный институт (управления национальной обороной) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, пр. Вернадского, 100, оф. 808

Yarkov Sergei Alekseevich

Head of the Department, National Defense Management Center, Military Academy of the General Staff of the Armed Forces of Russia

119571, Russia, Moscow, Prospekt Vernadskogo 100, office #808

gniiivm-skur@ya.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования являются невоенные средства нейтрализации военных опасностей. Объектом исследования является обеспечение национальной безопасности Российской Федерации. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы как экспертный анализ невоенных средств обеспечения военной безопасности, перечень который был сформулирован на основе законодательства, регулирующего правоотношения в сфере национальной обороны, военных доктринальных документов. Особое внимание уделяется определению значимости применения невоенных средств в целях предотвращения и нейтрализации широкого перечня военных опасностей на основе результатов опроса представительной группы экспертов. Методология исследований базируется на системном подходе и объединяет методы военной стратегии, политологии, конфликтологии, источниковедения, сбора и обработки экспертной информации. Основными выводами проведенного исследования являются выделенные, на основании произведенной классификации, политические, дипломатические, экономические, правовые и информационные невоенные средства нейтрализации военных опасностей. Особым вкладом автора в исследование темы является обоснование необходимости расширения перечня невоенных средств обеспечения военной безопасности за счет рассмотрения социальных и духовных (социо-культурных) средств.

Ключевые слова: национальная безопасность, военная безопасность, военная опасность, нейтрализация военных опасностей, невоенные средства, экспертный анализ, национальная оборона, военные доктринальные документы, перечень военных опасностей, обороноспособность

DOI:

10.25136/2409-7543.2017.6.21912

Дата направления в редакцию:

05-02-2017


Дата рецензирования:

10-02-2017


Дата публикации:

16-01-2018


Abstract.

The subject of the research is non-military means for neutralizing military threats. The object of the research is the provision of the national security of the Russian Federation. The author examines such aspects of the topic as expert analysis of non-military means of ensuring military security, a list of which was formulated on the basis of legislation regulating relations in the field of national defense and military doctrinal documents. Particular attention is paid to determining the significance of the use of non-military means to prevent and neutralize a wide range of military threats on the basis of the results of the survey that involved representatives of the expert group. The research methodology is based on the systems approach and integrates the methods of military strategy, political science, conflict resolution, source, collection and processing of expert information. The main conclusions of the research are political, diplomatic, economic, legal and information non-military means of neutralizing military threats selected on the basis of the classification produced. The special contribution of the author to the research topic is that the author emphasizes the need to extend the list of non-military means of ensuring military security by addressing social and spiritual (socio-cultural) resources.

Keywords:

military doctrinal documents, national defense, expert analysis, non-military means, neutralization of military threats, military threat, military security, national security, list of military threats, defenses

Введение

Важными характеристиками качества научных результатов являются их достоверность и обоснованность. Значение этих показателей многократно возрастает при анализе военных опасностей и угроз Российской Федерации, эффективности деятельности органов государственного и военного управления, важности применяемых ими военных и невоенных средств обеспечения военной безопасности [1-3].

Учитывая большой интерес к проблеме изучения военных опасностей, способов и средств их предотвращения и ликвидации, в процессе прикладного военно-политологического исследования использовались научные и практические наработки в сфере национальной и военной безопасности [4-7].

Критериальный подход к описанию значимости использования невоенных средств в сфере обеспечения военной безопасности опирается на понимание критерия как мерила оценки, суждения [8, 9], как признака, на основании которого производится оценка, как средства проверки (в теории познания как признака истинности или ложности положения [10]) и предполагает фиксацию пороговых качественных и количественных их характеристик. Этот подход является достаточно релевантным в военной науке применительно к управленческой деятельности. В связи с этим именно он был использован в качестве приоритетного исследовательского инструмента при раскрытии темы исследования.

Формы и методы достижения целей силового противоборства

При формулировании предмета экспертного исследования в содержание невоенных средств обеспечения военной безопасности были включены уже используемые в публикациях и введенные в научный оборот определения форм и методов достижения целей силового противоборства [11, 12].

Из определенных в военно-доктринальных документах невоенных средств можно выделить политические, дипломатические, политико-дипломатические и иные средства, используемые для обеспечения военной безопасности (рис. 1).

Из определенных в военно-доктринальных документах невоенных средств можно выделить политические, дипломатические, политико-дипломатические и иные средства, используемые для обеспечения военной безопасности (рис. 1).

1_07

Рисунок 1 – Структура невоенных средств и мер нейтрализации военных опасностей

К политическим невоенным средствам, используемым в нейтрализации военных опасностей, могут быть отнесены: принятие политических решений государственными органами законодательной и исполнительной власти в связи с создавшейся ситуацией; политические заявления; различные формы политической поддержки руководителей государства со стороны социальных институтов и лидеров общественного мнения и др.

Дипломатические невоенные средства в рамках рассмотрения данной темы включают в себя: встречи (официальные, неофициальные) глав государств и правительств, политических делегаций; переговоры и консультации в целях улучшения (поддержания) межгосударственных отношений; проведение встреч, совещаний, конференций с участием руководства военно-политических союзов для оценки уровня опасности и по выработке рекомендаций в части совместных действий; объявление ультимативных требований государствам, от которых исходит опсность; отмена (прекращение) переговоров, встреч и иных контактов с государствами-агрессорами; активизация политической деятельности со странами, не вовлеченными в конфликт; сокращение численности персонала посольств, консульств и представительств; эвакуация членов семей дипломатов; разрыв дипломатических отношений; использование международных институтов (ООН, ОБСЕ и др.) для принятия мер по отношению к государствам, дестабилизирующим международную обстановку и др.

Наибольший эффект по своему влиянию на развитие опасной ситуации, особенно для стран, уязвимых в ресурсном отношении оказывают экономические средства . К таким средствам, в частности, могут быть отнесены:

расширение внешних экономических связей, проведение переговоров по разрешению проблем в торгово-экономической сфере;

заключение или пролонгация долгосрочных договоров на взаимовыгодной основе;

приостановление всех (или определенных) видов торгово-экономического диалога;

решение вопроса о возможном прекращении поставок (в том числе вооружения) государствам с целью удержать их от оказания помощи агрессору;

свертывание программ долгосрочного сотрудничества и прекращение иных экономических связей;

прекращение переговоров о расширении торгово-экономического сотрудничества; уменьшение (прекращение предоставления) кредитов, инвестиций, введение эмбарго на поставку сырья и энергоносителей;

применение иных санкций в части торгово-экономического; научно-технического (военно-технического) сотрудничества;

осуществление блокады воздушных, наземных и морских границ с целью оказания давления на государство-агрессора;

полный или частичный разрыв отношений в части железнодорожного, морского, воздушного, почтового сообщения.

Правовые средства, используемые в нейтрализации военных опасностей, могут быть следующими: юридически оформленное право на применение военной силы за рубежами страны; подписание двусторонних и многосторонних договоров и соглашений, направленных на улучшение обстановки в мире (регионе) и предотвращение вооруженных конфликтов; требование на государственном уровне соблюдения норм международного права, договоров и соглашений; использование международных и иных вспомогательных правовых институтов (Международный суд ООН, Арбитражный суд и т.д.) и т.д.

Информационные средства, используемые в нейтрализации военных опасностей носят не только технологический, но и преимущественно психологический, политико-мобилизационный характер, включая меры информационно-психологического воздействия, направленного на формирование выгодного общественного мнения внутри страны и за рубежом; широкую пропаганду строжайшего соблюдения международных договоров и соглашений; принятие мер по срыву психологических операций, направленных на разжигание национальной вражды, националистических и других дестабилизирующих настроений; формирование общественного мнения по разоблачению намерений потенциального противника; информационную пропаганду проведения международных конференций с осуждением мировой общественностью потенциальных агрессоров; информационно-психологическое воздействие на государства с целью удержания их от оказания любой помощи странам, готовящим конфликт [13-19].

Невоенные средства нейтрализации военных опасностей представляют собой способы, возможности, методы достижения нейтрализации военных опасностей, а невоенные меры (меры невоенного характера) – это конкретные мероприятия для реализации (воплощения) данных возможностей (табл. 1).

Таблица 1 – Перечень мер, используемых при применении невоенных средств нейтрализации военных опасностей

Невоенные меры

Невоенные средства

Дипломатические

Политические

Политико-дипломатические

Политические

Переговоры

Конференции

Угроза применения силы

Заключение союзов

Участие в работе международных организаций

Политико-дипломатические

Посредничество

Передача дипломатических нот

Встречи официальных лиц

Ультиматумы

Компромиссы

«Челночная» дипломатия

Экономические

Заключение экономических союзов

Экономические санкции (контрсанкции)

Лоббирование предвзятых решений экономических структур

Лоббирование отечественных компаний

Информационные

Доведение официальной позиции

Интервью для СМИ

Пропагандистские компании

Социальные

Обмен делегациями общественных организаций

Гуманитарная помощь

Посредничество

Мероприятия по дестабилизации социальной обстановки

Правовые

Дипломатическая переписка

Участие в работе международных органов

Заключение договоров

Экспертный анализ форм и методов нейтрализации военных опасностей

В процессе проведения военно-политологического прикладного исследования методов, средств и механизмов обеспечения военной безопасности, политико-правового регулирования военной сферы использовались методологические и методические источники [20-26].

Для критериального определения значимости видом невоенных средств, используемых для нейтрализации военных опасностей, а также их качественного и количественного описания в ходе исследования применены методы нормирования первичных данных, построения интегрированных индексов и их рандомизации.

Для определения качественных и количественных показателей значимости невоенных средств в целях нейтрализации военных опасностей для нашей страны в современных условиях сформирована группа 14 экспертов предметной области. Интегральный показатель компетентности группы экспертов, рассчитанный по [27-29], позволяет считать мнение группы экспертов обоснованным и заслуживающим доверия.

Эксперты считают, что в целом невоенные средства имеют большую значимость для обеспечения военной безопасности: обобщенный уровень их значимости составляет 76% (от максимально возможной оценки).

Сравнительный анализ различных видов невоенных средств обеспечения военной безопасности показывает, что приоритетными являются по мнению экспертов информационные (93,3% от максимально возможного уровня) и политические (92,2%).

Существенно меньшую значимость имеют дипломатические (67,8%), экономические (64,4%) и правовые средства (62,2%), используемые для нейтрализации военных опасностей.

Не менее информативными являются интегративные показатели важности невоенных средств, используемых для нейтрализации конкретных военных опасностей. Так, для нейтрализации внешней военной опасности, такой как наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приближение военной инфраструктуры стран – членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путем дальнейшего расширения блока, уровень значимости невоенных средств составляет 0,84%. При этом эксперты считают, что на «высоком» уровне значимости находятся политические, дипломатические и информационные средства. Одновременно, экономические и правовые оцениваются как средства среднего уровня.

Указанная в военных доктринальных документах внешняя военная опасность – дестабилизация обстановки в отдельных государствах и регионах и подрыв глобальной и региональной стабильности – может также нейтрализовываться путем использования невоенных средств. Однако уровень их значимости существенно меньше – всего 60% от максимально возможного. На высоком уровне, по мнению экспертов, находятся информационные средства, выше среднего уровень политических и дипломатических средств. Эксперты не считают значимыми экономические и информационные средства.

Развертывание (наращивание) воинских контингентов иностранных государств (групп государств) на территориях государств, сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками, а также в прилегающих акваториях, в том числе для политического и военного давления на Российскую Федерацию, как внешняя военная опасность нейтрализуется невоенными средствами при учете, что интегративный уровень их применения составляет 72%. В структуре этих средств на высоком уровне квалифицируются политические и информационные средства. Уровень выше среднего имеют дипломатические средства. При этом на уровне ниже среднего оцениваются экономические и правовые средства.

Эксперты оценили значимость невоенных средств для нейтрализации такой военной опасности, как создание и развертывание систем стратегической противоракетной обороны, подрывающих глобальную стабильность и нарушающих сложившееся соотношение сил в ракетно-ядерной сфере, реализация концепции «глобального удара», намерение разместить оружие в космосе, а также развертывание стратегических неядерных систем высокоточного оружия. Интегративный уровень значимости применения этих средств составляет 80%. Высокозначимыми для нейтрализации этой военной опасности являются политические и информационные средства. Уровень значимости выше среднего имеют дипломатические, а средний экономические и правовые средства.

Эксперты высказали мнение о том, что политические, дипломатические и информационные средства являются высокозначимыми для нейтрализации внешней военной опасности, определяемой как территориальные претензии к Российской Федерации и ее союзникам, вмешательство в их внутренние дела. Уровень значимости выше среднего имеют экономические и правовые средства. Общий же интегративный уровень значимости составляет 92% - один из наиболее высоких, из выявленных в ходе исследования.

Закономерно ниже интегративный уровень значимости невоенных средств (72%) для нейтрализации такой военной опасности как распространение оружия массового поражения, ракет и ракетных технологий. Высокий уровень значимости экспертами не определен ни для одного из видов. Только выше среднего диагностируется уровень значимости политических, дипломатических и информационных средств. На среднем уровне значимости, по мнению экспертов, находятся экономические и правовые средства.

Современная геополитическая ситуация характеризуется и наличием такой внешней военной опасности для нашей страны, как нарушение отдельными государствами международных договоренностей, а также несоблюдение ранее заключенных международных договоров в области запрещения, ограничения и сокращения вооружений. Эксперты оценивают интегративную значимость невоенных средств для ее нейтрализации на уровне 85%. Вполне ожидаемо, что дипломатические средства оцениваются при этом как высокозначимые. Другие средства – политические, экономические, правовые и информационные – оцениваются по степени значимости как находящиеся на уровне выше среднего.

Документально в качестве внешней военной опасности закреплено применение военной силы на территориях государств, сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками, в нарушение Устава Организации Объединенных Наций (ООН) и других норм международного права. Реальное противостояние этому могут оказать применение невоенных средств. При этом интегративный уровень значимости их применения составляет 96%. Большинство этих средств – политических, дипломатических, экономических и информационных – отвечают критерию высоко значимых. На среднем уровне значимости находятся лишь правовые средства нейтрализации данной военной опасности.

Военно-политическая реальность такова, что невоенные средства в настоящее время востребованы и для нейтрализации такой внешней военной опасности, как наличие (возникновение) очагов и эскалация вооруженных конфликтов на территориях государств, сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками. Интегративный уровень их значимости составляет 64%. Выше среднего в их структуре диагностируется уровень значимости политических, дипломатических и информационных средств, а ниже среднего - экономических и правовых.

Нашей стране угрожает также внешняя военная опасность, которая определена в нормативных документах, как растущая угроза глобального экстремизма (терроризма) и его новых проявлений в условиях недостаточно эффективного международного антитеррористического сотрудничества, реальная угроза проведения терактов с применением радиоактивных и токсичных химических веществ, расширение масштабов транснациональной организованной преступности, прежде всего незаконного оборота оружия и наркотиков. Интегративный уровень значимости применения невоенных средств составляет 64%. При этом критерию высокого уровня отвечают политические и информационные средства, а дипломатические, экономические и правовые средства квалифицируются уровнем ниже среднего.

Такая внешняя опасность, как наличие (возникновение) очагов межнациональной и межконфессиональной напряженности, деятельность международных вооруженных радикальных группировок, иностранных частных военных компаний в районах, прилегающих к государственной границе Российской Федерации и границам ее союзников, а также наличие территориальных противоречий, рост сепаратизма и экстремизма в отдельных регионах мира может быть, как считают эксперты, также нейтрализована с привлечением невоенных средств. Их интегративный уровень значимости также составляет 64%. Политические и информационные средства в их структуре отвечают критерию высокого уровня, а дипломатические, экономические и правовые – среднего уровня.

Все большее развитие получают в современных условиях виртуальное пространство, социальные сети, информационно-коммуникационные системы в целом. При общем положительном влиянии этого процесса на человеческую жизнь, экономику и культуру он может представлять и внешнюю военную опасность для нашей страны – использование информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях – для осуществления действий, противоречащих нормам международного права, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности, глобальной и региональной стабильности. Проведенное исследование выявило существенную значимость (96%) применения военных средств для ее нейтрализации. Практически все виды этих средств – политические, экономические, правовые и информационные, соответствуют критерию высокого уровня, а дипломатические – критерию уровня выше среднего.

Установление в государствах, сопредельных с Российской Федерацией, режимов, в том числе в результате свержения легитимных органов государственной власти, политика которых угрожает интересам Российской Федерации, как внешняя военная опасность, также может быть объектом нейтрализующего воздействия со стороны невоенных средств. Интегративный уровень их значимости составляет 76%. Анализ структуры этих средств выявляет как высокозначимые дипломатические, и квалифицируемые критерием выше среднего уровня значимости политические и информационные средства. Применение же экономических и правовых средств определяется средним уровнем.

Интегративный уровень значимости невоенных средств 68% диагностируется экспертами при оценке возможности их использования для нейтрализации такой военной опасности, как подрывная деятельность специальных служб и организаций иностранных государств и их коалиций против Российской Федерации. Уровень значимости выше среднего определен для политических и информационных средств, а средний – для дипломатических, экономических и правовых средств.

Сложность современного государственного и социально-политического развития заставляет обратить внимание и на внутренние военные опасности. Невоенные средства также могут сыграть свою роль в их нейтрализации.

Так, интегративный уровень значимости невоенных средств, противостоящих военной опасности, как деятельность, направленная на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в стране, дезорганизацию функционирования органов государственной власти, важных государственных, военных объектов и информационной инфраструктуры Российской Федерации, составляет 76%. Критерию высокого уровня отвечает оценка значимости политических и информационных средств. Уровень выше среднего определен для экономических и правовых средств, низкий уровень, что вполне оправданно, установлен для дипломатических средств.

Деятельность террористических организаций и отдельных лиц, направленная на подрыв суверенитета, нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, оцениваемая как внутренняя военная опасность, может быть отчасти нейтрализована с использованием невоенных средств. Уровень их интегративной значимости составляет 68%. При этом политических, экономических, правовых, информационных как выше среднего, а дипломатических определен на низком уровне.

Невоенные средства могут быть достаточно успешно использованы в нейтрализации такой внутренней военной опасности, как деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, имеющая целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества. Эксперты считают, что интегративный уровень значимости их применения в этой сфере составляет 68%. Высокозначимыми при этом являются политические и информационные средства, средний уровень оценки значимости получили экономические и правовые средства, низкий, вполне объяснимая для предотвращения внутренних военных опасностей, диагностирован у дипломатических средств.

Невоенные средства входят в арсенал нейтрализации такой внутренней военной опасности, как провоцирование межнациональной и социальной напряженности, экстремизма, разжигание этнической и религиозной ненависти либо вражды, находясь на интегративном уровне значимости с величиной 68%. Высокий уровень значимости имеют при этом в структуре этих средств такие их виды, как политические и информационные, средний уровень определен для экономических и правовых средств нейтрализации данной военной опасности, а низкий уровень – для дипломатических.

Более глубокая интерпретация полученных экспериментальных данных предполагает использование материалов исследований военных ученых, политологов, результаты практической деятельности органов государственного и военного управления в сфере обеспечения военной безопасности.

В последующем подобные исследования необходимо сделать мониторинговыми с активным использованием нормативной правовой базы, научных разработок отечественных ученых [30-33].

Важно отметить, что правовая форма закрепления доктринальных взглядов нашей страны на военные опасности, а также средства их предотвращения, нейтрализации и ликвидации, предполагает, что дальнейшее развитие изучения важности использования невоенных средств в сфере военной безопасности находится в логике определения эффективности военного законодательства, результативности правовых механизмов обеспечения военной безопасности, что также входит в сферу научных военно-политологических и военно-правовых исследований [34-37].

В последующем результаты экспертного опроса должны стать основой углубленного исследования как собственно указанных невоенных средств обеспечения военной безопасности, так и системного изучения военных опасностей, как объекта противодействия и нейтрализации с использованием различных средств, в том числе и невоенных. Определенные усилия требуется также приложить и для совершенствования предложенной методики экспертного опроса.

Заключение

В ходе исследования экспертному анализу были подвергнуты различные невоенные средства обеспечения военной безопасности, перечень который был сформулирован на основе законодательства, регулирующего правоотношения в сфере национальной обороны, военных доктринальных документов. На основании произведенной классификации выделены следующие невоенные средства в качестве объектов изучения: политические, дипломатические, экономические, правовые и информационные. Кроме того, в ходе экспертизы предложено расширить перечень для дальнейших исследований за счет социальных и духовных (социо-культурных) невоенных средств обеспечения военной безопасности.

Результаты исследования показали большую значимость применения невоенных средств в целях предотвращения и нейтрализации широкого перечня военных опасностей, что требует дополнительного изучения вопросов форм и методов их применения, в том числе с помощью представленной методики.

Библиография
1.
Чекинов С.Г., Богданов С.А. Влияние асимметричных действий на современную военную безопасность России // Вестник академии военных наук. 2010. № 1 (30). С. 46-53.
2.
Цырендоржиев С.Р. К вопросу о сущности военных угроз и невоенных мер их парирования // Вестник МГИМО Университета. 2015. № 2 (41). С. 140-149.
3.
Анисимов Е.Г., Анисимов В.Г., Гарькушев А.Ю., Селиванов А.А., Чварков С.В. Сущность и проблемы управления обеспечением безопасности и обороной государства // Известия Российской академии ракетных и артиллерийских наук. 2016. № 3 (93). С. 3-10.
4.
Лутовинов В.И. Система и источники военных угроз безопасности Российской Федерации // Материалы научно-практической конференции «Новые угрозы национальной безопасности Российской Федерации». М., 2008. С. 56-59.
5.
Макаренко И.К., Морозов, В.С. Военная безопасность государства: сущность, структура и пути обеспечения на современном этапе. http://vrazvedka.ru/main/editor/makarenko.html (дата обращения 12.12.2016).
6.
Военные угрозы безопасности в складывающейся системе международных отношений 21 века. http://centerpolit.ru/content.php?id=9 (дата обращения 12.12.2016).
7.
Карякин В. Угрозы военной безопасности Российской Федерации. http://catu.su/analytics/273-2012-03-25-15-03-37 и др. (дата обращения 12.12.2016).
8.
Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / Под ред. проф. Л.И. Скворцова. М.: Мир и Образование. 2014. 736 с.
9.
Кукушкин Ю.А., Богомолов А.В., Ушаков И.Б. Математическое обеспечение оценивания состояния материальных систем // Информационные технологии. 2004. № 7 (приложение). 32 с.
10.
Философский энциклопедический словарь. М.: 2010. 708 с.
11.
Кондаков Е.Е. Невоенные меры обеспечения военной безопасности Российской Федерации и основные проблемы их реализации. http://flot.com/publications/books/shelf/safety/11.htm
12.
Современная война. Генштаб ВС РФ и невоенные методы разрешения конфликтов. http://stockinfocus.ru/2015/03/09/sovremennaya-vojna-genshtab-vs-rf-i-nevoennye-metody-razresheniya-konfliktov/ (дата обращения 23.12.2016).
13.
Муса Кызы А.М. Неcиловые методы воздействия США // Известия ВУЗов Кыргызстана. 2016. № 4. С. 105-108.
14.
Пеньков Ю.А., Климов Р.С., Потапчук Н.П., Богомолов А.В. Система автоматизированного прогнозирования военно-политической обстановки. Патент на полезную модель RU № 165813. Опубл. 10.11.2016.
15.
Павлов Д.А., Бельский А.Н., Клименко О.В. Актуальные вопросы обеспечения военной безопасности Российской Федерации // Военная мысль. 2015. № 1 (2015). С. 3-10.
16.
Печатнов Ю.А. Методологические аспекты исследований механизма силового стратегического сдерживания // Проблемы безопасности и чрезвычайных ситуаций. 2011. № 3. С. 3-9.
17.
Рязанов Л.Ф., Стародуб И.В. Сетевой принцип организации «гибридной войны» // Вопросы безопасности. 2016. № 3. С. 80-88.
18.
Чекинов С.Г., Богданов С.А. Влияние непрямых действий на характер современной войны начального периода XXI столетия // Военная мысль. 2011. № 6. С. 3-13.
19.
Фёдоров М.В., Калинин К.М., Богомолов А.В., Стецюк А.Н. Математическая модель автоматизированного контроля выполнения мероприятий в органах военного управления // Информационно-измерительные и управляющие системы. 2011. Т. 9. № 5. С. 46-54.
20.
Казимирчук В.П. Социологические исследования в праве: проблемы и перспективы // Сов. государство и право. 1967. №10. С. 24-29.
21.
Шлыков С.А. О содержании понятия эффективности правовых норм // Проблемы совершенствования советского законодательства. М., 1977. С. 24-27.
22.
Тихомиров Ю.А. Действие закона. М., 1992. 122 с.
23.
Лапаева В.В. Конкретно-социологические исследования в праве. М., 1997. 154 с.
24.
Законотворчество в Российской Федерации / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 2000. 170 с.
25.
Сырых В.Н. Социология права. М., 2002. 88 с.
26.
Тихомиров Ю.А. Управление на основе права. М.: Формула права, 2007. 102 с.
27.
Гузий А.Г., Лушкин А.М., Майорова Ю.А. Теория и практика экспертного анализа состояний сложных динамических систем. М.: ИД Академии Жуковского, 2015. 128 с.
28.
Шибанов Г.П. Порядок формирования экспертных групп и проведения коллективной экспертизы // Информационные технологии. 2003. №12. С. 26-29.
29.
Богомолов А.В., Чикова С.С., Зуева Т.В., Тушнова Л.К. Методическое обеспечение обоснования приоритетвых направлений совершенствования системы предупреждения биологических террористических актов // Технологии живых систем. 2006. Т. 3. № 4. С. 33-42.
30.
Тлупова А.В. Региональный правовой мониторинг законопроекта и закона в субъектах Северо-Кавказского федерального округа: автореф. дис. ... канд. юр. наук. Нальчик, 2012. 32 с.
31.
Невеселов А.А. Правовой мониторинг и государственная политика: теоретико-правовые основы взаимодействия: автореф. дис. ... канд. юр. наук. Ростов-на-Дону, 2009. 24 с.
32.
Иванова Л.А. Определение эффективности нормативных актов в процессе правового мониторинга: автореф. дис. ... канд. юр. наук. М., 2011. 24 с.
33.
Фадеева А.С. Аналитическая функция правового мониторинга: автореф. дис. ... канд. юр. наук. М., , 2011. 24 с.
34.
Самощенко И.С., Никитинский В.И., Венгеров А.Б. Об основах методологии и методики изучения эффективности действия правовых норм // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 25. М., 1971. С. 45-49.
35.
Никитинский В.И. Эффективность норм трудового права. М., 1971. 92 с.
36.
Самощенко И.С. О понятии эффективности правовых норм // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 18. М., 1969. С. 23-27.
37.
Эффективность правовых норм. М., 1980. 142 с
References (transliterated)
1.
Chekinov S.G., Bogdanov S.A. Vliyanie asimmetrichnykh deistvii na sovremennuyu voennuyu bezopasnost' Rossii // Vestnik akademii voennykh nauk. 2010. № 1 (30). S. 46-53.
2.
Tsyrendorzhiev S.R. K voprosu o sushchnosti voennykh ugroz i nevoennykh mer ikh parirovaniya // Vestnik MGIMO Universiteta. 2015. № 2 (41). S. 140-149.
3.
Anisimov E.G., Anisimov V.G., Gar'kushev A.Yu., Selivanov A.A., Chvarkov S.V. Sushchnost' i problemy upravleniya obespecheniem bezopasnosti i oboronoi gosudarstva // Izvestiya Rossiiskoi akademii raketnykh i artilleriiskikh nauk. 2016. № 3 (93). S. 3-10.
4.
Lutovinov V.I. Sistema i istochniki voennykh ugroz bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii // Materialy nauchno-prakticheskoi konferentsii «Novye ugrozy natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii». M., 2008. S. 56-59.
5.
Makarenko I.K., Morozov, V.S. Voennaya bezopasnost' gosudarstva: sushchnost', struktura i puti obespecheniya na sovremennom etape. http://vrazvedka.ru/main/editor/makarenko.html (data obrashcheniya 12.12.2016).
6.
Voennye ugrozy bezopasnosti v skladyvayushcheisya sisteme mezhdunarodnykh otnoshenii 21 veka. http://centerpolit.ru/content.php?id=9 (data obrashcheniya 12.12.2016).
7.
Karyakin V. Ugrozy voennoi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii. http://catu.su/analytics/273-2012-03-25-15-03-37 i dr. (data obrashcheniya 12.12.2016).
8.
Ozhegov S.I. Tolkovyi slovar' russkogo yazyka / Pod red. prof. L.I. Skvortsova. M.: Mir i Obrazovanie. 2014. 736 s.
9.
Kukushkin Yu.A., Bogomolov A.V., Ushakov I.B. Matematicheskoe obespechenie otsenivaniya sostoyaniya material'nykh sistem // Informatsionnye tekhnologii. 2004. № 7 (prilozhenie). 32 s.
10.
Filosofskii entsiklopedicheskii slovar'. M.: 2010. 708 s.
11.
Kondakov E.E. Nevoennye mery obespecheniya voennoi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii i osnovnye problemy ikh realizatsii. http://flot.com/publications/books/shelf/safety/11.htm
12.
Sovremennaya voina. Genshtab VS RF i nevoennye metody razresheniya konfliktov. http://stockinfocus.ru/2015/03/09/sovremennaya-vojna-genshtab-vs-rf-i-nevoennye-metody-razresheniya-konfliktov/ (data obrashcheniya 23.12.2016).
13.
Musa Kyzy A.M. Necilovye metody vozdeistviya SShA // Izvestiya VUZov Kyrgyzstana. 2016. № 4. S. 105-108.
14.
Pen'kov Yu.A., Klimov R.S., Potapchuk N.P., Bogomolov A.V. Sistema avtomatizirovannogo prognozirovaniya voenno-politicheskoi obstanovki. Patent na poleznuyu model' RU № 165813. Opubl. 10.11.2016.
15.
Pavlov D.A., Bel'skii A.N., Klimenko O.V. Aktual'nye voprosy obespecheniya voennoi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii // Voennaya mysl'. 2015. № 1 (2015). S. 3-10.
16.
Pechatnov Yu.A. Metodologicheskie aspekty issledovanii mekhanizma silovogo strategicheskogo sderzhivaniya // Problemy bezopasnosti i chrezvychainykh situatsii. 2011. № 3. S. 3-9.
17.
Ryazanov L.F., Starodub I.V. Setevoi printsip organizatsii «gibridnoi voiny» // Voprosy bezopasnosti. 2016. № 3. S. 80-88.
18.
Chekinov S.G., Bogdanov S.A. Vliyanie nepryamykh deistvii na kharakter sovremennoi voiny nachal'nogo perioda XXI stoletiya // Voennaya mysl'. 2011. № 6. S. 3-13.
19.
Fedorov M.V., Kalinin K.M., Bogomolov A.V., Stetsyuk A.N. Matematicheskaya model' avtomatizirovannogo kontrolya vypolneniya meropriyatii v organakh voennogo upravleniya // Informatsionno-izmeritel'nye i upravlyayushchie sistemy. 2011. T. 9. № 5. S. 46-54.
20.
Kazimirchuk V.P. Sotsiologicheskie issledovaniya v prave: problemy i perspektivy // Sov. gosudarstvo i pravo. 1967. №10. S. 24-29.
21.
Shlykov S.A. O soderzhanii ponyatiya effektivnosti pravovykh norm // Problemy sovershenstvovaniya sovetskogo zakonodatel'stva. M., 1977. S. 24-27.
22.
Tikhomirov Yu.A. Deistvie zakona. M., 1992. 122 s.
23.
Lapaeva V.V. Konkretno-sotsiologicheskie issledovaniya v prave. M., 1997. 154 s.
24.
Zakonotvorchestvo v Rossiiskoi Federatsii / Pod red. A.S. Pigolkina. M., 2000. 170 s.
25.
Syrykh V.N. Sotsiologiya prava. M., 2002. 88 s.
26.
Tikhomirov Yu.A. Upravlenie na osnove prava. M.: Formula prava, 2007. 102 s.
27.
Guzii A.G., Lushkin A.M., Maiorova Yu.A. Teoriya i praktika ekspertnogo analiza sostoyanii slozhnykh dinamicheskikh sistem. M.: ID Akademii Zhukovskogo, 2015. 128 s.
28.
Shibanov G.P. Poryadok formirovaniya ekspertnykh grupp i provedeniya kollektivnoi ekspertizy // Informatsionnye tekhnologii. 2003. №12. S. 26-29.
29.
Bogomolov A.V., Chikova S.S., Zueva T.V., Tushnova L.K. Metodicheskoe obespechenie obosnovaniya prioritetvykh napravlenii sovershenstvovaniya sistemy preduprezhdeniya biologicheskikh terroristicheskikh aktov // Tekhnologii zhivykh sistem. 2006. T. 3. № 4. S. 33-42.
30.
Tlupova A.V. Regional'nyi pravovoi monitoring zakonoproekta i zakona v sub''ektakh Severo-Kavkazskogo federal'nogo okruga: avtoref. dis. ... kand. yur. nauk. Nal'chik, 2012. 32 s.
31.
Neveselov A.A. Pravovoi monitoring i gosudarstvennaya politika: teoretiko-pravovye osnovy vzaimodeistviya: avtoref. dis. ... kand. yur. nauk. Rostov-na-Donu, 2009. 24 s.
32.
Ivanova L.A. Opredelenie effektivnosti normativnykh aktov v protsesse pravovogo monitoringa: avtoref. dis. ... kand. yur. nauk. M., 2011. 24 s.
33.
Fadeeva A.S. Analiticheskaya funktsiya pravovogo monitoringa: avtoref. dis. ... kand. yur. nauk. M., , 2011. 24 s.
34.
Samoshchenko I.S., Nikitinskii V.I., Vengerov A.B. Ob osnovakh metodologii i metodiki izucheniya effektivnosti deistviya pravovykh norm // Uchenye zapiski VNIISZ. Vyp. 25. M., 1971. S. 45-49.
35.
Nikitinskii V.I. Effektivnost' norm trudovogo prava. M., 1971. 92 s.
36.
Samoshchenko I.S. O ponyatii effektivnosti pravovykh norm // Uchenye zapiski VNIISZ. Vyp. 18. M., 1969. S. 23-27.
37.
Effektivnost' pravovykh norm. M., 1980. 142 s
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"