по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Представления о социальной успешности
Полюшкевич Оксана Александровна

кандидат философских наук

доцент, Институт социальных наук, Иркутский государственный университет

664011, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Ленина, 3, каб. 216 а

Polyushkevich Oksana Aleksandrovna

PhD in Philosophy

Docent, the department of State and Municipal Administration, Irkutsk State University

664011, Russia, Irkutskaya oblast', g. Irkutsk, ul. Lenina, 3, kab. 216a

okwook@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Иванов Роман Викторович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра государственного и муниципального управления, Иркутский государственный университет

664003, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Ленина, 3, оф. 216 а

Ivanov Roman Viktorovich

PhD in History

Docent, the department of Government and Municipal Administration, Irkutsk State University

664003, Russia, Irkutsk, Lenina Street 3, office #216a

dorwardrw@list.ru
Борисова Юлия Владимировна

кандидат экономических наук

доцент, Иркутский государственный университет

664011, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Ленина, 3, оф. 216 а

Borisova Yuliya Vladimirovna

PhD in Economics

Docent, the department of Government and Municipal Administration, Irkutsk State University

664003, Russia, Irkutsk, Lenina Street 3, office #216a

julia661@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования выступают социальные представления. Авторы уделяют особое внимание социальным представлениям о социальной успешности, так как данные представления позволяют судить о ценностях и нормах, идеалах и идолах доминирующих в обществе в конкретный исторический момент. Изменение представлений позволяет проследить формы и векторы трансформации общества, выявить причины и последствия социальной динамики. Особое внимание уделяется гендерному разделению в представлениях о социальной успешности, выявляются социокультурные предпосылки и локальные условия развития гендерных отличий в социальных представлениях. Методология исследования строится на изучении социальных представлений через принципы социального конструтирования и символического функционализма. В процессе изучения применялись такие методы как опрос и трансимволический анализ. Основным выводом исследования являются то, что изменение идеалов общественного сознания о развитии социального успеха среди мужчин и женщин носит неоднозначный характер. С одной стороны, на данную трансформацию влияют социально-культурные изменения, происходящие в обществе, заставляя людей подстраиваться под них, с другой стороны – сильны и достаточно жестко встроены в жизнь культурно-традиционные рамки – ограничивающие схему возможного изменения отношения к успеху. Мужчины и женщины выбирают разные стратегии адаптации к новым условиям, поэтому и образы восприятия «успеха» формируются не одинаково. Научная новизна работы в анализе специфики социальной успешности в социальных представлениях россиян.

Ключевые слова: представления, социальная успешность, социальное самочувствие, признание, идеалы, мечты, социальные ориентиры, социальное признание, социальная солидарность, социальная динамика

УДК:

316.36

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.10.1992

Дата направления в редакцию:

01-08-2016


Дата рецензирования:

01-08-2016


Дата публикации:

31-10-2016


Исследование проведено при поддержке гранта РГНФ 16-33-01015а2 ("Социокультурные основы эмпатии", руководитель - к.ф.н., доцент - О.А. Полюшкевич)

Abstract.

The subject of this research is the public perceptions. The authors give particular attention to the public perceptions of social success, because they allow assessing the values and norms, ideals and idols, which dominate in society during the specific historical period. Changes in perceptions allows tracing the forms and vectors of transformation of the society, as well as determine the causes and consequences of social dynamics. Attention is also focused on the gender division in perceptions of social success. Sociocultural prerequisites and local conditions for development of gender differences are being revealed. The methodology of the research is structured upon the study of public perceptions through the principles of social construction and symbolic functionalism. The main conclusion consists in the fact that changes in the ideals of public consciousness regarding the development of social success among men and women carries an ambiguous character. On one hand, this transformation is influenced by the sociocultural changes that take place in the society, forcing people to adjust to them; and on the other hand, strong cultural-traditional framework integrated in life, which limit the scheme of possible changes in attitude towards success. Men and women choose different strategies of adjustment towards new circumstances; thus, their perceptions of “success” also differ. The scientific novelty consists in analysis of the specificity of social success in public perceptions of the Russians.  

Keywords:

social recognition, social guidelines, dream, ideals, confession, social well-being, social success, representation, social solidarity, social dynamics

Социальная успешность

Кризисное общество разрушает старые нормы и идеалы и не дает взамен новых, заставляет человека искать свои способы адаптации в мире. Одним из способов приспособления к изменчивому миру выступают формируемые ad hoc социальные представления об идеалах социальной успешности.

Социальная успешность – это критерий, выдвигаемый обществом, в качестве оценки результатов деятельности человека. Смысловое наполнение этой категории в современном обществе весьма размыто и противоречиво. Одни (В. Фридрих, А. Хофман, О.С. Дейнека, И.Г. Дубов, А.А. Хвостов и т.д.), под социальной успешностью понимают социальный статус, профессию, финансовое положение, материальное имущество и иные символические атрибуты. Другие (Дж. Аткинсон, Г.М. Андреева, Т.П. Емельянова, Р.М. Шаминов, А.Р. Тугушева и т.д.), помимо вышеперечисленного, включают в этот список и критерии самореализованности («я на своем месте», «я делаю то, что мне нравится»; «я получаю удовольствие от своего труда» ).

Социальная успешность всегда является прямым отражением социальных представлений об успехе, доминирующих на данный момент в обществе. Социальные представления – это контекст и условие интерпретации общественных и индивидуальных изменений, они определяют рамки приемлемого и не приемлемого, правильного и не правильного поведения, отдельной личности и социальных групп, знаковых событий и целых исторических эпох.

Социальные представления

Социальные представления служат инструментом познания. Они позволяют описать, классифицировать и объяснить объекты социальных изменений. Помимо этого, они представляют собой не только сетку, с помощью которой люди перерабатывают ту или иную информацию, а являются фильтром, парциально и селективно трансформирующим информацию из внешнего мира [4, c. 8]. С. Московичи говорит о том, что именно социальные представления подчиняют психический аппарат внешним воздействиям, побуждают людей формировать привычки или, наоборот, не воспринимать события внешнего мира. Иначе говоря, человек видит окружающий мир не таким, каков он есть на самом деле, а «сквозь призму собственных желаний, интересов и представлений» [1, c. 54].

Помимо этого, социальные представления опосредуют поведение. Они появляются, проверяются и, наконец, регламентируют и определяют жизнь всех членов данной социальной группы (семье, школе, церкви, клубе, работе, клане и т.д.). Эта функция может проявляться как во внешних формах, например, в регламентировании поведения или форме одежды, так и во внутренних, например, эмоциональной реакцией на определенные события, поступки и слова соответствующие людям определенного статуса, профессии и т.д. Таким образом, на эмоции и поступки, цели и решения отдельного человека или группы людей влияют социальные представления.

Также, социальные представления выступают адаптационной функцией. С одной стороны, они адаптируют новые факты и явления социально-политической и культурно-исторической жизни общества к старым правилам и нормам, к уже сформировавшимся ранее взглядам. С ругой стороны, благодаря социальным представлениям отдельный индивид может успешно адаптироваться в социуме [7]. Т.е., успешно ориентироваться в социальной реальности возможно только тогда, когда индивид или группа четко усвоил ценности и представления того или иного социума. Наглядно это можно проследить на примере новых адаптированных и дезадаптированных социальных групп, возникших в российском обществе после распада СССР – бизнесмены и предприниматели, бомжи и безпризорники и т.д. Социальные представления являются своеобразным ключом к социализации.

Социальные представления позволяют говорить о стабильной, устойчивой части социума, которая держит на себе многие общественные формы развития. При этом они обладают высоким уровнем динамичности [6]. Например, соотношение представлений об идеалах социальной успешности и реальном стратификационном распределении, идеалах успешности мужчин и женщин и т.д.

Социальные представления встроены в общественное мнение и определяют поведение людей в любом сообществе. Они консолидируют в себе идеалы современного общества и находят им конкретное выражение. Причем, оценивать эти идеалы они могут как позитивно, так и негативно (например, идеал успешного человека в советское время выражался в таких престижных профессиях как «врач», «учитель», «милиционер»; примером не престижных профессий или сфер деятельности являлись «фарцовщики», «спекулянты», «воры»; в начале 90-х – это распределение перевернулось в обратную сторону: социально успешными признавались «рэкетиры», «бандиты», «предпринимателями» (бывшие «фарцовщики»), а престижные ранее профессии потеряли свою перспективность и важность [2, c. 68-69].

Особый интерес представляют гендерные отличия в восприятии социальных представлений об успехе в современном кризисном обществе. Гендерные различия в восприятии различных социальных достижений, представлений, явлений и т.д. обусловлены культурально и психологически. Поэтому, мы не стремились вынести оценочную позицию, а попытались конструктивно отобразить разнообразное восприятие общественного успеха в социальных представлениях мужчин и женщин.

Методика исследования

В ходе исследования использовался метод опроса и метод транссимволического анализа (ТСА). Первый метод позволил выявить общие представления об успехе и типологизировать всех респондентов по ключевым группам (всего опрошено 1200 человек в возрасте от 18 до 65 лет в г. Иркутске, Ангарске, Усолье-Сибирском, Шелехово, Черемхово, Улан-Уде, Байкальске). Результаты анкетирования мы анализировали при помощи программы SPSS – использовался факторный и кластерный анализ. Благодаря второму методу (ТСА) стало возможным выявить качественные закономерности различий представлений об успехе у мужчин и женщин, отражаемые через когнитивные (К-символ – существительное), аффективные (А-символ – прилагательное) и деятельностные (Д-символ – глагол) символы в разные возрастные периоды в отношении категории «успех». Это позволило рассмотреть онтологические основы данного явления в обществе и проследить общую динамику его изменения [подробное описание методики см.: 3, 4].

Обсуждение результатов исследования

Анализ результатов исследования позволил нам типологизировать представления об успехе, на основе выявления нескольких кластеров. Первый кластер – социальных отношений («связей», поддержки родственников и друзей, социального положения и т.д.). Второй кластер – личностных качеств (целеустремленности, активности, коммуникабельности и т.д.). Третий кластер – профессиональных успехов (карьера, перспективы в дальнейшем росте, финансовая независимость и т.д.).

Выделенные кластеры успешности не одинаково проявляются в жизни, по мнению мужчин и женщин. Мужчины склонны успех оценивать с позиции «личностных качеств»: «уверенность в себе» (68%), «активность» (62%), «коммуникабельность» (55%), «умения постоять за себя» (47%), «знать себе цену» (41%), «добиваться своего несмотря ни на что» (39%) и т.д. Следствием этого являются успехи в профессиональном плане и социальных связях. Женщины же, залогом успеха видят, прежде всего, «социальные отношения»: «поддержка мужа» (66%) «поддержка родственников» (54%), «связи с нужными людьми» (51%), «возможность оказывать влияние через разнообразные ресурсы» (44%) и т.д. Результатом этого социального взаимодействия выступают успехи в профессиональном плане и активное развитие личностных качеств.

Такое не одинаковое восприятие способов достижения и результатов применения представлений об успешности имеет культурные основания. В силу того, что Россия, при всех модернизационных процессах, остается весьма консервативной, на подсознательном уровне представления концептуализируются в определенные схемы, шаблоны поведения. Традиционная схема поведения для мужчины – это «добытчик», тот, кто дает, отвоевывает, одаривает – статусом, властью, достатком и проч. И это возможно только благодаря его личностным особенностям, его умениям и навыкам, если он их не может использовать чтобы удержать и расширить свое положение, то рано или поздно – он потеряет его и, следовательно, будет не успешным. Женщины, при всей современной эмансипации и феминизации общества, также сохраняют традиционную схему взаимодействия. Они обеспечивают стабильность и охраняют то, что дает мужчина. А надежно сохранить, обезопасить можно не через личную активность, а через подключение к социальным ресурсам, их сохранению, развитию и активизации. Поэтому, говоря о культурных предпосылках восприятия успеха у мужчин и женщин, стоит иметь в виду именно базовые реакции, которые, вполне возможно, могут скрываться за формальным внешним отрицанием ценностей и приоритетов социального успеха у мужчин и женщин.

По мнению женщин, успеху сопутствует поддержка близких (35%), любимая работа (22%), хорошее образование (19%). Для мужчин наиболее важны личностные, волевые качества (сила (88%), настойчивость и неутомимость (71%), оптимизм (62%). Таким образом, хотя и пути «получения» успеха у мужчин и женщин отличаются, но в результате они выражаются в общих категориях – «одобряемое поведение», «самовыражение», «лидерство».

Стоит упомянуть о традиционном восприятии «женского успеха» и «мужского успеха». Под первым чаще понимается успешность женщин в роли жены и матери, «хранительницы домашнего очага». Под вторым понимается успешность мужчин в роли «добытчика», «специалиста», «лидера». И тут мы выявили существенные изменения в идеалах успеха у мужчин и женщин. Если мужчины, в большинстве своем (91%) соглашаются с традиционным образом «мужского успеха», то к традиционному успеху женщин они относятся менее лояльно – 68% – полагают, что женщины должны ему придерживаться, а 32% мужчин допускают, что женщины могут пробовать в своей жизни добиваться успеха и в ранее табуированных для их сферах (власть, политика, образование и т.д.). Представления женщин по отношению мужских «стандартов» еще более радикальны – 98% из них, полагают, что мужчина должен соответствовать своей традиционной роли, а вот в восприятии «успешной женщины» произошла существенная ломка – 44% полагают, что женщина должна следовать традиционному восприятию своей реализации; 14% полагают, что женщина должна во всем на равнее участвовать с мужчиной – иметь те же права и обязанности; и 42% полагают, что женщина может совмещать и традиционную роль и современные возможности для самореализации.

О чем говорят эти тенденции? О том, что традиционная схема, хоть и является доминирующей, но все же постепенно начинает трансформироваться. Это происходит сначала в умах, затем в реальных поступках. На первый взгляд, может показаться парадоксальным такое поведение – что от мужчин, женщины требуют соблюдения их традиционной роли «успешного мужчины», а для себя делают серьезные послабления. Но это противоречие надуманно. В период социальных перемен именно на женщине лежит роль не только хранительницы, но и добытчика, поэтому, для сохранения рода, они находят наиболее приемлемые способы и стратегии выживания. Также, именно в этот период – ломки традиций, человеку (как мужчине, так и женщине) нужны точки опоры, – которые будут неизменны, и на которые всегда можно опереться, такими точками и выступают веками, и даже тысячелетиями формирующиеся представления об успехе. Поэтому, перемены не могут наступить в одночасье – для этого нужны века. Первые кирпичики этого процесса уже заложены.

Косвенно эти данные подтверждает мнение опрошенных респондентов о роли судьбы и личного вклада в собственный успех. Женщины возлагают в большей степени (67%) ответственность за успех на судьбу, среди мужчин таких только 17%. Мужчины в большей степени «опираются на себя», «на умение побороть судьбу / препятствия / трудности» (83%), среди женщин таких только 33%. Опять мы находим подтверждение в общем то традиционной схеме – когда женщина надеется на кого-то, но при этом готова и может выкладываться полностью, тогда как мужчина – может надеяться только на себя, иначе он не будет соответствовать идеалу успешного человека. Женская позиция расплывчатая и менее определенная (т.к. опираться можно и на членов семьи, и на друзей, и на государство), тогда как у мужчин – позиция более четкая и прямолинейная не допускающая иных способов достижения успеха.

Используя транссимволический анализ, мы выявили доминирующие символические триады в характеристиках каждого кластера у мужчин и женщин, а также проследили динамику в разных возрастах (18-30 лет, 31-45 лет, 46-65 лет). По анализируемой категории были выявлены более 350 единиц анализа, которые были сведены в несколько переменных или категорий анализа.

Полученные результаты подтвердили и более детализировали результаты опроса. Для женщин в возрасте от 18 до 30 лет восприятие успеха таково: «поддержка (57%) – реальная (53%) – помогает (59%)», для мужчин: «возможности (76%) – личностные (82%) – двигают (75%)». Для женщин в возрасте от 31 до 45 лет восприятие успеха иное: «одобрение (73%) – социальное (68%) – укрепляет (65%)», для мужчин: «амбиции (71%) – реальные (65%) – развивают (58%)». Для женщин в возрасте 46-65 лет, характерно следующее символическое восприятие успеха: «признание (62%) – социальное (51%) – поддерживает (59%)», для мужчин: «лидерство (74%) – личное (71%) – воодушевляет (80%)».

Эти данные позволят нам сделать вы вод о том, что женщины ориентируются в большей степени на социальное одобрение и социальную поддержку. Когнитивные символы среди женщин разных возрастов достаточно близки по смыслу – «поддержка», «одобрение», «признание» – это все то, что человек может ощущать, воспринимать со стороны общества (близкого круга или целых социальных институтов). Аффективные символы подтверждают этот вывод – «реальная», «социальное» – причем, последний символ доминирует в среднем и старшем возрасте, что позволяет нам сделать вывод о его исключительной важности в жизни женщин. Т.е. успех не просто как личностное ощущение, а успех как что-то конкретное, что могут видеть и знать не только члены близкого круга (родственники, друзья), но и все окружающие, даже не знакомые люди. Деятельностные символы также раскрывают особенности восприятия успеха – это то, как он воздействует на женщин: «помогает», «укрепляет» и «поддерживает». Таким образом, успех для женщин в любом возрасте – определяется степенью оценки и одобрения со стороны социума, он достаточно стабилен и статичен. С возрастом они находят новые формы и сферы реализации в доказательство своего социального успеха (в семье, карьере, социальной активности и т.д.).

Среди мужчин, распределение символических триад в разных возрастах иное. Когнитивные символы: «возможности», «амбиции», «лидерство» – это то, что заставляет мужчину двигаться, с чем работать и куда стремиться. В отличие от женщин, это в большей степени опора на себя и свои возможности, чем ожидание шансов со стороны общества. Это также прослеживается и в аффективных символах: «личностные», «реальные», «личное». Дважды повторяется «личное», «личностно», что усиливает аффективную составляющую у мужчин, в отличие ориентации на «социальное» у женщин. Деятельностные символы показывают результат и действия вызванные успехом: «двигают», «воодушевляют», «развивают» – это все то, что показывает целенаправленность развития мужчин. Сферы успеха мужчин определяются обществом – карьера и социальное признание (социальный статус) и все их усилия концентрируются вокруг них, расширение сфер реализации не всегда одобряется (в противоположность женщинам) и не расценивается как показатель «успешности, скорее наоборот.

В отличие от женщин, для мужчин успех выражается в динамических формах проявления, нацелен на личные, волевые возможности. Такое положение нельзя оценивать однозначно – с одной стороны – это дает возможность идти к своим целям и к успеху несмотря ни на что и достигать ее, а с другой стороны – такая четкая позиция заставляет мужчин быть в большем стрессовом состоянии, ограничивает сферу их желаний и возможностей. Вместе с тем, встает особый вопрос – о цене успеха (личном, социальном) – насколько он уместен и допустим в жизни (но это тема отдельного доклада).

Итак, обобщая результаты исследования, видно, что и мужчины и женщины по-разному воспринимают успех, он, для каждой из этих категорий, состоит из разных элементов. И мужчины и женщины – следуют в большинстве своем традиционной схеме восприятия успеха в жизни, хотя, женщины обладают большей мобильностью, они более гибки и плюралистичны в восприятии успеха для себя (есть возможность выбора направления реализации «успеха»), но при этом, «успех для мужчины» они воспринимают традиционно. Мужчины более жесткие и целенаправленные – они не так лояльны к отклонениям от традиционного «успешного» поведения, в большей степени для самих себя, чем для женщин. Поэтому, изменения, происходящие в социальных представлениях жителей России об успехе меняются, прежде всего, со стороны женщин, мужчины более ригидны и традиционны.

Этот факт позволяет заключить, что изменение идеалов общественного сознания о развитии социального успеха среди мужчин и женщин носит неоднозначный характер. С одной стороны, на данную трансформацию влияют социально-культурные изменения, происходящие в обществе, заставляя людей подстраиваться под них, с другой стороны – сильны и достаточно жестко встроены в жизнь культурно-традиционные рамки – ограничивающие схему возможного изменения отношения к успеху. Мужчины и женщины выбирают разные стратегии адаптации к новым условиям, поэтому и образы восприятия «успеха» формируются не одинаково.

Идеальные представления об успехе, которые мы формируем в своем сознании, определяют нашу оценку собственного успеха или не успеха в жизни. Поэтому, чем более разнообразными они будут, тем более адаптированными и самореализованными мы будем.

Библиография
1.
Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в современной французской психологии / А.И. Донцов, Т.П. Емельянова. – М., 1987. – 128 с.
2.
Кармадонов О.А. Престиж и пафос как жизненные стратегии социоэкономической группы / О.А. Кармадонов // Социологические исследования. – 2001. – № 1. – С. 66-72.
3.
Кармадонов О.А. «Символ» в эмпирических исследованиях: опыт зарубежных социологов / О.А. Кармадонов // Социологические исследования. – 2004. – № 6. – С. 130-138.
4.
Кармадонов О.А. Семантика политического пространства: опыт кросскультурного транссимволического анализа / О.А. Кармадонов // Журнал социологии и социальной антропологии. – 1998. – № 4. – С. 82-89.
5.
Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд / С. Московичи // Психологический журнал. – 1995. – Т.16. – №1. – С. 3-18.
6.
Полюшкевич О.А. Социокультурная солидарность в трансформирующемся обществе : монография / О.А. Полюшкевич. Иркутск : Изд-во ИГУ, 2014. 190 с.
7.
Полюшкевич О.А. Гендерная дифференциация представлений о социальной солидарности в современном российском городе / О.А. Полюшкевич // Женщина в российском обществе. 2010. №3. С. 15-23.
References (transliterated)
1.
Dontsov A.I., Emel'yanova T.P. Kontseptsiya sotsial'nykh predstavlenii v sovremennoi frantsuzskoi psikhologii / A.I. Dontsov, T.P. Emel'yanova. – M., 1987. – 128 s.
2.
Karmadonov O.A. Prestizh i pafos kak zhiznennye strategii sotsioekonomicheskoi gruppy / O.A. Karmadonov // Sotsiologicheskie issledovaniya. – 2001. – № 1. – S. 66-72.
3.
Karmadonov O.A. «Simvol» v empiricheskikh issledovaniyakh: opyt zarubezhnykh sotsiologov / O.A. Karmadonov // Sotsiologicheskie issledovaniya. – 2004. – № 6. – S. 130-138.
4.
Karmadonov O.A. Semantika politicheskogo prostranstva: opyt krosskul'turnogo transsimvolicheskogo analiza / O.A. Karmadonov // Zhurnal sotsiologii i sotsial'noi antropologii. – 1998. – № 4. – S. 82-89.
5.
Moskovichi S. Sotsial'noe predstavlenie: istoricheskii vzglyad / S. Moskovichi // Psikhologicheskii zhurnal. – 1995. – T.16. – №1. – S. 3-18.
6.
Polyushkevich O.A. Sotsiokul'turnaya solidarnost' v transformiruyushchemsya obshchestve : monografiya / O.A. Polyushkevich. Irkutsk : Izd-vo IGU, 2014. 190 s.
7.
Polyushkevich O.A. Gendernaya differentsiatsiya predstavlenii o sotsial'noi solidarnosti v sovremennom rossiiskom gorode / O.A. Polyushkevich // Zhenshchina v rossiiskom obshchestve. 2010. №3. S. 15-23.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"