по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Цифровая публичная сфера современного общества: особенности становления и контроля
Косоруков Артем Андреевич

кандидат политических наук

старший преподаватель, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119992, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27, корп. 4, ауд. А814

Kosorukov Artem Andreevich

PhD in Politics

Senior Lecturer, Chair of Political Analysis, Lomonosov Moscow State University

119992, Russia, g. Moscow, Lomonosovskii prospekt, 27k4, aud. A814

kosorukovmsu@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования в статье выступает цифровая публичная сфера, децентрализованная архитектура которой в начале XXI века опосредует взаимодействие государства, корпораций и отдельных пользователей в сети Интернет. Сетевой нейтралитет первых лет существования сети Интернет как основы публичной сферы в цифровую эпоху испытывает на себе вызовы фильтрации и цензурирования Интернет-контента, связанные как с ужесточением государственной информационной политики, так и с корпоративными стратегиями адаптации инструментария Интернет-контроля к требованиям национального законодательства. Методология исследования включает в себя исторический и аналитический методы, позволяющие проследить особенности становления и способы контроля цифровой публичной сферы. Новизна исследования состоит в том, что на основе изучения современных эмпирических источников и зарубежного опыта исследованы способы контроля цифровой публичной сферы, разрабатываемые на стыке государственных и корпоративных интересов, требований национального законодательства и принципов корпоративного развития, приобретающих особую значимость на фоне распространения культуры Интернета и актуализации вопросов Интернет-ответственности и защиты интеллектуальных прав.

Ключевые слова: цифровая публичная сфера, Интернет, суверенный контроль, сетевой нейтралитет, контроль, персональные данные, интеллектуальные права, корпорация, культура Интернета, свобода информации

DOI:

10.25136/2409-7144.2018.2.24442

Дата направления в редакцию:

15-10-2017


Дата рецензирования:

20-10-2017


Дата публикации:

26-02-2018


Abstract.

The subject of this research is the digital public sphere, decentralized architecture of which in the early XXI century mediates the interaction between the state, corporations, and separate Internet users. The network neutrality of the first years of Internet existence as the foundation of public sphere in digital era experiences the challenges to of filtration and censuring of the Internet content, associated with the strengthening of the state information policy, as well as corporate strategies of adjustment of the tools of Internet control to the requirements of national legislation. Methodology of the research includes the historical and analytical methods that allow tracing the specificities of establishment and methods of control over the digital public sphere. The scientific novelty consists in the fact that leaning of examination of the modern empirical sources and foreign experience, the author analyzes the control methods over the digital public sphere, developed at the junction of the state and corporate interests, requirements of the national legislation, and principles of corporate development, which acquire special relevance on the background of expansion of the Internet culture and actualization of the questions of Internet responsibility and protection of the intellectual rights.

Keywords:

intellectual property rights, personal data, control, network neutrality, sovereign control, Internet, digital public sphere, corporation, Internet culture, freedom of information

Исторически публичная сфера выступала тем информационно-коммуникационным пространством, в котором представители гражданского общества могли вступать в диалог с властью по широкому кругу вопросов. Еще до возникновения современных средств массовой информации в пространстве литературных салонов, первых печатных газет и журналов, составивших необходимую инфраструктуру публичной коммуникации, происходило распространение разнообразной общественно значимой информации. Расширение пространства публичной сферы в эпоху радио и телевидения в XX веке отражало тенденции становления массовой демократии и потребительского общества, однако было сильно подвержено контролю со стороны государственной и корпоративной власти, который проявлялся в коммерциализации и политизации медиа-ресурсов. Оцифровка средств массовой информации и бурное развитие информационного общества в начале XXI века позволили публичной сфере воплотиться в новом измерении, построенном на базе сети Интернет [1]. На современном этапе диалог власти и общества, опосредованный цифровыми медиа, приобретает все большую актуальность и значение для общественного развития, постепенно смещаясь в пространство цифровой публичной сферы (ЦПС) [2]. Более того, цифровые медиа опосредуют общественность в широком смысле слова, придают публичной сфере новое содержание и глобальный масштаб, выходящий за рамки суверенного государственного контроля.

Однако государство стремится сохранить или восстановить свой суверенный контроль над публичной сферой, адаптировав его к современным требованиям цифровой эпохи. Несмотря на конституционные гарантии свободы слова и печати, государство опосредует их не менее значимыми для всего общества приоритетами в сфере национальной безопасности. При этом любые усилия государства по установлению частичного контроля над инфраструктурой цифровой публичной сферы или процессом производства цифрового контента автоматически накладывается на особенности децентрализованной архитектуры ЦПС, наличие многочисленных информационных узлов в сети Интернет, открытый формат производства и распространения информации как на уровне Интернет-аудитории отдельного государства, так и на международном уровне с использованием широкого инструментария доступных для гражданского и коммерческого использования информационных платформ [3]. Эти особенности ЦПС вытекают из нейтрального характера самой сети Интернет – так называемого сетевого нейтралитета, который был заложен в основу ее базовой архитектуры и активного строительства в 1990-е и 2000-е гг. и предусматривает, согласно автору данного термина Тиму Ву [4], нейтральность провайдеров телекоммуникационных услуг в отношении цифровых услуг и приложений и отсутствие искусственных ограничений для распространения информации. Реализация принципа сетевого нейтралитета в первые годы существования Интернета способствовала повышению конкуренции и внедрению инноваций в его пространстве благодаря свободному доступу на рынок новых разработчиков поисковых машин, технологий потокового видео, поставщиков услуг Интернет-телефонии и др. Тим Ву сравнивает сетевой нейтралитет с электрической сетью, к которой можно без каких-либо искусственных ограничений подключать новые электрические приборы, что выступает одним из условий свободной конкуренции на рынке бытовой техники. Подобно электрической сети, концепция сетевого нейтралитета подразумевает, что сама сеть должна быть нейтральной к новым подключениям и не специализироваться на каких-либо отдельных приложениях или платформах. Сеть соединяет конечных пользователей или концы сети и нейтральна к той информации, которая передается между ее элементами. Это называется сквозным принципом, и Интернет-протокол был разработан таким образом, чтобы любой компьютер мог отправить пакет информации на любой другой компьютер, и сеть не просматривала пакеты для различения многочисленных форматов информации или видов приложений [5]. Это было важно для инноваций в Интернете. Принципы сетевого нейтралитета подразумевают, что пользователи имеют право на подключение к Интернету без какой-либо искусственно установленной провайдером дискриминации в отношении типа используемого технического устройства и веб-приложения, запрашиваемой цифровой услуги или контента, адреса отправителя или получателя.

В цифровую эпоху защитники свободы слова и представители многочисленных Интернет-сообществ борются за свободу слова в сети и ее использование в качестве открытого и свободного от какого-либо внешнего контроля пространства. Они выступают против попыток цензуры и контроля со стороны государства, корпоративных структур, политических групп и других организаций, в том числе религиозных. В пространстве сети Интернет можно встретить практически все формы контента, однако целью попыток цензуры является контроль не только содержания, но и возможностей, которые Интернет предоставляет в качестве коммуникационного пространства. Эти возможности в значительной степени обусловлены тем, что Интернет обеспечивает не только интерактивный интерфейс обращения пользователя к информационным массивам, но и многосторонний формат обмена информации между различными пользователями. В результате создается цифровое коммуникационное пространство, где различные Интернет-сообщества со всего мира могут вступать в общение друг с другом. При этом в публичном измерении цифрового пространства коммуникации находит свое выражение конкуренция и сотрудничество представителей государства и гражданского общества.

Вместе с тем, открытый и свободный характер цифровой публичной сферы, длительное время сохранявшей сетевую нейтральность, на современном этапе столкнулся с серьезными вызовами, связанными с созданием наиболее совершенного в новейшей истории инструментария наблюдения и контроля за поведением индивидуальных и групповых участников сети – как производителей, так и потребителей сетевого контента. Одним из примеров этого является глобальная система радиоэлектронной разведки Эшелон [6], информация о которой была впервые опубликована еще в 1988 году британским журналистом Дунканом Кэмпбеллом, которая действует на глобальном уровне в рамках межправительственного соглашения США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии, позволяя перехватывать и анализировать телефонные переговоры, факсы, электронные письма и другие информационные каналы, построенные с использованием цифровых технологий. Кроме того, растет число стран, которые инициируют разработку и применение государственных программ по сбору и анализу персональных данных пользователей Интернета, несмотря на то, что они обычно ассоциируются с демократическими политическими режимами, включая Великобританию, Индию, Францию, Швейцарию и др. Принимая современное антитеррористическое законодательство и законы, направленные на защиту морали и нравственности, многие из государств вводят разнообразные способы фильтрации и контроля за производителями и потребителями контента в сети Интернет.

Государства и корпорации создают все более совершенные способы контроля цифровой публичной сферы в пространстве сети Интернет. Согласно ежегодному исследованию свободы в Интернете «Freedom on the Net» неправительственной организации Freedom House, посвященному свободе в Интернете, ограничения в основном принимают форму искусственных барьеров для доступа к сети или ее контенту, а также выражается в нарушениях цифровых прав пользователей [7]. В частности, ограничение свободы в Интернет-пространстве может быть вызвано следующими способами:

1) технической блокировкой определенных веб-страниц, доменов или IP-адресов на территории конкретной страны (используется тогда, когда прямая юрисдикция или контроль над иностранными сайтами недоступны для властей);

2) удалением результатов поиска, когда частные компании, предоставляющие услуги поиска в сети Интернет, в рамках соглашений о сотрудничестве с тем или иным государством, скрывают нежелательные результаты поиска;

3) государственным регулированием работы Интернет-провайдеров с целью предотвращения распространения запрещенной или нежелательной информации, включая освещение деятельности оппонентов действующего политического режима.

Подобные усилия не только подавляют свободу слова в цифровом пространстве государства, но также подразумевают, что частные компании действуют в качестве цензоров. Более того, государства могут блокировать доступ в Интернет для всей страны или создавать национальные системы фильтрации контента на международных межсетевых шлюзах. Режимы, которые хотят блокировать доступ к определенным типам контента, в большей степени полагаются на поставщиков программного обеспечения с автоматизированными методами идентификации контента. Однако у них есть также возможность идентификации прокси-сервера, через который идет соединение персональных компьютеров с целевыми серверами Интернет-ресурсов, они могут блокировать доступ к нему, так же как они блокируют доступ к другим сайтам. Так, в КНР действует «Великий китайский файрвол» [8] - система фильтрации сети Интернет на территории всей страны, в рамках которой контролируется весь Интернет-трафик, проводится информационный мониторинг и предпринимаются меры по защите информационной безопасности государства.

В цифровой публичной сфере находит свое отражение процесс постоянного и порой конфликтного взаимодействия государства и неправительственных активистов, выступающими за большую свободу слова и отмену той или иной формы фильтрации и цензурирования Интернет-пространства. Одним из важнейших технологических элементов расширения пространства свободы, не всегда соответствующих требованиям правовой системы государства, выступает использование активистами и простыми пользователями так называемых «обходных» прокси-серверов, которые позволяют пользователям просматривать заблокированные Интернет-страницы, а также применение технологий VPN, позволяющих обеспечить сетевое соединение с заблокированными ресурсами благодаря маскировке IP-адреса, при которой компьютер пользователя устанавливает сетевое соединение, используя зарубежный IP-адрес [9]. Данные технологии способствуют тому, что люди, живущие под властью как демократических, так и гибридных политических режимов, получают доступ к запрещенной в их стране информации. Однако у большинства пользователей Интернета нет навыков доступа к заблокированным страницам, либо многие пользователи не осмеливаются воспользоваться этой возможностью в условиях административного и психологического давления, когда Интернет-пространство, особенно точки публичного Интернет-доступа, находится под строгим контролем. Таким образом, даже социальный и политический самоконтроль могут быть эффективными способами контроля в цифровой публичной сфере, помимо попыток установить прямую фильтрацию и цензуру.

Государства, которые цензурируют и фильтруют Интернет-пространство, ограничивают свободу получения и распространения информации, согласно данным исследовательского проекта Internet Monitor [10], в основном расположены на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Если в Египте, Палестине и Малайзии встречаются отдельные элементы Интернет-цензуры, то в Саудовской Аравии, Иране, ОАЭ, Бахрейне, Омане, Йемене и ряде других стран применяются комплексные методы фильтрации сети Интернет, а также блокируется доступ к сетевым медиа. Во многих странах мира вопрос контроля за Интернет-пространством становится заметным элементом политической повестки дня, при этом он преимущественно рассматривается в плоскости борьбы с терроризмом, преступностью, экстремистскими и националистическими идеологиями, наркотиками, детской порнографией и др. Достаточно сильную публичную озабоченность вызывают вопросы, касающиеся пассивного и тем более активного мониторинга личных сообщений в социальных сетях, в целом Интернет-трафика, который приобретает особую актуальность в связи с проведением антитеррористических мероприятий. Мониторинг и фильтрация Интернет-пространства становятся повседневной практикой во все большем числе стран. В некоторых странах происходит прямое вмешательство правительства в работу социальных медиа: в феврале 2008 года Пакистан заблокировал YouTube, в 2009 году Иран заблокировал социальные сети - Facebook, YouTube и Twitter, а также услуги SMS в связи с ростом числа антиправительственных выступлений, организованных с применением социальных сетей.

Одна из самых больших проблем, связанных с контролем цифровой публичной сферы, заключается в том, что глобальные Интернет-ресурсы находятся в собственности корпораций, не подпадающих под юрисдикцию какого-либо одного государства. Это означает, что контроль доступа и цензура в Интернете, инициированные государством, в подавляющем большинстве случаев имеют место тогда, когда корпорации, такие как Google, Microsoft, Yahoo, Verizon и др., разрабатывая технологии фильтрации Интернет-страниц, работают в связке с государствами. В ряде случае, государства могут выступать экспортерами технологий в сфере Интернет-контроля, в частности, Китай сотрудничает с несколькими африканскими и евразийскими странами, экспортируя технологии «Великого китайского файрвола» [11].

В первом десятилетии XXI века корпорации выражают готовность сотрудничать с государствами, политические режимы которых попадают в достаточно широкий диапазон гибридности. Так, Китай уже стал важнейшим рынком для многих из них, при этом транснациональные корпорации конкурируют с местными китайскими компаниями. Одной из таких компаний является главный конкурент Google в Китае - поисковик Baidu. Крупные транснациональные корпорации конечно знают о проблемах и критике в свой адрес, но стремятся, прежде всего, соответствовать требованиям местного законодательства, адаптируя к нему соблюдение международных стандартов в области прав человека, свободы слова и свободы информации.

В частности, компания Facebook, реализуя цели своей деятельности по обеспечению свободы слова и свободы информации, утвердила ряд корпоративных принципов:

1) удаление содержимого страницы пользователя или сообщества только в том случае, если компания получает от государства юридически обязывающее уведомление о том, что размещенная в Facebook информация нарушает национальное законодательство или нарушает условия и правила компании [12];

2) поддержание глобального доступа к своим услугам. Компания Facebook на основании пункта 1 может приостановить или полностью заблокировать доступ к услугам компании в государстве, правительство которого направило ей соответствующий запрос, при этом остальной мир по-прежнему будет иметь к ним доступ;

3) обязательное уведомление пользователя об удалении содержимого страницы пользователя или сообщества, а также ограничении доступа к той или иной услуге компании. Facebook обязуется информировать пользователей о причине удаления или ограничения доступа к информации, включая разъяснение введенных государством ограничений.

Сотрудничество корпораций с государствами в сфере контроля над цифровой публичной сферой может быть нарушено в связи как с трансформацией государственной информационной политики, так и в связи со стратегией корпоративного развития. Так, в 2010 году компания Google вышла из соглашения о самоцензуре с китайскими властями и прекратила фильтрацию китайских поисковых результатов. При этом данное решение компания Google приняла на фоне укрепления контроля над цифровой публичной сферой со стороны китайских властей, а также в ответ на усилившееся давление китайского правительства, стремившегося с помощью сервисов Google получить больший контроль за деятельностью гражданских активистов и организаций внутри КНР [13]. В результате Google приняла решение о переносе своих серверов в Гонконг. Описанный конфликт Google с китайским властями можно рассматривать и как результат изменения стратегии корпоративного развития, направленного на восстановление доверия на глобальном рынке в ответ критику компании, связанную со сбором персональных данных Интернет-пользователей со стороны геолокационного сервиса Google Street View или почтового сервиса Gmail. Критика Google и других компаний в отношении защиты персональных данных и маркетинговых способов использования профилей Интернет-пользователей указывает на серьезную проблему в вопросах защиты персональных данных и конфиденциальности в Интернете. Чем больше персональных данных, касающихся вопросов неприкосновенности частной жизни, пользователи передают таким крупным корпорациям как Google, Microsoft, Yahoo, Verizon и др, тем более вероятно, что собранная информация может стать маркетинговым инструментом, использоваться для изучения социально-политической активности граждан, в том числе, в рамках избирательных политических кампаний [14]. Таким образом, персональные данные попадают под контроль крупных корпораций, которые не подвержены никакому демократическому контролю и которые, кроме того, могут принимать самостоятельные решения об их использовании, не отвечающие интересам как отдельных пользователей, так и целых государств.

Вопрос защиты персональных данных и свободы слова в цифровой публичной сфере следует рассматривать в контексте ответственности за размещение той или иной информации в сети Интернет. Например, в отношении ведения Интернет-блога часто бывает трудно определить, кто на самом деле является автором или редактором часто анонимной информации [15]. Все обсуждения свободы слова, соотношения свободы и ответственности, в той или иной форме касаются того, какие ограничения в цифровой публичной сфере могут или должны быть введены. В широком смысле ограничения предполагают, что необходимо публично идентифицировать авторов тех или иных материалов, повсеместно вводить премодерацию авторских материалов редакторами Интернет-ресурсов, в узком смысле ограничения предполагают блокировку Интернет-ресурсов или его отдельных страниц, а также привлечение авторов к различным формам юридической ответственности. С одной стороны, от блоггеров аудитория как правило получает многочисленные ссылки на источники получения информации, что отличает их от профессиональных журналистов, имеющих право и порой обязанных не раскрывать свои источники информации в целях безопасности последних. С другой стороны, пространство блогов может выступать своего рода анонимной площадкой, на которой под вымышленными именами авторы могут размещать практически любую информацию, включая клеветнические сведения, выражение презрения, расистские высказывания т.д. Одним из самых сложных аспектов ведения блога и причинения вреда другим является феномен Интернет-позора и стыда, в котором люди все чаще используют Интернет для публикации клеветы или сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию других людей [16]. Распространение данного феномена связано с тем, что деятельность в сети Интернет размывает границу между частным и публичным и, следовательно, существенно упрощает нарушение неприкосновенности частной жизни, которая в цифровую эпоху подвержена все новым формам наблюдения и контроля. Так, наблюдение в сети Интернет больше не ограничивается деятельностью специализированных государственных учреждений, межправительственных организаций или транснациональных корпораций, а включает в себя возрастающую активность Интернет-пользователей и организованных Интернет-сообществ.

Один из самых неурегулированных и сложных вопросов развития цифровой публичной сферы связан с тем, как защитить права авторов, издателей и рядовых потребителей цифровых продуктов и услуг [17]. В сфере авторского права сложился неустойчивый баланс между защитой прав авторов и издателей на цифровые произведения от их незаконного использования каким-либо способом (воспроизведение или публичный показ, копирование и распространение, прокат произведения или сообщение в эфир, плагиат, перевод или другая переработка), а с другой стороны, правами пользователей потреблять результаты авторского труда и использовать их законными способами. Именно этот неустойчивый баланс в настоящее время подвергается новым вызовам в рамках становления цифровой публичной сферы, которые связаны с распространением культуры свободного доступа ко всем формам материалов, защищенных авторским правом, - как на законных основаниях, так и в форме Интернет-пиратства. Более того, в рамках сложившейся культуры Интернета практика незаконного использования результатов интеллектуальной деятельности в настоящее время по сути приветствуется многими пользователями как своеобразная форма сопротивления государственному и корпоративному цензуре и контролю, а также как форма защиты свободы распространения информации. Движения открытого кода, открытого доступа и открытых стандартов выступают против монополистического положения на рынке крупнейших производителей цифровых продуктов и услуг, ограничивающих развитие конкуренции и усложняющих для новых производителей доступ на рынок [18].

В связи с глобальным характером развития цифровой публичной сферы высокая доступность копирования и распространения результатов интеллектуальной деятельности приводит к необходимости осуществления скоординированных усилий государств, транснациональных корпораций и неправительственных организаций по всему миру, направленных на защиту интеллектуальных прав и гармонизацию национальных законодательств в этой области. В условиях развития сети Интернет и радикального упрощения обмена и распространения информации, необходимо обеспечить адекватную защиту всех видов интеллектуальных прав, включая авторское право, а также интеллектуального капитала - знаний, информационных баз данных, программного обеспечения и т.д. Это особенно важно в связи с ростом роли и значения для развития современного государства доступа к и работы на глобальном рынке цифровых продуктов и услуг. Защита авторского права выступает способом отстаивания интересов правообладателей в глобальной Интернет-экономике, служит предварительным условием для успешного функционирования интеллектуального капитала и соответствующей экономической отдачи, подразумевая при этом сохранение и поддержание свободного и открытого характера коммуникации в цифровой публичной сфере. В условиях постоянного совершенствования цифровых технологий адаптация авторского права к вызовам цифровой эпохи будет означать защиту свободы информации и ее распространения как внутри, так и поверх государственных границ.

В заключении необходимо отметить, что несмотря на присущую глобальному Интернету сетевую нейтральность и сохранение открытого доступа к ключевым сетевым ресурсам, на уровне отдельных государств цифровая публичная сфера подвержена все более современным формам контроля и цензурирования, начиная от технической блокировкой доменов и заканчивая прямым государственным регулированием. Мониторинг Интернет-трафика рядовых пользователей не только приводит к появлению феномена самоцензуры в сети, но и усиливает практику государственного и корпоративного контроля. Более того, корпорации во многих случаях поддерживают инициативы государства, совершенствуя технологии фильтрации Интернет-страниц и адаптируя их к требованиям национального законодательства. Корпоративные практики сбора и анализа персональных данных пользователей, не будучи подверженными демократическому контролю, могут не только нарушать нормы права в цифровом пространстве, но и противоречить требования обеспечения национальной безопасности государства. Повышение защищенности персональных данных пользователей в цифровой публичной сфере во многом зависят от нахождения оптимальных форм юридической ответственности авторов за размещение информации в сети Интернет, связанной с нарушением неприкосновенности частной жизни, распространением клеветнических сведений, а также инициированием в отношении других людей практики Интернет-позора. В рамках цифровой публичной сферы и Интернет-культуры открытого распространения данных, защита интеллектуального капитала и интеллектуальных прав, включая авторское право, становится ответом на практику незаконного использования результатов интеллектуальной деятельности и обеспечивает свободу распространения информации.

Библиография
1.
Mahlouly D. Rethinking the Public Sphere in a Digital Environment: Similarities between the Eighteenth and the Twenty-First Centuries // ESharp, 2013. – Issue 20: New Horizons. – P. 1-21.
2.
Публичная сфера: теория, методология, кейс стади: коллектив. моногр. / под ред. Е.Р. Ярской-Смирновой и П.В. Романова (Библиотека «Журнала исследований социальной политики»). М.: ООО «Вариант»: ЦСПГИ, 2013.-360 с.
3.
Казаков М.Ю., Кутырев В.А. Интернет как сетевая публичная сфера // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 3 // https://www.science-education.ru/ru/article/view?id=9328 (дата обращения: 14.10.2017).
4.
Wu T. Network Neutrality, Broadband Discrimination // Journal of Telecommunications and High Technology Law, 2003.-№ 2. – P. 141-179.
5.
Berners-Lee T., Cailliau R., Luotonen A., Nielsen H., Secret A. The World-Wide Web // Communications of the ACM, 1994. – Volume 37. – Issue 8. – P. 76-82.
6.
Campbell D. Somebody’s listening // New Statesman, 12 August 1988. – P. 10-12.
7.
Freedom on the Net Methodology // https://freedomhouse.org/report/freedom-net-methodology // https://freedomhouse.org/report/freedom-net-methodology (дата обращения: 12.10.2017).
8.
Kalathil S. Beyond the Great Firewall: How China Became a Global Information Power. March 7, 2017 // https://www.cima.ned.org/publication/beyond-great-firewall-china-became-global-information-power (дата обращения: 12.10.2017).
9.
Nekrasov M., Parks L., Belding E. Limits to Internet Freedoms // Limits, 2017. – June 22-24 // http://acmlimits.org/2017/papers/limits17-nekrasov.pdf (дата обращения: 12.10.2017).
10.
Justin C., Faris R., Morrison-Westphal R., Noman H., Tilton C., Zittrain J. The Shifting Landscape of Global Internet Censorship. Berkman Klein Center for Internet & Society Research Publication, 2017 // https://dash.harvard.edu/bitstream/handle/1/33084425/The%20Shifting%20Landscape%20of%20Global%20Internet%20Censorship-%20Internet%20Monitor%202017.pdf?sequence=5 (дата обращения: 12.10.2017).
11.
Wagner B. Exporting Censorship and Surveillance Technology. Hague: Humanist Institute for Cooperation with Developing Countries, 2012 // https://www.hivos.org/sites/default/files/exporting_censorship_and_surveillance_technology_by_ben_wagner.pdf (дата обращения: 13.10.2017).
12.
Условия и правила Facebook // https://www.facebook.com/policies (дата обращения: 13.10.2017).
13.
MacKinnon R. China’s Internet Censorship and Controls: The Context of Google’s Approach in China // http://www.hrichina.org/en/content/3248 (дата обращения: 13.10.2017).
14.
Christi W. How Companies Use Personal Data Against People. Working Paper by Cracked Labs. Vienna, October 2017 // http://crackedlabs.org/en/data-against-people (дата обращения: 14.10.2017).
15.
Зуйкина К.Л. Особенности блогинга в системе политической коммуникации России, США и Великобритании // Электронный научный журнал «Медиаскоп», 2015.-№ 1. // http://www.mediascope.ru/1680 (дата обращения: 14.10.2017).
16.
Джекет Д. Зачем нам стыд? Человек vs. общество. Пер. с англ. – М.: Альпина нон-фикшн, 2016. – 244 с.
17.
Засурский И.И. Новая модель регулирования авторских прав. Общественное достояние и концепция общего блага. – Издание третье, дополненное и исправленное. – М., Екатеринбург: Ассоциация интернет-издателей, «Кабинетный ученый», 2016. – 182 с.
18.
Ровинская Т.Л. Американские «пираты» против крупных корпораций и государственных ведомств // Мировая экономика и международные отношения, 2016. – № 10. – С. 73-82. DOI: 10.20542/0131-2227-2016-60-10-73-82.
References (transliterated)
1.
Mahlouly D. Rethinking the Public Sphere in a Digital Environment: Similarities between the Eighteenth and the Twenty-First Centuries // ESharp, 2013. – Issue 20: New Horizons. – P. 1-21.
2.
Publichnaya sfera: teoriya, metodologiya, keis stadi: kollektiv. monogr. / pod red. E.R. Yarskoi-Smirnovoi i P.V. Romanova (Biblioteka «Zhurnala issledovanii sotsial'noi politiki»). M.: OOO «Variant»: TsSPGI, 2013.-360 s.
3.
Kazakov M.Yu., Kutyrev V.A. Internet kak setevaya publichnaya sfera // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2013. – № 3 // https://www.science-education.ru/ru/article/view?id=9328 (data obrashcheniya: 14.10.2017).
4.
Wu T. Network Neutrality, Broadband Discrimination // Journal of Telecommunications and High Technology Law, 2003.-№ 2. – P. 141-179.
5.
Berners-Lee T., Cailliau R., Luotonen A., Nielsen H., Secret A. The World-Wide Web // Communications of the ACM, 1994. – Volume 37. – Issue 8. – P. 76-82.
6.
Campbell D. Somebody’s listening // New Statesman, 12 August 1988. – P. 10-12.
7.
Freedom on the Net Methodology // https://freedomhouse.org/report/freedom-net-methodology // https://freedomhouse.org/report/freedom-net-methodology (data obrashcheniya: 12.10.2017).
8.
Kalathil S. Beyond the Great Firewall: How China Became a Global Information Power. March 7, 2017 // https://www.cima.ned.org/publication/beyond-great-firewall-china-became-global-information-power (data obrashcheniya: 12.10.2017).
9.
Nekrasov M., Parks L., Belding E. Limits to Internet Freedoms // Limits, 2017. – June 22-24 // http://acmlimits.org/2017/papers/limits17-nekrasov.pdf (data obrashcheniya: 12.10.2017).
10.
Justin C., Faris R., Morrison-Westphal R., Noman H., Tilton C., Zittrain J. The Shifting Landscape of Global Internet Censorship. Berkman Klein Center for Internet & Society Research Publication, 2017 // https://dash.harvard.edu/bitstream/handle/1/33084425/The%20Shifting%20Landscape%20of%20Global%20Internet%20Censorship-%20Internet%20Monitor%202017.pdf?sequence=5 (data obrashcheniya: 12.10.2017).
11.
Wagner B. Exporting Censorship and Surveillance Technology. Hague: Humanist Institute for Cooperation with Developing Countries, 2012 // https://www.hivos.org/sites/default/files/exporting_censorship_and_surveillance_technology_by_ben_wagner.pdf (data obrashcheniya: 13.10.2017).
12.
Usloviya i pravila Facebook // https://www.facebook.com/policies (data obrashcheniya: 13.10.2017).
13.
MacKinnon R. China’s Internet Censorship and Controls: The Context of Google’s Approach in China // http://www.hrichina.org/en/content/3248 (data obrashcheniya: 13.10.2017).
14.
Christi W. How Companies Use Personal Data Against People. Working Paper by Cracked Labs. Vienna, October 2017 // http://crackedlabs.org/en/data-against-people (data obrashcheniya: 14.10.2017).
15.
Zuikina K.L. Osobennosti bloginga v sisteme politicheskoi kommunikatsii Rossii, SShA i Velikobritanii // Elektronnyi nauchnyi zhurnal «Mediaskop», 2015.-№ 1. // http://www.mediascope.ru/1680 (data obrashcheniya: 14.10.2017).
16.
Dzheket D. Zachem nam styd? Chelovek vs. obshchestvo. Per. s angl. – M.: Al'pina non-fikshn, 2016. – 244 s.
17.
Zasurskii I.I. Novaya model' regulirovaniya avtorskikh prav. Obshchestvennoe dostoyanie i kontseptsiya obshchego blaga. – Izdanie tret'e, dopolnennoe i ispravlennoe. – M., Ekaterinburg: Assotsiatsiya internet-izdatelei, «Kabinetnyi uchenyi», 2016. – 182 s.
18.
Rovinskaya T.L. Amerikanskie «piraty» protiv krupnykh korporatsii i gosudarstvennykh vedomstv // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya, 2016. – № 10. – S. 73-82. DOI: 10.20542/0131-2227-2016-60-10-73-82.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"