по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Понятие и особенности наград
Трофимов Егор Викторович

доктор юридических наук

заместитель директора по научной работе, Санкт-Петербургский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)

199178, Россия, г. Санкт-Петербург, 10-я линия В.О., 19, лит. А, каб. 36

Trofimov Egor

Doctor of Law

Deputy Director for Science, St. Petersburg Institute (Branch) of the All-Russian State University of Justice

199178, Russia, g. Saint Petersburg, 10-ya liniya V.O., 19, lit. A, kab. 36

diterihs@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье исследуется награда как разновидность поощрений с целью выявления ее социально-правового потенциала как средства публичного управления. Выявление социально-правовой специфики наград произведено в контексте междисциплинарного подхода и основано на достижениях юриспруденции, истории, социологии, психологии, экономики и философии. В работе сформулированы специфические признаки наград, обособляющие их от рядовых поощрений, обозначены цели и функции наград, дана характеристика награды как социально-правового явления. Значительное место в статье уделено анализу формы и содержания награды и вопросу невозможности их расхождения без утраты наградой ее социально-правовых свойств. Награда определена автором как символическое правовое поощрение, изменяющее статус лица в системе общественных отношений и этикета, установленное и применяемое в определенной социальной группе за значительные заслуги, которые определяют биографию награжденного лица и которые существенны для социальной группы (объекта управления) и представляющего ее субъекта управления.

Ключевые слова: наградное право, правовой символ, правовое поощрение, награда, публичное управление, официальная награда, наградное дело

DOI:

10.7256/2306-0158.2013.2.391

Дата направления в редакцию:

21-10-2019


Дата рецензирования:

21-10-2019


Дата публикации:

1-2-2013


Abstract.

In this article the award is viewed as a variety of incentives to identify their social and legal capacity as a means of public administration. Identification of the specific social and legal awards made in the context of a multidisciplinary approach and is based on the achievements of law, history, sociology, psychology, economics and philosophy. The article defines the specific characteristics of awards, isolating them from the ordinary rewards designated purpose and function of awards, the characteristic of awards as a socio-legal phenomenon. A significant part of the article on the analysis of form and content of awards and can not issue their differences without losing the reward of its social and legal characteristics. The award is determined by the author as a symbolic legal promotion, altering the status of the person in the system of social relations and etiquette, installed and used in a particular social group for the significant achievements that define the biography award-face and are essential for the social group (facility management) and represents its regulator.

Keywords:

award rights, legal symbol, legal encouragement, award, public management, official award, award affair

Среди мер государственного воздействия и методов государственного (публичного) управления важное место занимает поощрение. Насколько обширной является сфера его применения, настолько велика и научная литература, ему посвященная. Однако, несмотря на это, даже понятие поощрения и его содержание как меры воздействия не имеет единодушного разрешения в юридической науке. Разными авторами поощрение рассматривается как метод правового регулирования и государственного управления, как форма и мера государственного одобрения, как блага материального и морального характера, как стимул поведения, как норма права (или ее элемент), как управленческий процесс, как деятельность уполномоченных органов, как правовой институт и даже как принцип права[1].

Наиболее простым и распространенным является определение поощрения как публичного признания заслуг, награждения, оказания общественного почета лицу в связи с достигнутыми успехами в выполнении правовых обязанностей или общественного долга. Меры поощрения и награды выражают высокую оценку эффективной деятельности, сочетают в себе моральные и материальные аспекты, не носят строго эквивалентного характера в отношении поощряемых заслуг, связаны с заслуженным поведением и взаимными выгодами[2].

Однако встречаются и более сложные определения. Например, А.А. Гришковец считает, что поощрение государственного служащего – это нормативно закрепленная или фактически используемая форма признания со стороны публичной власти личных заслуг государственного служащего, применяемая при наличии достаточных оснований уполномоченным государственным органом или его должностным лицом путем издания правового акта установленной формы или совершения иных действий, приносящих поощряемому государственному служащему материальные и (или) моральные преимущества[3]. По мнению Н.Т. Михайленко, поощрение за примерное и старательное отношение к трудовым обязанностям можно определить как публичное, исходящее от имени советского государства, его органов или должностных лиц признание трудовых успехов и безупречной работы, облеченное в форму награждения, оказания официального почета, имеющее своей целью не только определенным образом отметить уже достигнутые успехи в труде, но и стимулировать дальнейшее развитие способностей и творческой активности трудящихся[4].

По верному замечанию В.М. Баранова, поощрение – такой вид государственного воздействия, который не подчиняет, а направляет волю лица (организации) на действия, полезные для интересов коллектива, общества и государства, но это не означает, что поощрение – составная часть метода убеждения[5].

По существу, поощрение связывается с одобрительной (позитивной) оценкой социально полезного поведения. Это важно учитывать, поскольку имеется широкий спектр мер правового и неправового воздействия, которые близки к поощрению, но все же отличны от него. Недопустимо любую стимулирующую меру причислять к поощрениям.

Поощрение – это только один из видов правового стимулирования, который во всех случаях характеризуется тремя особенностями:

1) поощрение производится только после совершения поощряемого деяния и не может осуществляться заранее в качестве обычного стимула или своего рода «аванса» в счет будущих заслуг;

2) поощрение заключает в себе положительную (одобрительную) оценку поведения поощряемого лица со стороны поощряющего субъекта;

3) по своему существу поощрение таково, что оно предоставляет поощряемому лицу благо сверх обычного состояния добросовестного лица, то есть нечто такое, чего поощряемый ранее не имел и что улучшает его положение по сравнению с обычным состоянием.

То обстоятельство, что поощрение стимулирует к социально полезной деятельности награжденное лицо и третьих лиц, является лишь необходимым следствием перечисленных признаков поощрения, поскольку желание получить одобрение и дополнительное благо вполне соответствует природе и неутолимым потребностям человека. Поэтому в научной литературе можно встретить совершенно справедливое утверждение, что поощрение – это не только отличие за уже достигнутое, но и стимул для дальнейших достижений творческой инициативы и способностей трудящихся[6].

Поощрение обращено как в прошлое, так и в будущее, а потому преследует одновременно две цели: 1) стимулировать дальнейшее социально полезное поведение поощряемого лица (причем эта цель присуща любому правовому стимулу); 2) вознаградить поощряемое лицо за уже совершенное социально полезное деяние. Последняя цель зачастую «забывается» в научной литературе[7], однако именно она выделяет поощрение из массы других мер стимулирования.

Один род поощрений, а именно – награда, в силу своей социально-правовой значимости вызывает особый теоретический и практический интерес. К сожалению, существу награды как поощрения особого рода в отечественной науке не уделено практически никакого внимания, хотя отдельные виды наград и подвергались изучению. Теоретических тезисов относительно наград в юридической науке сформулировано совсем немного.

Например, А.В. Малько, И.А. Тарханов и А.В. Кайшев допускают отождествление награды и поощрения[8]. А.П. Алехин тоже отметил, что в филологическом смысле поощрение и награждение совпадают; поощрение толкуется как награда, и в широком значении слова награждение есть поощрение; однако, рассматривая награждение в качестве поощрения, А.П. Алехин отмечал ряд его специально-юридических особенностей: оно выражается в определенных символах, знаках, орденах и т.п.; не является единовременным; возможно лишение его, но по основаниям и в порядке, установленных законодательством; основания, порядок, полномочия органов (должностных лиц) по применению награждения обстоятельно регламентируются специальными нормативными правовыми актами[9].

И.В. Панова, также признавая некоторую особенность наград, высказала принципиально иное мнение. Она указала, что ранее награждение считалось одним из видов поощрения. Однако если поощрение – это мера общественного признания гражданского служащего, выражающаяся в материальной форме (денежное вознаграждение), то награждение, скорее всего, носит моральный характер[10]. Это суждение отчасти согласуется с трактовкой государственных наград как мер морального поощрения, имевшей распространение в советской юридической науке. Однако в целом обозначенный подход представляется сомнительным, так как самым распространенным моральным поощрением является устная благодарность, которая никем не рассматривается как награда.

Н.А. Виноградов полагал, что по своему содержанию награды и поощрения различны. Под поощрениями следует понимать одобрение деятельности гражданина с целью побудить его к ее дальнейшему совершенствованию. Награда – это тоже одобрение, в основе награды лежит также стремление морально воздействовать на человека, чтобы он еще больше совершенствовал свои знания, опыт и добивался наилучших результатов в своей деятельности. Однако награда – это высшая степень одобрения, она сопровождается выдачей награжденному документов, внешних знаков отличия или выдачей материальных или денежных ценностей. Применение поощрений и наград имеет в виду побудить и других работать и служить так же, как служат и работают награжденные[11].

Е.В. Типикина выделила награды из массы правовых поощрений по признаку их значимости, она отличала награды как от иных дополнительных благ, так и от правовых поощрений в виде освобождения от обременений. При этом круг наград определен автором не через видовые признаки, а перечислением: государственные награды Российской Федерации, ведомственные награды, награды субъектов Российской Федерации, награды коммерческих и некоммерческих организаций[12].

Хотя А.П. Алехин точно подметил такие характерные свойства наград, как символичность и процессуальность, а Н.А. Виноградов – символичность и высшее место в иерархии поощрений, из вышеприведенных суждений довольно сложно составить какое-либо обобщенное представление о наградах, об их отличиях от других поощрений.

Такая же неопределенность царит и в зарубежной литературе. Даже автор «Теории наград» Иеремия Бентам характеризовал награду весьма туманно. По его мнению, награда есть некая доля блага, даруемая за реальную или предполагаемую услугу, и понятие награды непременно подразумевает некое деяние, которое считается благом[13]. При этом, говоря о награде, надо иметь в виду только тот род вознаграждений, который преследует цель настраивания членов общества в сторону совершения полезных деяний[14]. Однако в другом труде Бентама «О судебных доказательствах» термин «награда» использован в совершенно ином смысле, который совпадает с нынешним понятием об обещании награды как гражданско-правовой сделке (обещание награды неизвестному лицу, которое решится выступить свидетелем на судебном процессе и тем самым открыть неизвестное доказательство)[15].

В специальной литературе, посвященной наградам, изредка делается попытка определить награду. С точки зрения О.В. Левина, награды – это правовой стимул, особая разновидность вознаграждения, не ограниченная денежной формой, имеющая больший социальный престиж, присуждаемая в более субъективном процессе[16].

По мнению А.В. Малько, понятие «награда» имеет чрезвычайно широкое содержание, наградой может быть любая материальная, моральная или другая общественная ценность, это социальный символ[17].

О.М. Киселева и вовсе дала наградам развернутую описательную характеристику: 1) награда представляет собой социальный феномен, сопровождающий развитие человеческого общества с момента его возникновения до настоящих дней; 2) в качестве награды может выступать все, что имеет моральную, материальную и иную ценность в исторически определенном обществе в конкретный период его развития; 3) награды олицетворяют собой общественно значимое действие, способное мобилизовать энергию как отдельной личности, так и социальных групп; 4) государственные награды символизируют волю, идеи, чувства и представления, актуальные для конкретного общества и государства, его политики и идеологии; 5) основу всякой наградной системы образуют награды, апеллирующие к тем общественно-государственным смыслам и ценностям, которые являются фундаментальными, обеспечивают поступательное развитие личности, общества и государства; 6) награждение представляет собой гражданско-правовой акт, способствующий укреплению чести и достоинства личности, фиксирующий достигнутый им уровень поведения и государственное признание, открывающий возможности дальнейшего общественного роста; 7) принятие награды есть демонстрация награжденным лояльности к правящей власти и легитимности отмечаемых ею заслуг; 8) формы и виды наград соответствуют социально-экономическому и политическому развитию общества, их юридическое опосредование напрямую связано с уровнем развития права как социального института, а широта применения данного правового инструмента зависит от степени демократизации государственно-организованного социума[18].

Вышеуказанные лаконичные определения и пространные описания наград, на наш взгляд, не добавляют ясности в деле отграничения наград от других поощрений. Большинство таких характеристик может быть отнесено к любому поощрению, а иногда также к другим правовым стимулам и даже просто к государственному (публичному) управлению.

И все же смешение наград с прочими поощрениями, допустимое на обыденном уровне, в научном плане представляется не вполне оправданным. Награды действительно выступают в качестве особого рода поощрений, хотя и все общие признаки поощрений, безусловно, присущи наградам.

1. От других поощрений награды отличает основание применения. Деяние, вознаграждаемое наградой, квалифицируется как особо значимая заслуга, причем значимость имеет место и в отношении награждаемого лица, и в отношении социальной группы (учредителя награды). Деление заслуг на «обычные» и «особые» указывал В.В. Нырков[19], но он не связал особые заслуги с понятием награды. Однако именно наградами принято поощрять не за текущие достижения, а за заслуги наиболее весомые. Наградами отмечаются заслуги итогового характера, которые нередко являются делом всей жизни награждаемого лица. Такие заслуги – это факт биографии, предмет гордости награжденного лица, его отличие от других членов социальной группы. Одновременно такие заслуги являются принципиально важными для социальной группы – учредителя награды (объекта управления) и представляющей эту группу институции (субъекта управления). Такие заслуги расцениваются как жизненно важные факторы существования, благополучного развития и функционирования объекта и субъекта управления.

Следует отметить, что от лица социальной группы (объекта управления), заявляемой учредителем награды, всегда выступает субъект управления. Сама по себе социальная группа, то есть сборище всех ее членов, не создает и не применяет награды. Для наградной деятельности нужен организационно-процедурный (управленческий) механизм. В социальной психологии признано, что «объективные» массовые группы практически не обладают субъектностью, не являются субъектами общественной активности, поскольку не обладают минимумом психологического единства; подавляющая часть членов больших социальных групп крайне мало или спорадически участвует в групповой деятельности[20]. Награды для малых групп не характерны, поэтому в наградном деле именно субъект управления как организованный, формализованный и персонализированный выразитель воли социальной группы (объекта управления) действует от ее имени – за нее и для нее. Иными словами, самоуправление для наградной сферы не характерно, для награды требуется определенная степень отчуждения власти от общества. Именно обособленная институция определяет степень полезности деяния для всей социальной группы, иногда понимая и выдавая собственную выгоду за групповую полезность. Впрочем, это не лишает награды и заслуги их социально-правовых свойств.

2. Еще одно отличие, напрямую связанное с первым, – это редкость награды. Насколько нечасто случается заслуженное поведение, которое достигает уровня, подобающего применению награды, настолько же редко встречаются и сами награды. Как и в предыдущей особенности, редкость наград имеет два аспекта: личный и социальный. В личном плане награды выступают социальной реакцией на значительные достижения, которыми могут быть либо единичный поступок (проявление героизма, отваги, решительности и т.п.), резко выделяющийся на фоне обычного поведения, либо длительная социально полезная деятельность, которая становится делом всей жизни награжденного. Человек не каждый день совершает героические поступки, а повседневная деятельность становится социально ценной только в силу своей длительности, добросовестности, безупречности и результативности, причем все эти характеристики напрямую связаны с опытностью деятеля, с затраченным им временем. Поэтому в личном аспекте награда – это тоже биографический факт, это формальный пункт, фиксирующий социальный результат деятельности награжденного лица, это опорная точка для оценки награжденного лица субъектом управления и для восприятия награжденного лица социальной группой (объектом управления). В социальном отношении награды редки из-за того, что ими отмечаются лишь деяния, которые принципиальны для учредителя награды и его институции. Поэтому награды не раздают «корзинками». Применительно к численности и продолжительности существования социальной группы количество награждений сравнительно мало.

3. Награды, в противоположность другим поощрениям, являются отличительными знаками награжденного лица и определяют его особенный статус применительно к соответствующей социальной группе. Награждение имеет своим необходимым результатом изменение социально-правового положения обладателя награды в среде данного объекта управления. С содержательной точки зрения, обладание наградой служит условием карьерного роста, увеличения дохода, приращения имущества, получения упрощенного или расширенного доступа к социальным благам, то есть влияет на место награжденного в системе социального распределения. С формальной точки зрения, получение награды меняет положение лица в системе социально-нормативных связей, становится основанием для изменения форм поведения как награжденного лица, так и членов социальной группы, в которой учреждена данная награда.

4. Отсюда вытекает такая особенность награды, как внешняя выразительность, демонстративность, презентабельность. Награда должна иметь определенное оформление в виде особого объекта-награды, она сообщается награжденному лицу в объективной форме. Эта форма-объект позволяет награде выполнять номинативную функцию, служит для опознавания награжденного в социальной среде, указывает на его социально-правовой статус и заслуги, признанные в социальной группе. Поэтому в повседневной жизни под наградой обычно понимается соответствующее внешнее отличие, сопрягаемое с награжденным лицом, его видимый отличительный знак, то есть сообщенные (врученные) награжденному лицу наградные регалии (знак и звезда ордена, медаль, грамота и т.п.). Без объективации награждения положение награжденного в системе социального этикета не изменится, а его доступ к социальным и юридическим благам будет невозможен. Именно поэтому в качестве отличительного признака награжденного и в роли награды-объекта обычно выступают вещи, созданные или приспособленные для публичной демонстрации. Необходимость выполнения наградой коммуникативной функции обусловливает распространенное в наградном деле явление, когда одна награда объективируется сразу в нескольких формах, которые своим совокупным действием включают награду и награжденного в коммуникативный процесс. Например, присвоение почетного звания обычно сообщается награжденному лицу вместе с нагрудным знаком, объявление награды-благодарности принято сопровождать вручением документа на бланке установленной формы или нагрудного знака к благодарности и т.д.

5. Демонстративность и внешняя выразительность награды отражаются на процедуре награждения, придавая ей процессуальную форму. Награждение наградой (наградное производство) представляет собой регламентированный процесс, последовательность строго определенных процессуальных стадий, этапов и действий, предусматривает распределение процессуальных ролей. Вручение (сообщение) награды отличают торжественность и гласность. Вся форма наградного производства нацелена на то, чтобы принять вид обряда или ритуала, формализовать социальную активность и подчеркнуть структуру и динамику социальной группы.

6. Формальный характер награды обусловливает непосредственную связь награды с системой социального этикета. Награды указывают на место их обладателей в социальной системе, на их заслуги перед государством и обществом[21]. Подобные символы в специфической форме выражают определенные сложившиеся общественные отношения[22]. Формализм награды позволяет запускать стереотипы поведения независимо от знакомства членов социальной группы с награжденным лицом. Выхолащивание содержания этих общественных отношений (ввиду незнакомства субъектов социального взаимодействия с действительными заслугами награжденного лица), предоставление социальных благ по формальному (внешнему) признаку обладания наградой означает, что поведением награжденного и взаимодействующих с ним лиц управляют, наряду с другими социальными нормами, также правила социального этикета.

7. Объективация награды в форме награды-объекта приводит к образованию определенных контекстов и символики. Символизм – это еще одна особенность награды. В современной науке отмечается тенденция к расширению перечня символов (знаков) государственной власти. Помимо традиционных государственного флага, государственного герба и государственного гимна, ряд исследователей причисляет к ним другие государственные и военные флаги, знамена, значки и хоругви[23], государственные праздники[24], символы власти главы государства (в том числе символы президентской власти)[25]. Некоторые исследователи ставят наградную систему в один ряд с государственным флагом, государственным гербом и государственным гимном[26] или даже прямо причисляют награды к государственной символике[27], считают власть награждать прерогативой государства[28]. Иногда награды причислены к символике законодательно[29].

Воздействие символа на человека происходит через восприятие его внешней формы, посредством влияния на чувственную сферу, путем возникновения историко-культурных образов, ассоциаций и т.п. На этом основании формируются закрепленные в общественном и индивидуальном сознании устойчивые стереотипы, связанные с образованием и функционированием государства, системы политической власти, отношений господства и подчинения. Символика способствует сплочению этноса, укрепляет его стабильность, консолидирует внутреннее единство[30], концентрирует в себе совокупность общественных отношений[31]. Награды относятся к политическим символам[32] и в этом качестве выполняют особые номинативную, информативную и коммуникативную функции[33].

Награждению как форме наградного действия (облику награды как свершившегося факта) присущи порядок реализации и некоторые особые свойства (торжественность, гласность, демонстративность и т.д.), которые определяют символический характер награждения, его обрядовость, внешний блеск, церемониал. Семиотически награда-объект порождает в социальной группе определенный языковой (символический) контекст, что само по себе укрепляет социальную общность лиц (членов социальной группы), понимающих и принимающих этот сигнификат. В этом отношении номинативная и коммуникативная функции награды-объекта находятся в неразрывном единстве, а сама награда не только объединяет социальную группу, но и отличает эту социальную группу от внешней среды, не понимающей и не принимающей награду-объект как сигнификат.

8. Из символических свойств награды вытекает ее атрибутивность. Социальной группе присущи механизмы социальной власти, а любая власть имеет тенденцию обрастать формами, формальностями, символами. Власть, чтобы быть действительной в определенном пространстве, времени, круге лиц и предмете общественных отношений, должна порождать, поддерживать и развивать в этих границах определенный контекст. В противном случае власть становится номинальной, перестает воздействовать на социальную группу и исчезает. Награда – это одно атрибутивных свойств социальной группы и ее институции (объекта и субъекта управления), проявляемая как «власть награждать». Применяя награду, институция порождает референцию, вызывает конкретные социально-правовые последствия в группе, социальное движение. Эти действия институции суть проявление власти.

Награждение выступает социально-правовой данностью, появление которой в социальной группе зависит от волеизъявления институции. Социальная группа как объект управления испытывает на себе это властное (символическое, языковое) давление. В этом диалектика награды: это не только поощрение, но в социально-психологическом плане также принуждение членов социальной группы, которые вынуждены понимать и признавать награду, а также принимать награжденного в том социально-правовом статусе (контексте), который порожден институцией. Не случайно Спиноза утверждал: «Рабам, а не свободным назначаются награды за добродетель»[34]. Именно по этой причине отказ от награды означает отторжение контекста, неприятие власти, выход из социальной группы или отказ включиться в нее.

Атрибутивный характер наград влечет невозможность делегирования власти данного субъекта управления учреждать и применять награды другим институциям, иначе происходит отчуждение власти. Право учредить награду для данного объекта управления нельзя передать вовне, как и право определить самоназвание, флаг, герб, гимн, язык и вообще контекст, как невозможно делегировать вовне суверенитет, личную свободу и свободу мысли. Невозможно отчуждать от субъекта управления право применять награду к отдельным лицам, равно как абсурдно было бы дать в пользование свой герб или свое имя постороннему.

9. Тесная связь с контекстом определяет такое свойство наград, как системность. Сложность, структурированность и многочисленность социальной группы – обычное явление современности, поэтому совокупность наград любого субъекта управления, представляющего один объект управления, также системна и определяется свойствами этой группы. Каждый вид награды закрепляет для награжденного данной наградой формализованный статус, который вызывает определенный образ действия награжденного в отношении социальной группы и определенный вариант поведения социальной группы в отношении награжденного. Награжденный занимает определенное место в системе социальных связей, играет вполне определенную социальную роль, приобретает определенный социальный тип. В сложноорганизованных социальных группах со временем выстраивается целый набор таких формализованных ролей и типов, что и вызывает к жизни набор подходящих для них наград. Для каждого вида награды определяется подходящая заслуга (состав вознаграждаемого деяния) и подобающий статус (преимущества и социальная роль). Награжденное лицо как индивидуально, так и в своем нормативном описании (как неопределенный круг лиц, выделенный по фактам заслуги и награждения) выступает в качестве своеобразного ориентира группового поведения, на воспроизведение и поддержание которого направляет членов социальной группы ее нормативная система (в том числе наградная система). В малочисленных же и простых социальных группах нет возможностей для такого способа воспроизводства социальных связей, ибо социальные роли в таких группах тесно связаны с личными качествами их членов и не могут быть эффективно воспроизведены через формально-определенные всеобщие (нормативные) механизмы. Поэтому в таких группах социальные роли редко типизируются и дублируются, и в малых группах крайне редко учреждаются награды, а имеющиеся награды неэффективны.

10. Системность социальных типов, определяемых с помощью наград, влечет их стратификацию и, как результат, ранжированность. Награды выстраиваются в известную иерархию, их структура включает вертикальную составляющую. В наградной системе усматривается не только многочисленность наград и вознаграждаемых ими заслуг (горизонтальная структура), но также их старшинство, которое соответствует значимости закрепляемых нормативно социальных ролей.

11. Совокупность вышеуказанных признаков влечет высший статус наград среди поощрений, больший престиж. Недаром в статутных нормах многих наград содержится их определение как высших форм поощрения невзирая на уровень награды (от местного до федерального) и ее форму (от грамот и премий до орденов и звания героя).

Исследуя особенности наград, нельзя не отметить, что награды и наградные системы чрезвычайно разнообразны и поддаются теоретическому обобщению не безоговорочно. Отличие наград от рядовых поощрений напоминает отличие уголовного наказания от иных мер взыскания. В обоих случаях это различие имеет формальный и материальный аспекты, каждый из которых условен и может быть признан конвенциональным или нормативно разрешенным в условиях данного места и времени. С формальной точки зрения, как уголовное наказание предусмотрено уголовным законом, так как и награда закрепляется определенным источником права. Изменение источника закрепления данной меры воздействие будет означать переход наказания в другую категорию взысканий (например, административных наказаний), а награды – в категорию рядовых поощрений. С материальной же точки зрения, уголовное наказание есть наиболее тяжкое лишение, равно как награда – наиболее существенное благо, хотя такая характеристика наказаний и наград не является абсолютной. В различных условиях места и времени одни и те же лишения и блага могут иметь разную интенсивность, различную меру причиняемого вреда или пользы, в сравнении с другими (рядовыми) лишениями и благами. Во-вторых, оценка этих лишений и благ в среде объекта управления (в том числе самими наказанными и награжденными лицами) может различаться, вплоть до инверсии характера воздействия, если волеизъявление субъекта управления не адекватно объективным существования объекта управления. Но, несмотря на некоторую условность вычленения наград из других поощрений, теоретическая конструкция награды как самостоятельного объекта научного исследования представляется оправданной. Награда имеет ряд специфических черт, которые рельефно выступают, если проводить сравнение награды с рядовыми поощрениями на примере конкретной общности, а не в процессе отвлеченных рассуждений. В конкретном случае всегда понятно, какое поощрение рядовое, а какое награда.

Вышесказанное позволяет сформулировать следующее определение награды. Награда – это символическое правовое поощрение, изменяющее статус лица в системе общественных отношений и этикета, установленное и применяемое в определенной социальной группе за значительные заслуги, которые определяют биографию награжденного лица и которые существенны для социальной группы (объекта управления) и представляющего ее субъекта управления.

Многообразное действие, которое оказывают награды, аккумулируется в немногочисленных целях, преследуемых субъектом управления при установлении и применении наград.

Цели наград ничем не отличаются от ранее выявленных целей всех правовых поощрений. Награды преследуют только две цели: 1) вознаграждение за уже имеющиеся заслуги и достижения; 2) стимулирование награжденного и других лиц (социальной группы) к дальнейшей социально полезной деятельности, то есть частное и общее стимулирование. Уже Иеремия Бентам утверждал, что цель всякой награды в настраивании членов общества в сторону совершения полезных деяний[35]. Томас Гоббс считал, что если вознаграждение дается даром, то оно представляет собой благо, проистекающее из милости тех, кто это благо жалует, и имеющее целью поощрять людей к оказанию услуг дарующим или дать людям возможность оказывать эти услуги. Поощряемый обязан лишь по чести (не юридически) быть признательным и употребить усилия отплатить за оказанную почесть[36].

Эти идеи сохранились практически в неизменном виде до наших дней. Так, советский исследователь Б.А. Жалейко отмечал, что присвоение почетных званий, с одной стороны, есть публичное признание советским государством и обществом успехов, достигнутых тем или иным человеком либо коллективом в своей деятельности, а с другой – важный стимул в улучшении повседневной производственной и иной работы, а также общественной деятельности людей[37].

Цели и особенности наград позволяют выделить присущие им функции. Некоторые авторы упоминали отдельные функции наград. Мыслители эпохи Просвещения называли для наград функцию предупреждения преступления и стимулирования добродетельных деяний[38]. А.В. Малько прямо назвал награду социальным символом[39], тем самым указав ее символическую функцию. Нередко в специальной литературе упоминается стимулирующая функция наград. Авторы отмечают, что награда делает награжденного еще более взыскательным к себе, способствует кристаллизации его чувства ответственности, своеобразно обязывает работать его более качественно и производительно[40]. Стимулирующее воздействие наград начинается с момента их учреждения, поскольку само появление реальной возможности удостоиться чести быть награжденным становится стимулятором поведения, формирует у человека установки, направленные на достижение поставленной цели[41]. Близкой к стимулирующей является выделяемая в научной литературе прогностическая функция поощрений, заключенная в прогностической информации о последствиях достижения определенного результата (возможность получить премию, награду или иное благо)[42].

В ряде работ прямо или косвенно перечисляются комплексы функций наград. Так, О.В. Левин приписывал наградам стимулирующую функцию, функцию интеграции членов общества, функцию социальной дифференциации, воспитательную функцию[43]. О.Н. Розанов назвал или фактически описал такие функции наград и наградных систем, как идеологическая, символическая, коммуникативная и интегрирующая[44]. В.М. Дуэль применительно к государственным наградам отметила, что они выполняют основные функции поощрительных стимулирующих средств: мотивационную, социального контроля, оценивающую, ценностно-ориентационную, воспитательную[45]. О.М. Киселева сформулировала и раскрыла для государственных наград социально-символизирующую, мотивационно-стимулирующую, информационно-коммуникативную и интеграционно-воспитательную функции[46].

Функция награды есть то реальное воздействие, которое награда оказывает в социуме. Цели награды, направленные как персонально на награжденного, так и на всю социальную группу (объект управления), а также особенности наград как разновидности правовых поощрений позволяют выделить премиальную и стимулирующую функции, функцию социального воспроизводства, идеологическую (воспитательную), ориентирующую, номинативную, коммуникативную, интегрирующую, социально-ролевую и эстетическую функции.

1. Премиальная функция состоит в вознаграждении заслуги, воздаянии лицу за принесенную пользу, предоставлении ему дополнительного блага за совершенное деяние. Награждение – это реакция на заслуженное поведение, его справедливое последствие, благодеяние со стороны субъекта управления за услугу и пользу, оказанную награждаемым лицом субъекту и объекту управления. Премиальная функция является противоположностью карательной (наказательной) функции, присущей взысканию. Даже когда награда присуждается посмертно, премиальное действие сохраняется, производя эффект в социальной группе.

Очевидно, что функция вознаграждения не предполагает эквивалентности воздаяния. Характер и степень заслуженного поведения, та польза, которую оно приносит социальной группе, обычно более значительны, чем благо, которое следует за совершение подвига. Награда – это не плата за заслугу, а, главным образом, позитивная оценка, одобрение заслуженного деяния субъектом управления и, в его лице, всей социальной группой (объектом управления). Впрочем, награда обязательно должна иметь какую-то ценность, иначе предоставленное награжденному благо будет для него обыденным и утратит значение награды: например, М.И. Бару приводил пример, когда работника без учета его потребностей в пятый раз подряд поощрили часами[47].

2. Стимулирующая функция наград представляет собой побуждение членов социальной группы к определенным моделям поведения посредством установления и применения наград. Как и в превенции у наказаний, аналогичной по характеру, но противоположной по модальности в сравнении со стимулированием, в стимулировании довольно четко выделяются два направления: частное и общее стимулирование.

Надо заметить, что стимулирующая функция наград зачастую преувеличена. Довольно редко стимулирующая функция награды порождает настолько сильный мотив, что побуждает лицо заниматься какой-либо деятельностью или стремиться к достижению конкретного результата ради получения награды, хотя и такая возможность не исключена[48].

В пункте стимулирования наблюдается существенное отличие наград от рядовых поощрений. Из-за многочисленности, распространенности и частоты применения последних, а также ввиду малых заслуг и способностей, небольших затрат труда и времени, которые требуются для их получения, стимулирующее воздействие обычных поощрений может вызывать сильную мотивацию к получению социально ориентированного результата. Рядовое поощрение мало, но достижимо, причем достижимо в краткосрочной перспективе. Поэтому обычные поощрения могут повысить эффективность и результативность повседневного труда (службы, учебы). На этом довольно простом механизме в той или иной степени основаны многочисленные содержательные и процессуальные теории мотивации[49].

Но если стремление получить обычное поощрение не требует перестройки жизненного уклада, многолетнего обучения и самообразования, смены профессии, потери здоровья, запущенных проблем в семье и делах, других кардинальных жизненных решений и великих личных лишений во имя общего блага, то награда, напротив, полагается за такого рода деяния: за героизм, многолетнюю беспорочную службу и другие проявления альтруизма и верности долгу. Однако наивно было бы думать, что награда способна породить тип человека, который стал бы жертвовать жизнью только ради того, чтобы его посмертно наградили орденом Мужества. Мотивы самопожертвования, подвига, благотворительности, принесения семейного и материального благополучия на алтарь идеи, в жертву искусству или науке имеют своей основой не внешний стимул в виде награды, а внутреннюю психологическую установку, сформированную в процессе становления личности. Для таких лиц награда объективно иллюзорна, ее субъективное ожидание слабо, и для субъекта заслуженного поведения она малозначима.

Но идеология награды состоит в ее предназначенности именно для альтруистов и жертвователей, которые выступают в ипостаси социального ориентира. Факт получения награды подчеркивает не только принесенную награжденным лицом социальную пользу, но также устойчивую социально-позитивную личностную установку деятеля. Поэтому для получения награды недостаточно исполнить объективную сторону заслуги, принести пользу другим (объект заслуги), а важно еще, чтобы субъект заслуги и его отношение к делу (субъективная сторона) были социально ориентированы. Благодаря этому награждение лица, объективно имеющего заслугу, может и не состояться, если это лицо не может быть социальным ориентиром, а в составе наградных материалов (на гражданских лиц) обычно содержатся многочисленные отзывы о личности и авторитете деятеля.

Чем более значительна заслуга, тем меньше возможностей побудить к ее совершению наградой. Награда неэквивалентна заслуге, и чем выше заслуга, тем больше разрыв между ее социальной ценностью и ценой предоставляемого за нее индивидуального блага. Как следствие, награды, вопреки их заявленной идеологии, применяются не только и не столько к альтруистам (им они, по существу, не так уж нужны, хотя обычно приятны), сколько к лицам с достижительной мотивацией, для которых обладание наградой как знаком публичного признания стоит в списке жизненных задач. Награда наиболее эффективна именно в отношении этого типа деятелей, в котором велика доля карьеристов и производятся большие трудозатраты для общественных нужд, хотя и не часто встречается подлинный гений. Поэтому наиболее перспективными для воздействия мотивационного механизма являются работники средней квалификации, не владеющие интеллектуальной собственностью[50], то есть люди не творческого склада. Именно в их частном случае верен тезис о том, что «желание получить награду является мотивирующим фактором», который в ряде научных работ излагается в виде общего утверждения применительно ко всем лицам[51]. В действительности награда обычно устанавливается для всех, но стимулирующее воздействие оказывает преимущественно на лиц с достижительной мотивацией, которые рутинно продвигают общественный прогресс.

3. Функция социального воспроизводства состоит в репликации того социально значимого поведения, к стимулированию которого направлено награждение. В психологии труда отмечается, что ритуалы публичного награждения служат средством для наглядной демонстрации ценностных ориентаций. Хорошо организованные мероприятия такого рода закрепляют ценности, способствуют запоминанию героев, которые являются важным составным элементом культуры. Наиболее дальновидные руководители специально подбирают людей для «героических» ролей, зная, что они послужат примером для подражания. Легенды, создающиеся вокруг них, отражают историю, в закодированном виде передают унаследованные ценностные ориентации. Для формирования героев важно выделять критерии и формировать условия для их появления[52].

Ш.-Л. Монтескье высказал интересное суждение: «Крупные награды служат признаком упадка – это общее правило как для республики, так и для монархии; появление таких наград указывает на то, что основные начала правления испорчены, что, с одной стороны, понятие чести утратило прежнюю силу, а с другой – ослабели гражданские добродетели»[53]. Эта мысль исключительно точна, поскольку социальное воспроизводство достигается не столько содержанием награды (существенностью заключенного в ней блага), сколько процедурой ее сообщения награжденному лицу, тем почетом, который оказывается ему в процессе награждения и последующей социальной коммуникации. Именно обостренное чувство собственного достоинства, стремление не уронить высокую планку своего авторитета, а не жажда большой награды подталкивает награжденного вновь и вновь поддерживать высокие стандарты социального поведения и вызывать коррелирующую своему статусу референцию в социальной группе.

4. Идеологическая (воспитательная) функция наград заключается в том, что, вознаграждая некоторые заслуги, субъект управления фиксирует социально значимые модели поведения, а через них утверждает в среде объекта управления определенные ценности и идеологию. В этом ключе можно отметить утверждение О.В. Левина о том, что награда представляет собой механизм воспитания и создания элит (военных, интеллектуальных, научных)[54], а также указание Е.В. Сердобинцевой на наличие у государственных наград воспитательной ценности[55]. Без наградной системы как системы коллективных представлений, обладающих надперсональным характером и принудительностью по отношению к каждому индивиду[56] (члену социальной группы), награды не могут выполнять свои функции социальной регуляции. Наградные системы являются социальным достоянием, из которого не могут быть исключены базовые ценности, носящие знаковый характер[57]. Награды всегда отягощены идеологией.

5. Ориентирующая функция наград состоит в том, что они направляют определенным образом поведение членов социальной группы (объекта управления). Наградная норма ориентирует членов социальной группы на полезный вариант поведения, при этом вопрос о дозволенности или обязательности такого поведения не предопределяется. Отсутствие однозначной модальности у вознаграждаемого поведения (заслуги) не позволяет говорить о регулирующей функции награды. Деонтическое содержание награды выходит за рамки трихотомии «можно – должно – запрещено», поэтому речь ведется только о ее ориентирующей функции.

6. Номинативная функция награды заключена в обозначении заслуг (их характера, степени, сферы и прочих параметров) и социально-правового статуса обладателя награды. Наличная награда-объект сама по себе приписывает своему обладателю определенные заслуги и статус, указывает на его причастность субъекту и объекту управления. Это своего рода «визитная карточка» награжденного лица.

7. Коммуникативная функция наград запускает особые механизмы взаимодействия награжденного лица с субъектом и объектом управления. Наличие у награжденного лица награды-объекта (внешних отличительных знаков и документов) влечет применение к нему особых социальных и правовых норм как к особому субъекту социального общения.

8. Интегрирующая функция состоит в укреплении социальных связей награжденного лица с субъектом и объектом управления. Получение награды доставляет удовлетворение награжденному[58], укрепляет в нем чувство собственного достоинства и уважение к субъекту и объекту управления, оценившим его заслуги[59]. Выделяя награжденных из массы других членов управляемой среды, награды сплачивают вокруг них социальную группу и одновременно привязывают к ней награжденных, производя эффект ассоциации.

Награды ранжируют объект управления, усложняют его социально-правовую структуру за счет выделения различных слоев награжденных лиц, их отграничения от членов социальной группы, не имеющих наград, и их разграничения между собой по признаку обладания различными наградами. Члены социальной группы дифференцируются, устраняется формальная неопределенность различий между ними, выстраивается социальная иерархия, так что в ситуации применения наград объект управления оказывается более сплоченным, чем будучи просто совокупностью однопорядковых членов социальной группы. Кроме того, эффект интеграции, производимый применением наград, способствует повышению легитимности власти[60], что тоже повышает запас прочности объекта управления.

9. Социально-ролевая функция наград выражается в том, что награжденному сообщаются особая модель поведения, особый тип социальных связей и даже особый психологический облик, которому он должен соответствовать. Воздаяние в виде награды стабильно меняет статус награжденного лица даже в отрыве от конкретных социальных взаимодействий. Если коммуникативная функция проявляется во взаимодействии, то социально-ролевая функция непосредственно воздействует на личность награжденного лица и на его виновное (позитивно-ответственное) отношение к деятельности в социальной группе.

10. Эстетическая функция наград определяет награду-объект как эталон красоты и внешней привлекательности. Без этого награды не могли бы выполнить ни одной из вышеперечисленных функций. В эстетике награды, в ее притягательности заложен один из краеугольных камней психологического механизма ее воздействия на индивида и социальную группу. Поэтому награды-объекты представляют собой культурную и художественную ценность[61], могут быть произведениями искусства и содержать драгоценные металлы и камни[62]. Как особая категория объектов прав награды-объекты существуют в специфическом правовом режиме.

Вышеуказанный функциональный комплекс характерен только для награды и невозможен в рядовом поощрении. Если премиальная и стимулирующая функции, безусловно, присущи и рядовым поощрениям, а функции социального воспроизводства, идеологическая (воспитательная), ориентирующая и эстетическая функции могут проявляться и у них, то номинативная, коммуникативная, интегрирующая и социально-ролевая функции резко отличают награды от обычных правовых поощрений и для последних невозможны.

Награда как внешняя сторона наградного действия и его объективация обладает формой и содержанием.

Содержанием награды выступает благо, предоставляемое награжденному лицу. Нередко награда содержит несколько таких пожалований. Например, Почетная грамота Президента Российской Федерации предполагает вручение не только Почетной грамоты, но и нагрудного знака к ней, а награждение орденом «Родительская слава» сопровождается вручением грамоты о награждении, по одному знаку ордена для ношения в торжественных случаях и по одной миниатюрной копии знака ордена для повседневного ношения каждому награжденному родителю, а также единовременного денежного поощрения.

Блага, содержащиеся в награде, разделяются на наградные символы и социально-правовые преимущества.

Наградные символы – это внешние отличия награжденного лица, которые обладают репрезентативностью и способны выполнять все функции награды как своего рода инсигнии, выделяющие и возвышающие их обладателя в обществе (хотя термин «инсигнии» принято связывать с символами власти и должностными знаками[63]). Социально-правовыми преимуществами будут выступать моральные (психические), материальные (имущественные) и организационные блага, не выступающие в роли отличительных символов: например, право бесплатного проезда, льготное санаторно-курортное обслуживание, первоочередное или внеочередное предоставление жилья, право внеочередного приема должностными лицами, право присутствовать на юбилеях, парадах, официальных приемах и других торжественных мероприятиях, преимущественный карьерный рост, надбавка к заработной плате, ежемесячное денежное содержание, дополнительный отпуск без сохранения заработной платы, налоговые льготы.

Социально-правовые преимущества относятся либо к правам, либо к гарантиям награжденного лица. Если права возникают непосредственно в силу акта о награждении и корреспондируют обязанностям наградившего лица, то гарантии для их предоставления требуют от награжденного лица соблюдения ряда материальных и (или) процедурных условий. Например, награжденное лицо должно подать заявление о выплате ежемесячного содержания или специально обратиться за получением бесплатного проездного документа или за льготной санаторно-курортной путевкой.

Иногда провести различие между наградным символом и социально-правовым преимуществом затруднительно. Это касается, прежде всего, материальных (имущественных) благ в виде регулярных денежных предоставлений, которые граничат со стипендиальными выплатами. Впрочем, разница между наградным символом и социально-правовым преимуществом награжденного лица наиболее рельефно усматривается в следующих признаках, ввиду чего и проводится различие между ними.

Во-первых, все наградные символы, полагающиеся по соответствующей награде, предоставляются награждающим субъектом в совокупности, одновременно. Вручение (сообщение) награды как раз и состоит в реализации права награжденного лица на их получение. Предоставление же социально-правовых преимуществ связано с дополнительными условиями, как правило, с особым волеизъявлением награжденного лица.

Во-вторых, социально-правовые преимущества могут дополнительно устанавливаться после награждения, а могут, напротив, быть со временем изменены или даже упразднены. Но изменение или изъятие наградных символов невозможно произвести вне установленного порядка наградного производства (такие действия допускаются в порядке замены наградных символов и документов, отмены награждения или лишения награды).

В-третьих, наградные символы устанавливаются наградным правом (описательной наградной нормой) применительно к избранной субъектом управления наградной форме. Социально-правовые преимущества, носящие вещественный характер, предусматриваются, как правило, не наградным законодательством, а нормативными источниками иного рода: законодательством о социальном обеспечении, законодательством о налогах и сборах, жилищным законодательством, трудовым законодательством, законодательством о государственной и муниципальной службе и т.д.

В-четвертых, наградные символы могут стать наградной формой, тогда как для социально-правовых преимуществ такая роль невозможна или нетипична. Например, право присутствовать на заседаниях законодательного собрания или правительства, участвовать в официальных мероприятиях никогда не приобретает наградной формы. Санаторно-курортная путевка или документ на право бесплатного проезда, конечно, теоретически могут быть наградой в форме ценного подарка, однако для наград тоже не характерны. Из социально-правовых преимуществ только денежные выплаты могут быть как наградным символом (премией, стипендией), так и социально-правовым преимуществом (мерами социальной поддержки), но в последнем случае они, в отличие от наградных символов, предоставляются при соблюдении определенных условий и могут быть со временем изменены или отменены, о чем было сказано выше.

Формой награды (наградной формой) выступает тот наградной символ, который дает наименование соответствующей награде. Причем выбор формы относится на усмотрение субъекта управления и может быть не только данью традиции, но и предметом для его выдумки. По этой причине наградная форма иногда бывает весьма странной. Так, в качестве государственных наград советских автономных республик, а затем и субъектов Российской Федерации несколько раз определялось занесение в книгу (на доску) почета, хотя данную форму обычно применяют как рядовое поощрение, а не как награду. Известны и вовсе нелепые случаи, когда форма награды вообще не совпадает с ее содержанием. Например, премия Правительства Российской Федерации в области качества, которая в названии заявлена как награда в денежной форме, в действительности не предполагает выплаты денежных средств, а ее содержанием выступает только диплом[64]. Однако такой нормотворческий произвол юридически оспорить невозможно, ибо субъект управления самостоятелен в выборе формы и содержания награды, если при этом не нарушает прав, свобод и законных интересов других лиц.

Наградной формой не всегда избирается тот наградной символ, который наиболее пригоден для выполнения всех функций награды. Скажем, Почетная грамота Президента Российской Федерации, избранная в качестве наградной формы, по своей демонстративности явно уступает нагрудному знаку, который вручается к Почетной грамоте и пригоден для постоянного ношения на одежде.

Особого внимания требует такое явление наградного дела, как наградные документы. Этот термин довольно распространен в фалеристике. Например, по определению В.Д. Кривцова, наградные документы – это государственные документы, удостоверяющие награждение орденом или медалью; к наградным документам относятся: орденская книжка, грамота, свидетельство о награждении и другие[65]. Однако точнее было бы говорить, что наградной документ – это документ в рукописной и (или) печатной форме, воспроизводящий с той или иной степенью точности письменный акт о награждении. В этом качестве наградной документ есть форма документирования награждения, это своего рода копия акта о награждении, воспроизводящая акт о награждении с известной точностью.

Наградной документ выполняет множество функций награды или даже их все. Но наиболее очевидная роль наградного документа – удостоверять факт награждения в отношениях с членами социальной группы, которым лично не известен с достоверностью факт награждения данного лица (номинативная и коммуникативная функции).

Важной особенностью коммуникации с использованием наградного документа, а не наградного символа – это ее открытость, противостоящая обособлению социальной группы и интегрирующая данную социальную группу в общество носителей соответствующего языка. Наградной символ нередко понятен только социальной группе (учредителю награды), тогда как наградной документ, исполненный на общеупотребительном языке, легче становится средством межгрупповой коммуникации. В одном регионе могут не знать о смысле нагрудного знака, вручаемого в другом, однако поймут смысл награды из наградного документа. Поэтому о наградных документах следует говорить особо и отличать их от наградных символов.

Наградные документы довольно разнообразны. В этой роли могут выступать удостоверения, орденские книжки, свидетельства, грамоты и прочие документы[66]. Благодаря своей документарной форме наградные документы пересекаются с наградными символами, также имеющими документарную форму. На практике их бывает трудно разграничить. Однако наградное законодательство не только разграничивает наградные символы и наградные документы, но и содержит в отношении них различное правовое регулирование: например, выдача дубликатов наградных символов и дубликатов наградных документов производится по разным правилам.

На практике случаются расхождения между формой и содержанием награды. Известны интересные случаи, когда под видом (формой) награждения скрываются социальные действия и общественные отношения отнюдь не наградного свойства. Прежде всего, это явление антинаград, то есть обидных и (или) смешных «наград» (безвозмездных предоставлений за ранее совершенные деяния), заключающих в себе не одобрение, а социальное порицание.

Например, 22 июля 1709 года царь Петр I дал указ в Ижорскую канцелярию: «Зделать тот час манету серебряную весом в десять фунтов, а на ней вырезать Иуду на асине повесившагося и внизу тридесять сребреников лежащих, и при них мешек, и назади подпись: треклятый сын погибельный Иуда, еже за сребролюбие давится. Да к той манете зделать чепь в два фунта, и прислать тое монету в военной поход на нарочней почте немедленно». Эта «манета», в исторической литературе более известная как орден (или медаль) Иуды, предназначалась для «награждения» гетмана И.С. Мазепы за предательство, а поскольку из-за скорой смерти гетмана вручение «награды» не состоялось, пятикилограммовый серебряный орден на цепи носил князь Ю.Ф. Шаховской во время «всепьянейшего и всешутейшего собора»[67]. Тем же Петром I в 1714 году была учреждена чугунная медаль «За пьянство» в форме восьмиконечной звезды весом 17 фунтов (почти 7 кг), которая чугунной цепью крепилась к чугунному же ошейнику и вешалась на шею пьяницы[68]. В XVIII веке эта «медаль» была широко распространена, причем имела различный вес (от 4 до 14 кг[69]).

В 1980 году Джон Уилсон основал премию «Золотая малина» – The Golden Raspberry (Razzie) Awards в качестве пародии на шоу-награды вообще и «Оскар», в частности. Премию в виде пластмассовой ягоды малины, покрытой золотой краской, присуждает Фонд «Золотая малина» (Golden Raspberry Award Foundation – G.R.A.F.)[70]. Ее российским аналогом является ежегодная «Серебряная калоша», которую в 1996 году учредило радио «Серебряный дождь» за самые сомнительные достижения в области шоу-бизнеса[71]. Ig Nobel Prize (в свободном русском переводе – Шнобелевская премия) учреждена Марком Абрахамсом как пародия на Нобелевскую премию, присуждается с 1991 года «за достижения, которые заставляют сначала засмеяться, а потом задуматься», и может иметь вид, например, медали из фольги или же клацающих челюстей на подставке[72].

Антинаграды являются, по существу, наказанием (социальным порицанием), однако им придана форма и обрядовость наградного процесса. В этом случае антинаградная материя (означаемое) отрицает облекающую ее форму (означающее), и этот противоречивый символ имеет смысл во вторичной семиотической системе (мифе о «заслугах» награжденных) и образует пародийную риторику[73], высмеивание антизаслуг «награжденных». Разумеется, нельзя в наградную систему включать «награды», учрежденные для высмеивания антизаслуг. Если награжденный является за получением антинаграды, сознавая смысл происходящего, то все действо становится пародией и игрой в «награждение», не являясь таковым по существу.

Обратный пример противоречия формы и содержания награды предоставляет «награда» в виде снятия взыскания. Так, в науке уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права ведется речь об уголовно-правовом поощрении как явлении намного более разнообразном, чем обозначенное выше. Изучению поощрения положительного посткриминального поведения посвящена чрезвычайно обширная уголовно-правовая литература, ученые обсуждают «поощрительные» свойства различных уголовно-правовых явлений, однако при этом допускают ряд противоречий в квалификации данных мер как поощрений. Например, Р.М. Мелтонян отметил, что необходимо отличать поощрительные нормы уголовного права от сходных правовых институтов. По его мнению, любая поощрительная уголовно-правовая норма является стимулом, однако не всякий стимул может являться нормой поощрения. Но после этого логичного суждения автор делает парадоксальное заключение, согласно которому к стимулирующим нормам могут быть отнесены не только позитивные средства, но и меры принуждения[74]. В контексте последнего тезиса Р.М. Мелтонян в дальнейшем изложении отнес к поощрительным нормам чрезвычайно широкий спектр уголовно-правовых норм (институт добровольного отказа от преступления, смягчение наказания, освобождение от уголовной ответственности и наказания и т.д.).

Когда ведется речь о поощрении в связи с правонарушением, нельзя упускать из виду, что поощрением нельзя считать ни один способ нивелирования ответственности (депенализации). Такого рода меры, как амнистия, помилование, освобождение от ответственности за деятельным раскаянием, смягчение наказания, условно-досрочное освобождение и досрочное снятие взыскания, предоставление осужденному возможности получить дополнительные посылки и прогулки, конечно, могут считаться правовым стимулированием, но все же они не заключают в себе поощрения, имеющего ряд отличительных признаков от других мер стимулирования. Восстановление субъекта в правах до нормального состояния, предоставление возможности получить обычные блага наравне с другими лицами – это еще не поощрение. Поощрение призвано дать что-то сверх нормы[75], что-то такое, чего у добросовестного субъекта не имелось ранее (от устной благодарности и ценного подарка до государственной премии и звания Героя Российской Федерации), но без чего он и так пребывал в обычном правовом положении. Поэтому в уголовно-правовой литературе иногда вполне справедливо ведется речь не об уголовно-правовом поощрении, а об уголовно-правовом стимулировании[76].

Хотя некоторые авторы и считают необходимым отнести снятие взыскания к поощрениям[77] и хотя ряд актов законодательства причисляет такие меры к поощрениям (например, статья 19 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации[78]), все же индивидуальная депенализация за заслуги не должна признаваться наградой, поскольку благо, которое получает «награждаемый», не сопровождается наградной формой. В депенализации не усматривается наградного процесса с его торжественностью, публичностью и обрядовостью. Объявление о таком награждении будет одновременно повторным объявлением о ранее назначенном наказании. Да и сама награда «снятие взыскания» не имеет наградной формы-символа, который выполнял бы репрезентативную функцию и которым можно было бы гордиться. Показательной в этом отношении является статья 35 того же Дисциплинарного устава, согласно которой военнослужащий, имеющий дисциплинарное взыскание, может быть поощрен только путем снятия ранее примененного взыскания. Последняя норма вызывает полное согласие, ибо не имеет смысла давать субъекту что-то дополнительное, если он лишен обыденного. Однако то обстоятельство, что снятие взыскание производится в порядке, аналогичном применению поощрению, еще не делает его поощрением по существу. Лицо, с которого снято взыскание, не может пользоваться за это особым положением, так как такого «награжденного» всего лишь возвели в обычное состояние ненаказанности. В юридической литературе такое «поощрения» подвергается критике[79], а в юридической практике даже известны случаи успешного оспаривания прокуратурой правовых актов, определявших досрочное снятие дисциплинарного взыскания в качестве меры поощрения работников[80].

Во многих сферах общественной жизни нередко приходится наблюдать разрыв между действительным социальным содержанием и правовой формой общественных отношений. Однако в наградных отношениях такое расхождение формы и содержания невозможно. Форма наградного отношения, выраженная в наградном производстве, наградных символах и документах, без адекватного этой форме содержания есть демонстрация абсурда и потому вызывает только смех и неприятие «заслуг» тех лиц, которые «награждены» таким способом. В свою очередь, предоставление блага за заслугу (наградное содержание) не способно выполнять функции награды тогда, когда это содержание не облечено в адекватную форму. В этой неразрывной связи правового и социального, формального и материального состоит существенная особенность наградных отношений. Без этого единства награда перестает быть таковой.

Библиография
1.
См., например: Киселева О.М. Поощрение как метод правового регулирования: Дисс. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2000. С. 68–69; Онан Э.С. Принцип поощрения в советском социалистическом праве: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 1954; Петров Г.М. Поощрения в государственном управлении. Правовые аспекты. – Ярославль: Изд-во ЯГУ, 1993. С. 3–4; Типикина Е.В. Заслуга как основание для правового поощрения: Дисс. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2008. С. 15–16.
2.
См., например: Баранов В.М. Правовые формы поощрения в развитом социалистическом обществе: сущность, назначение, эффективность. – Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 1975. С. 22; Бахрах Д.Н. Поощрение в деятельности публичной администрации // Журнал российского права. 2006. № 7. С. 70–71; Коренев А.П. Применение норм советского административного права: Дисс. … д-ра юрид. наук. – Л., 1971. С. 50; Молодцов В.М. Поощрение за успехи в труде. – М.: Юрид. лит., 1977. С. 3–5.
3.
См.: Гришковец А.А. Поощрение государственных служащих: правовые основы и практика применения // Право и политика. 2002. № 1. С. 32.
4.
См.: Михайленко Н.Т. Правовые проблемы дисциплины труда в СССР: теоретические аспекты. – Фрунзе: Мектеп, 1972. С. 353.
5.
См.: Баранов В.М. Правовые формы поощрения в развитом социалистическом обществе: сущность, назначение эффективность. – Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 1975. С. 4.
6.
См.: Бару М.И. Охрана трудовой чести по советскому законодательству. – М.: Юрид. лит., 1966. С. 56–57; Каринский С.С. Правовые вопросы, связанные с установлением и применением наград и поощрений за отличный труд // Правоведение. 1961. № 3. С. 77; Михайленко Н.Т. Правовые проблемы дисциплины труда в СССР: теоретические аспекты. – Фрунзе: Мектеп, 1972. С. 352.
7.
См., например: Дуэль В.М. Государственные награды в российском праве: проблемы теории и практики: Дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2005. С. 31; Дьяченко В.Ф. Поощрительно-правовая политика современной России: общетеоретический анализ: Дисс. … канд. юрид. наук. – Пятигорск, 2006. С. 53; Киселева О.М. Поощрение как метод правового регулирования: Дисс. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2000. С. 98.
8.
См.: Кайшев А.В. Уголовно-правовое значение компромиссов и поощрений: Дисс. … канд. юрид. наук. – Ижевск, 2005. С. 35; Малько А.В. Правовые льготы и поощрения: понятие, признаки, функции // Вопросы теории государства и права: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 1 (10). – Саратов, 1998. С. 60–61; Тарханов И.А. Поощрение позитивного поведения и его реализация в уголовном праве (вопросы теории, нормотворчества и правоприменения): Дисс. … д-ра юрид. наук. – Казань, 2002. С. 21–22.
9.
См.: Алехин А.П., Кармолицкий А.А. Административное право России. – М.: Издательство «Зерцало», 2006. С. 203–204 (автор главы – А.П. Алехин).
10.
См.: Панова И.В. Административно-процессуальное право России. – М.: Норма, 2008. С. 110–111.
11.
См.: Виноградов Н.А. Советское военно-административное право. Ч. 2. – М.: РИО ВЮА, 1951. С. 113.
12.
См.: Типикина Е.В. Заслуга как основание для правового поощрения: Дисс. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2008. С. 52–53.
13.
Цит. по: Сорокин П. Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали / Вступ. ст., сост. и примеч. В.В. Сапова. – СПб.: Изд-во РХГИ, 1999. С. 93, 410.
14.
См.: Покровский П. Бентам и его время. – Пг.: Тип. А.Э. Коллинс, 1916. С. 449.
15.
См.: Бентам И. О судебных доказательствах. – Киев: Тип. М.П. Фрица, 1876. С. 350–352.
16.
См.: Левин О.В. Государственные награды в Российской Федерации: значение и проблемы правового регулирования // Проблемы юридической науки: современное состояние и перспективы развития: Сборник научных трудов. – Саранск: Ковылк. тип., 2007. С. 36.
17.
См.: Малько А.В. Правовое стимулирование: проблемы теории и практики // Правоведение. 1994. № 3. С. 10–22.
18.
См.: Киселева О.М. Наградная политика // Правовая политика России: теория и практика / Под ред. А.В. Малько и Н.И. Матузова. – М.: ТК «Велби»; Изд-во «Проспект», 2006. С. 585.
19.
См.: Нырков В.В. Поощрение и наказание как парные юридические категории: Дисс. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2003. С. 104–105.
20.
См.: Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. – М.: Новая школа, 1996. С. 276–277.
21.
См.: Кобрин В.Б., Леонтьева Г.А., Шорин П.А. Вспомогательные исторические дисциплины. – М.: Просвещение, 1984. С. 194.
22.
См.: Соболева Н.А., Артамонов В.А. Символы России: Очерки истории государственной символики России. – М.: Панорама, 1993. С. 5.
23.
См.: Беловинский Л.В. Вспомогательные исторические дисциплины. – М.: ИПО «Профиздат», 2000. С. 99.
24.
См.: Ливеровский А.А. О статусе субъекта Российской Федерации // Правоведение. 2000. № 2. С. 95.
25.
См.: Государственные символы и награды Российской Федерации / Авт.-сост. Ю.Л. Кушер. – М.: Издательство «Книжная палата», 1999. С. 53.
26.
См.: Каданцев П.С. Ордена России. – Рязань: Новое время, 1993. С. 5.
27.
См.: Кузнецов О.В. Система наград Министерства обороны Российской Федерации: исторический опыт, перспективы развития и проблемы геральдического обеспечения // Геральдическое обеспечение ведомственных наград Российской Федерации: Материалы федерального совещания 20 апреля 1999 г. – СПб.: Изд-во РГЭ, 1999.
28.
См.: Котляревский С.А. Правовое государство и внешняя политика. – М.: Тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1909. С. 16.
29.
См., например, статью 2 Закона Московской области от 26 сентября 2006 года № 154/2006-ОЗ «О символике в Московской области и муниципальных образованиях Московской области» // Ежедневные Новости. Подмосковье. 2006. 5 окт.
30.
См.: Шевченко Л.В. История становления государственной символики ее роль в укреплении Российского государства в 1990-е годы: Дисс. … канд. ист. наук. – Воронеж, 2004. 26–27.
31.
См.: Малинкин А.Н. Символика орденов СССР. Исследование по социологии награды. – М.: Фонд «Новое тысячелетие», 2005. С. 4.
32.
См.: Демин А.Л. Наградная система государства как компонент политической культуры (социально-философский анализ): Дисс. … канд. филос. наук. – М., 2003. С. 46.
33.
См.: Попов В.А. Символы власти и власть символов // Символы и атрибуты власти: генезис, семантика, функции / Отв. ред. В.А. Попов. – СПб.: МАЭ РАН, 1996. С. 11–12.
34.
См.: Спиноза Б. Политический трактат. – М.: Изд. Н.Н. Клочкова, 1910. С. 140.
35.
См.: Покровский П. Бентам и его время. – Пг.: Тип. А.Э. Коллинс, 1916. С. 448.
36.
См.: Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского. – М.: Соцэкгиз, 1936. С. 244.
37.
См.: Жалейко Б.А. Совершенствование законодательства о почетных званиях союзных республик // Советское государство и право. 1978. № 3. С. 37.
38.
См.: Беккария Ч. О преступлениях и наказаниях. – М.: Стелс, 1995. С. 240. Ср.: Зарудный С. Беккария о преступлениях и наказаниях в сравнении с главою X-ю Наказа Екатерины II с современными русскими законами. Материалы для разработки сравнительного изучения теории и практики уголовного законодательства. – СПб.: Тип. Второго отделения собств. е.и.в. канцелярии, 1879. С. 158 (статья 247 Наказа Екатерины II).
39.
См.: Малько А.В. Правовое стимулирование: проблемы теории и практики // Правоведение. 1994. № 3. С. 10 сл.
40.
См.: Бельский К.С. Персональная ответственность в советском государственном управлении (понятие, формы, факторы укрепления). – М.: РИО ВЮЗИ, 1988. С. 90.
41.
См.: Агешин Ю.А. Политика, право, мораль. – М.: Юрид. лит., 1982. С. 143.
42.
См.: Петров Г.М. Поощрения в государственном управлении. Правовые аспекты. – Ярославль: Изд-во ЯГУ, 1993. С. 51.
43.
См.: Левин О.В. Государственные награды в Российской Федерации: значение и проблемы правового регулирования // Проблемы юридической науки: современное состояние и перспективы развития: Сборник научных трудов. – Саранск: Ковылк. тип., 2007. С. 36–37; Левин О.В. Стимулирование в праве: теоретические и практические аспекты: Дисс. … канд. юрид. наук. – Саранск, 2006. С. 120.
44.
См.: Розанов О.Н. Наградные системы в политике и идеологии стран Северо-Восточной Азии: Автореф. дисс. … д-ра ист. наук. – М., 2010. С. 4, 7, 54, 55, 57–58.
45.
См.: Дуэль В.М. Система государственных наград России: пути становления и развития // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Вып. 51. – Тольятти: ВУиТ, 2005. С. 208.
46.
См.: Киселева О.М. Наградная политика // Правовая политика России: теория и практика / Под ред. А.В. Малько и Н.И. Матузова. – М.: ТК «Велби»; Изд-во «Проспект», 2006. С. 574–575.
47.
См.: Бару М.И. Охрана трудовой чести по советскому законодательству. – М.: Юрид. лит., 1966. С. 59.
48.
Например, высказано мнение, что характерная для большинства воинов «надежда на чины и награды» была одной из основ, на которых создавалась эффективная армия, обеспечившая Римской империи процветание и могущество в течение такого долгого времени (см.: Пятыгин А.А. Боевые награды римских легионеров // Нумизматика. 2008. № 18).
49.
См., например: Комаров О.К. Стимулирование труда как фактор подъема и устойчивого развития экономики в условиях рынка. – Саратов: Сарат. гос. техн. ун-т, 2001. С. 11, 70 сл.; Лукина А.К. Психология труда. – Красноярск: РИО КрасГУ, 2006. С. 60–67 сл.; Мотивация деятельности / Г.П. Гагаринская, И.А. Баткаева, А.В. Можайский, Н.В. Сухова. – Самара: СГТУ; Поволжский ин-т бизнеса, 1997. С. 6–7; Носкова О.Г. Психология труда. – М.: Издательский центр «Академия», 2006. С. 85–100.
50.
См.: Шаховская Л.С. Мотивация труда в переходной экономике. – Волгоград: Перемена, 1995. С. 78.
51.
См., например: Лустова О.С. Деятельное раскаяние. Эффективность применения поощрительных норм о деятельном раскаянии: Дисс. … канд. юрид. наук. – СПб., 2004. С. 58.
52.
См.: Тикин В.С. Нематериальное стимулирование в менеджменте. – Йошкар-Ола: Марийский гос. ун-т, 2003. С. 24.
53.
См.: Монтескье Ш. О духе законов // Монтескье Ш. Избранные произведения. – М.: Госполитиздат, 1955. С. 219.
54.
См.: Левин О.В. Государственные награды в Российской Федерации: значение и проблемы правового регулирования // Проблемы юридической науки: современное состояние и перспективы развития: Сборник научных трудов. – Саранск: Ковылк. тип., 2007. С. 37.
55.
См.: Сердобинцева Е.В. Наградная система Российской Федерации // Российский юридический журнал. 2010. № 2. С. 178.
56.
См.: Дюркгейм Э. Социология и философия // Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод предназначение. – М.: ТЕРРА– Книжный клуб, 2008. С. 234 сл.
57.
См.: Розанов О.Н. Наградные системы в политике и идеологии стран Северо-Восточной Азии: Автореф. дисс. … д-ра ист. наук. – М., 2010. С. 57.
58.
См.: Каданцев П.С. Ордена России. – Рязань: Новое время, 1993. С. 20.
59.
См.: Несветайло С.М. Ведомственные награды Министерства внутренних дел России // Геральдическое обеспечение ведомственных наград Российской Федерации: Материалы федерального совещания 20 апреля 1999 г. – СПб.: Изд-во РГЭ, 1999.
60.
См.: Левин О.В. Государственные награды в Российской Федерации: значение и проблемы правового регулирования // Проблемы юридической науки: современное состояние и перспективы развития: Сборник научных трудов. – Саранск: Ковылк. тип., 2007. С. 37 сл.
61.
См.: Довгий Д.П. Имеют ли особую ценность ордена и медали? // Российская юстиция. 2007. № 4. С. 24.
62.
См., например: Зырянова А.В. Дизайн наградных переходящих кубков: Автореф. дисс. … канд. техн. наук. – М., 2012. 5–8.
63.
См.: Бак Я. Инсингнии // Словарь средневековой культуры / Под ред. А.Я. Гуревича. – М.: Изд-во «РОССПЭН», 2003. С. 189–195.
64.
Постановление Правительства Российской Федерации от 12 апреля 1996 года № 423 «Об учреждении премий Правительства Российской Федерации в области качества» // СЗ РФ. 1996. № 16. Ст. 1900; Постановление Правительства Российской Федерации от 24 февраля 1999 года № 206 «Об утверждении Положения о премиях Правительства Российской Федерации в области качества» // СЗ РФ. 1999. № 10. Ст. 1232.
65.
См.: Кривцов В.Д. Аверс № 6. Каталог-определитель советских орденов и медалей. – М.: Аверс, 2003. С. 7.
66.
См.: Жаляльдинов Р.Р. Издательское обеспечение наградной системы СССР: книговедческая реконструкция: Дисс. … канд. пед. наук. – М., 2006. С. 94, 103–105 сл.; Петин П.Г. Российские императорские наградные грамоты конца XVIII – начала XX вв.: историко-книговедческий анализ: Автореф. дисс. … канд. ист. наук. – М., 2010. С. 7, 10; Хазин А.Л. Становление наградной системы России в конце XVII – XVIII вв.: Дисс. … канд. ист. наук. – М., 2008. С. 108.
67.
См.: Платонов С.Ф. Орден Иуды 1709 г. // Летопись занятий постоянной Историко-археографической комиссии за 1926 г. Вып. 1 (34). – Л.: АН СССР, 1927; Спасский И.Г. Иностранные и русские ордена до 1917 года. – М.: Вече, 2009. С. 164–165; Уханова Е. Медаль для «нового Иуды» // Родина. 2007. № 11; Дуров В. Ордена России. – М.: Воскресенье, 1993; Бантыш-Каменский Д. История Малой России от водворения славян в сей стране до уничтожения гетманства. – Киев: Тип. И.И. Чоколова, 1903. С. 401.
68.
См.: Чепурнов Н.И. Наградные медали Государства Российского. Энциклопедическое иллюстрированное издание. – М.: Русскiй мiръ, 2000.
69.
По личным наблюдениям автора на основе музейных фондов.
70.
Электронный ресурс: http://www.razzies.com (официальный сайт The Golden Raspberry (Razzie) Awards).
71.
Электронный ресурс: http://www.silver.ru (официальный сайт радио «Серебряный дождь»).
72.
См.: Абрахамс М. Шнобелевские премии. – М.: ACT; ACT МОСКВА; Транзит-книга, 2006; электронный ресурс: http://www.ig-nobel.ru (официальный сайт «Ig Nobel Prize – АнтиНобель»).
73.
См.: Барт Р. Мифологии; Риторика образа // Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. – М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994. С. 74–105, 316.
74.
См.: Мелтонян Р.М. Поощрительные нормы Уголовного кодекса Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. – Рязань, 1999. С. 32.
75.
См.: Киселева О.М. Поощрение как метод правового регулирования: Дисс. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2000. С. 80.
76.
См., например: Кузьмин М.А. Стимулирование правопослушного поведения заключенных в исправительно-трудовых лагерях посредством реализации поощрительных норм (1930–1956 гг.): Дисс. … канд. юрид. наук. – М., 1998. С. 22 сл.
77.
См.: Каринский С.С. Поощрения за доблестный труд по советскому законодательству. – М.: Знание, 1956. С. 15.
78.
Утв. Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 года № 1495 «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» // СЗ РФ. 2007. № 47 (ч. 1). Ст. 5749.
79.
См., например: Ухова Л.Д. Правовое регулирование поощрения добросовестного труда по российскому трудовому законодательству: Дисс. … канд. юрид. наук. – Омск, 2006. С. 57–58.
80.
См.: Ухова Л.Д. Правовое регулирование поощрения добросовестного труда по российскому трудовому законодательству: Дисс. … канд. юрид. наук. – Омск, 2006. С. 57.
81.
А. Н. Малинкин. Социально-этический смысл государственных наград СССР периода Великой Отечественной войны 1941–1945 годов // Исторический журнал: научные исследования. – 2012. – № 6. – С. 104-107.
82.
Винокуров В.А.. Федеральные ведомственные награды: состояние, проблемы и перспективы. // Административное и муниципальное право. – 2011. – № 5. – С. 104-107.
83.
О.Н. Рябченко. Государственно-поощрительная политика: проблемы законодательной практики // Право и политика. – 2010. – № 6.
84.
Винокуров В.А.. Премии Правительства Российской Федерации: отдельные вопросы учреждения и присуждения // Административное и муниципальное право. – 2010. – № 6. – С. 104-107.
85.
А.О. Костылев. Наградные и должностные знаки в системе МВД России. // Административное и муниципальное право. – 2008. – № 8.
86.
Е. В. Трофимов. Структура и содержание наградного правоотношения. // Право и политика. – 2010. – № 12.
87.
Е. В. Трофимов. Формы государственных наград субъектов Российской Федерации: классификация и тенденции правового регулирования // Право и политика. – 2008. – № 4.
88.
Трофимов Е.В.. Структура наградного производства // Административное и муниципальное право. – 2011. – № 8. – С. 104-107.
89.
Е.В. Трофимов. Награды как особого рода поощрения // Политика и Общество. – 2011. – № 9. – С. 104-107.
90.
Е. В. Трофимов. Место наградного производства в структуре юридического процесса и поощрительного производства // Право и политика. – 2011. – № 9. – С. 104-107.
91.
Е. В. Трофимов. Официальное и общественное наградное дело // Политика и Общество. – 2011. – № 5.
92.
Е. В. Трофимов. Принципы наградного дела // Право и политика. – 2011. – № 4
93.
Трофимов Е.В. Наградное дело и наградное право в системе правового регулирования // NB: Вопросы права и политики.-2012.-5.-C. 24-89. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_393.htm
References (transliterated)
1.
Sm., naprimer: Kiseleva O.M. Pooshchrenie kak metod pravovogo regulirovaniya: Diss. … kand. yurid. nauk. – Saratov, 2000. S. 68–69; Onan E.S. Printsip pooshchreniya v sovetskom sotsialisticheskom prave: Avtoref. diss. … kand. yurid. nauk. – M., 1954; Petrov G.M. Pooshchreniya v gosudarstvennom upravlenii. Pravovye aspekty. – Yaroslavl': Izd-vo YaGU, 1993. S. 3–4; Tipikina E.V. Zasluga kak osnovanie dlya pravovogo pooshchreniya: Diss. … kand. yurid. nauk. – Saratov, 2008. S. 15–16.
2.
Sm., naprimer: Baranov V.M. Pravovye formy pooshchreniya v razvitom sotsialisticheskom obshchestve: sushchnost', naznachenie, effektivnost'. – Saratov: Izd-vo Saratov. un-ta, 1975. S. 22; Bakhrakh D.N. Pooshchrenie v deyatel'nosti publichnoi administratsii // Zhurnal rossiiskogo prava. 2006. № 7. S. 70–71; Korenev A.P. Primenenie norm sovetskogo administrativnogo prava: Diss. … d-ra yurid. nauk. – L., 1971. S. 50; Molodtsov V.M. Pooshchrenie za uspekhi v trude. – M.: Yurid. lit., 1977. S. 3–5.
3.
Sm.: Grishkovets A.A. Pooshchrenie gosudarstvennykh sluzhashchikh: pravovye osnovy i praktika primeneniya // Pravo i politika. 2002. № 1. S. 32.
4.
Sm.: Mikhailenko N.T. Pravovye problemy distsipliny truda v SSSR: teoreticheskie aspekty. – Frunze: Mektep, 1972. S. 353.
5.
Sm.: Baranov V.M. Pravovye formy pooshchreniya v razvitom sotsialisticheskom obshchestve: sushchnost', naznachenie effektivnost'. – Saratov: Izd-vo Saratov. un-ta, 1975. S. 4.
6.
Sm.: Baru M.I. Okhrana trudovoi chesti po sovetskomu zakonodatel'stvu. – M.: Yurid. lit., 1966. S. 56–57; Karinskii S.S. Pravovye voprosy, svyazannye s ustanovleniem i primeneniem nagrad i pooshchrenii za otlichnyi trud // Pravovedenie. 1961. № 3. S. 77; Mikhailenko N.T. Pravovye problemy distsipliny truda v SSSR: teoreticheskie aspekty. – Frunze: Mektep, 1972. S. 352.
7.
Sm., naprimer: Duel' V.M. Gosudarstvennye nagrady v rossiiskom prave: problemy teorii i praktiki: Diss. … kand. yurid. nauk. – M., 2005. S. 31; D'yachenko V.F. Pooshchritel'no-pravovaya politika sovremennoi Rossii: obshcheteoreticheskii analiz: Diss. … kand. yurid. nauk. – Pyatigorsk, 2006. S. 53; Kiseleva O.M. Pooshchrenie kak metod pravovogo regulirovaniya: Diss. … kand. yurid. nauk. – Saratov, 2000. S. 98.
8.
Sm.: Kaishev A.V. Ugolovno-pravovoe znachenie kompromissov i pooshchrenii: Diss. … kand. yurid. nauk. – Izhevsk, 2005. S. 35; Mal'ko A.V. Pravovye l'goty i pooshchreniya: ponyatie, priznaki, funktsii // Voprosy teorii gosudarstva i prava: Mezhvuzovskii sbornik nauchnykh trudov. Vyp. 1 (10). – Saratov, 1998. S. 60–61; Tarkhanov I.A. Pooshchrenie pozitivnogo povedeniya i ego realizatsiya v ugolovnom prave (voprosy teorii, normotvorchestva i pravoprimeneniya): Diss. … d-ra yurid. nauk. – Kazan', 2002. S. 21–22.
9.
Sm.: Alekhin A.P., Karmolitskii A.A. Administrativnoe pravo Rossii. – M.: Izdatel'stvo «Zertsalo», 2006. S. 203–204 (avtor glavy – A.P. Alekhin).
10.
Sm.: Panova I.V. Administrativno-protsessual'noe pravo Rossii. – M.: Norma, 2008. S. 110–111.
11.
Sm.: Vinogradov N.A. Sovetskoe voenno-administrativnoe pravo. Ch. 2. – M.: RIO VYuA, 1951. S. 113.
12.
Sm.: Tipikina E.V. Zasluga kak osnovanie dlya pravovogo pooshchreniya: Diss. … kand. yurid. nauk. – Saratov, 2008. S. 52–53.
13.
Tsit. po: Sorokin P. Prestuplenie i kara, podvig i nagrada. Sotsiologicheskii etyud ob osnovnykh formakh obshchestvennogo povedeniya i morali / Vstup. st., sost. i primech. V.V. Sapova. – SPb.: Izd-vo RKhGI, 1999. S. 93, 410.
14.
Sm.: Pokrovskii P. Bentam i ego vremya. – Pg.: Tip. A.E. Kollins, 1916. S. 449.
15.
Sm.: Bentam I. O sudebnykh dokazatel'stvakh. – Kiev: Tip. M.P. Fritsa, 1876. S. 350–352.
16.
Sm.: Levin O.V. Gosudarstvennye nagrady v Rossiiskoi Federatsii: znachenie i problemy pravovogo regulirovaniya // Problemy yuridicheskoi nauki: sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya: Sbornik nauchnykh trudov. – Saransk: Kovylk. tip., 2007. S. 36.
17.
Sm.: Mal'ko A.V. Pravovoe stimulirovanie: problemy teorii i praktiki // Pravovedenie. 1994. № 3. S. 10–22.
18.
Sm.: Kiseleva O.M. Nagradnaya politika // Pravovaya politika Rossii: teoriya i praktika / Pod red. A.V. Mal'ko i N.I. Matuzova. – M.: TK «Velbi»; Izd-vo «Prospekt», 2006. S. 585.
19.
Sm.: Nyrkov V.V. Pooshchrenie i nakazanie kak parnye yuridicheskie kategorii: Diss. … kand. yurid. nauk. – Saratov, 2003. S. 104–105.
20.
Sm.: Diligenskii G.G. Sotsial'no-politicheskaya psikhologiya. – M.: Novaya shkola, 1996. S. 276–277.
21.
Sm.: Kobrin V.B., Leont'eva G.A., Shorin P.A. Vspomogatel'nye istoricheskie distsipliny. – M.: Prosveshchenie, 1984. S. 194.
22.
Sm.: Soboleva N.A., Artamonov V.A. Simvoly Rossii: Ocherki istorii gosudarstvennoi simvoliki Rossii. – M.: Panorama, 1993. S. 5.
23.
Sm.: Belovinskii L.V. Vspomogatel'nye istoricheskie distsipliny. – M.: IPO «Profizdat», 2000. S. 99.
24.
Sm.: Liverovskii A.A. O statuse sub''ekta Rossiiskoi Federatsii // Pravovedenie. 2000. № 2. S. 95.
25.
Sm.: Gosudarstvennye simvoly i nagrady Rossiiskoi Federatsii / Avt.-sost. Yu.L. Kusher. – M.: Izdatel'stvo «Knizhnaya palata», 1999. S. 53.
26.
Sm.: Kadantsev P.S. Ordena Rossii. – Ryazan': Novoe vremya, 1993. S. 5.
27.
Sm.: Kuznetsov O.V. Sistema nagrad Ministerstva oborony Rossiiskoi Federatsii: istoricheskii opyt, perspektivy razvitiya i problemy geral'dicheskogo obespecheniya // Geral'dicheskoe obespechenie vedomstvennykh nagrad Rossiiskoi Federatsii: Materialy federal'nogo soveshchaniya 20 aprelya 1999 g. – SPb.: Izd-vo RGE, 1999.
28.
Sm.: Kotlyarevskii S.A. Pravovoe gosudarstvo i vneshnyaya politika. – M.: Tip. G. Lissnera i D. Sobko, 1909. S. 16.
29.
Sm., naprimer, stat'yu 2 Zakona Moskovskoi oblasti ot 26 sentyabrya 2006 goda № 154/2006-OZ «O simvolike v Moskovskoi oblasti i munitsipal'nykh obrazovaniyakh Moskovskoi oblasti» // Ezhednevnye Novosti. Podmoskov'e. 2006. 5 okt.
30.
Sm.: Shevchenko L.V. Istoriya stanovleniya gosudarstvennoi simvoliki ee rol' v ukreplenii Rossiiskogo gosudarstva v 1990-e gody: Diss. … kand. ist. nauk. – Voronezh, 2004. 26–27.
31.
Sm.: Malinkin A.N. Simvolika ordenov SSSR. Issledovanie po sotsiologii nagrady. – M.: Fond «Novoe tysyacheletie», 2005. S. 4.
32.
Sm.: Demin A.L. Nagradnaya sistema gosudarstva kak komponent politicheskoi kul'tury (sotsial'no-filosofskii analiz): Diss. … kand. filos. nauk. – M., 2003. S. 46.
33.
Sm.: Popov V.A. Simvoly vlasti i vlast' simvolov // Simvoly i atributy vlasti: genezis, semantika, funktsii / Otv. red. V.A. Popov. – SPb.: MAE RAN, 1996. S. 11–12.
34.
Sm.: Spinoza B. Politicheskii traktat. – M.: Izd. N.N. Klochkova, 1910. S. 140.
35.
Sm.: Pokrovskii P. Bentam i ego vremya. – Pg.: Tip. A.E. Kollins, 1916. S. 448.
36.
Sm.: Gobbs T. Leviafan, ili Materiya, forma i vlast' gosudarstva tserkovnogo i grazhdanskogo. – M.: Sotsekgiz, 1936. S. 244.
37.
Sm.: Zhaleiko B.A. Sovershenstvovanie zakonodatel'stva o pochetnykh zvaniyakh soyuznykh respublik // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. 1978. № 3. S. 37.
38.
Sm.: Bekkariya Ch. O prestupleniyakh i nakazaniyakh. – M.: Stels, 1995. S. 240. Sr.: Zarudnyi S. Bekkariya o prestupleniyakh i nakazaniyakh v sravnenii s glavoyu X-yu Nakaza Ekateriny II s sovremennymi russkimi zakonami. Materialy dlya razrabotki sravnitel'nogo izucheniya teorii i praktiki ugolovnogo zakonodatel'stva. – SPb.: Tip. Vtorogo otdeleniya sobstv. e.i.v. kantselyarii, 1879. S. 158 (stat'ya 247 Nakaza Ekateriny II).
39.
Sm.: Mal'ko A.V. Pravovoe stimulirovanie: problemy teorii i praktiki // Pravovedenie. 1994. № 3. S. 10 sl.
40.
Sm.: Bel'skii K.S. Personal'naya otvetstvennost' v sovetskom gosudarstvennom upravlenii (ponyatie, formy, faktory ukrepleniya). – M.: RIO VYuZI, 1988. S. 90.
41.
Sm.: Ageshin Yu.A. Politika, pravo, moral'. – M.: Yurid. lit., 1982. S. 143.
42.
Sm.: Petrov G.M. Pooshchreniya v gosudarstvennom upravlenii. Pravovye aspekty. – Yaroslavl': Izd-vo YaGU, 1993. S. 51.
43.
Sm.: Levin O.V. Gosudarstvennye nagrady v Rossiiskoi Federatsii: znachenie i problemy pravovogo regulirovaniya // Problemy yuridicheskoi nauki: sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya: Sbornik nauchnykh trudov. – Saransk: Kovylk. tip., 2007. S. 36–37; Levin O.V. Stimulirovanie v prave: teoreticheskie i prakticheskie aspekty: Diss. … kand. yurid. nauk. – Saransk, 2006. S. 120.
44.
Sm.: Rozanov O.N. Nagradnye sistemy v politike i ideologii stran Severo-Vostochnoi Azii: Avtoref. diss. … d-ra ist. nauk. – M., 2010. S. 4, 7, 54, 55, 57–58.
45.
Sm.: Duel' V.M. Sistema gosudarstvennykh nagrad Rossii: puti stanovleniya i razvitiya // Vestnik Volzhskogo universiteta im. V.N. Tatishcheva. Vyp. 51. – Tol'yatti: VUiT, 2005. S. 208.
46.
Sm.: Kiseleva O.M. Nagradnaya politika // Pravovaya politika Rossii: teoriya i praktika / Pod red. A.V. Mal'ko i N.I. Matuzova. – M.: TK «Velbi»; Izd-vo «Prospekt», 2006. S. 574–575.
47.
Sm.: Baru M.I. Okhrana trudovoi chesti po sovetskomu zakonodatel'stvu. – M.: Yurid. lit., 1966. S. 59.
48.
Naprimer, vyskazano mnenie, chto kharakternaya dlya bol'shinstva voinov «nadezhda na chiny i nagrady» byla odnoi iz osnov, na kotorykh sozdavalas' effektivnaya armiya, obespechivshaya Rimskoi imperii protsvetanie i mogushchestvo v techenie takogo dolgogo vremeni (sm.: Pyatygin A.A. Boevye nagrady rimskikh legionerov // Numizmatika. 2008. № 18).
49.
Sm., naprimer: Komarov O.K. Stimulirovanie truda kak faktor pod''ema i ustoichivogo razvitiya ekonomiki v usloviyakh rynka. – Saratov: Sarat. gos. tekhn. un-t, 2001. S. 11, 70 sl.; Lukina A.K. Psikhologiya truda. – Krasnoyarsk: RIO KrasGU, 2006. S. 60–67 sl.; Motivatsiya deyatel'nosti / G.P. Gagarinskaya, I.A. Batkaeva, A.V. Mozhaiskii, N.V. Sukhova. – Samara: SGTU; Povolzhskii in-t biznesa, 1997. S. 6–7; Noskova O.G. Psikhologiya truda. – M.: Izdatel'skii tsentr «Akademiya», 2006. S. 85–100.
50.
Sm.: Shakhovskaya L.S. Motivatsiya truda v perekhodnoi ekonomike. – Volgograd: Peremena, 1995. S. 78.
51.
Sm., naprimer: Lustova O.S. Deyatel'noe raskayanie. Effektivnost' primeneniya pooshchritel'nykh norm o deyatel'nom raskayanii: Diss. … kand. yurid. nauk. – SPb., 2004. S. 58.
52.
Sm.: Tikin V.S. Nematerial'noe stimulirovanie v menedzhmente. – Ioshkar-Ola: Mariiskii gos. un-t, 2003. S. 24.
53.
Sm.: Montesk'e Sh. O dukhe zakonov // Montesk'e Sh. Izbrannye proizvedeniya. – M.: Gospolitizdat, 1955. S. 219.
54.
Sm.: Levin O.V. Gosudarstvennye nagrady v Rossiiskoi Federatsii: znachenie i problemy pravovogo regulirovaniya // Problemy yuridicheskoi nauki: sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya: Sbornik nauchnykh trudov. – Saransk: Kovylk. tip., 2007. S. 37.
55.
Sm.: Serdobintseva E.V. Nagradnaya sistema Rossiiskoi Federatsii // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. 2010. № 2. S. 178.
56.
Sm.: Dyurkgeim E. Sotsiologiya i filosofiya // Dyurkgeim E. Sotsiologiya. Ee predmet, metod prednaznachenie. – M.: TERRA– Knizhnyi klub, 2008. S. 234 sl.
57.
Sm.: Rozanov O.N. Nagradnye sistemy v politike i ideologii stran Severo-Vostochnoi Azii: Avtoref. diss. … d-ra ist. nauk. – M., 2010. S. 57.
58.
Sm.: Kadantsev P.S. Ordena Rossii. – Ryazan': Novoe vremya, 1993. S. 20.
59.
Sm.: Nesvetailo S.M. Vedomstvennye nagrady Ministerstva vnutrennikh del Rossii // Geral'dicheskoe obespechenie vedomstvennykh nagrad Rossiiskoi Federatsii: Materialy federal'nogo soveshchaniya 20 aprelya 1999 g. – SPb.: Izd-vo RGE, 1999.
60.
Sm.: Levin O.V. Gosudarstvennye nagrady v Rossiiskoi Federatsii: znachenie i problemy pravovogo regulirovaniya // Problemy yuridicheskoi nauki: sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya: Sbornik nauchnykh trudov. – Saransk: Kovylk. tip., 2007. S. 37 sl.
61.
Sm.: Dovgii D.P. Imeyut li osobuyu tsennost' ordena i medali? // Rossiiskaya yustitsiya. 2007. № 4. S. 24.
62.
Sm., naprimer: Zyryanova A.V. Dizain nagradnykh perekhodyashchikh kubkov: Avtoref. diss. … kand. tekhn. nauk. – M., 2012. 5–8.
63.
Sm.: Bak Ya. Insingnii // Slovar' srednevekovoi kul'tury / Pod red. A.Ya. Gurevicha. – M.: Izd-vo «ROSSPEN», 2003. S. 189–195.
64.
Postanovlenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 12 aprelya 1996 goda № 423 «Ob uchrezhdenii premii Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii v oblasti kachestva» // SZ RF. 1996. № 16. St. 1900; Postanovlenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 24 fevralya 1999 goda № 206 «Ob utverzhdenii Polozheniya o premiyakh Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii v oblasti kachestva» // SZ RF. 1999. № 10. St. 1232.
65.
Sm.: Krivtsov V.D. Avers № 6. Katalog-opredelitel' sovetskikh ordenov i medalei. – M.: Avers, 2003. S. 7.
66.
Sm.: Zhalyal'dinov R.R. Izdatel'skoe obespechenie nagradnoi sistemy SSSR: knigovedcheskaya rekonstruktsiya: Diss. … kand. ped. nauk. – M., 2006. S. 94, 103–105 sl.; Petin P.G. Rossiiskie imperatorskie nagradnye gramoty kontsa XVIII – nachala XX vv.: istoriko-knigovedcheskii analiz: Avtoref. diss. … kand. ist. nauk. – M., 2010. S. 7, 10; Khazin A.L. Stanovlenie nagradnoi sistemy Rossii v kontse XVII – XVIII vv.: Diss. … kand. ist. nauk. – M., 2008. S. 108.
67.
Sm.: Platonov S.F. Orden Iudy 1709 g. // Letopis' zanyatii postoyannoi Istoriko-arkheograficheskoi komissii za 1926 g. Vyp. 1 (34). – L.: AN SSSR, 1927; Spasskii I.G. Inostrannye i russkie ordena do 1917 goda. – M.: Veche, 2009. S. 164–165; Ukhanova E. Medal' dlya «novogo Iudy» // Rodina. 2007. № 11; Durov V. Ordena Rossii. – M.: Voskresen'e, 1993; Bantysh-Kamenskii D. Istoriya Maloi Rossii ot vodvoreniya slavyan v sei strane do unichtozheniya getmanstva. – Kiev: Tip. I.I. Chokolova, 1903. S. 401.
68.
Sm.: Chepurnov N.I. Nagradnye medali Gosudarstva Rossiiskogo. Entsiklopedicheskoe illyustrirovannoe izdanie. – M.: Russkii mir'', 2000.
69.
Po lichnym nablyudeniyam avtora na osnove muzeinykh fondov.
70.
Elektronnyi resurs: http://www.razzies.com (ofitsial'nyi sait The Golden Raspberry (Razzie) Awards).
71.
Elektronnyi resurs: http://www.silver.ru (ofitsial'nyi sait radio «Serebryanyi dozhd'»).
72.
Sm.: Abrakhams M. Shnobelevskie premii. – M.: ACT; ACT MOSKVA; Tranzit-kniga, 2006; elektronnyi resurs: http://www.ig-nobel.ru (ofitsial'nyi sait «Ig Nobel Prize – AntiNobel'»).
73.
Sm.: Bart R. Mifologii; Ritorika obraza // Bart R. Izbrannye raboty: Semiotika. Poetika. – M.: Izdatel'skaya gruppa «Progress», «Univers», 1994. S. 74–105, 316.
74.
Sm.: Meltonyan R.M. Pooshchritel'nye normy Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii: Diss. … kand. yurid. nauk. – Ryazan', 1999. S. 32.
75.
Sm.: Kiseleva O.M. Pooshchrenie kak metod pravovogo regulirovaniya: Diss. … kand. yurid. nauk. – Saratov, 2000. S. 80.
76.
Sm., naprimer: Kuz'min M.A. Stimulirovanie pravoposlushnogo povedeniya zaklyuchennykh v ispravitel'no-trudovykh lageryakh posredstvom realizatsii pooshchritel'nykh norm (1930–1956 gg.): Diss. … kand. yurid. nauk. – M., 1998. S. 22 sl.
77.
Sm.: Karinskii S.S. Pooshchreniya za doblestnyi trud po sovetskomu zakonodatel'stvu. – M.: Znanie, 1956. S. 15.
78.
Utv. Ukazom Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 10 noyabrya 2007 goda № 1495 «Ob utverzhdenii obshchevoinskikh ustavov Vooruzhennykh Sil Rossiiskoi Federatsii» // SZ RF. 2007. № 47 (ch. 1). St. 5749.
79.
Sm., naprimer: Ukhova L.D. Pravovoe regulirovanie pooshchreniya dobrosovestnogo truda po rossiiskomu trudovomu zakonodatel'stvu: Diss. … kand. yurid. nauk. – Omsk, 2006. S. 57–58.
80.
Sm.: Ukhova L.D. Pravovoe regulirovanie pooshchreniya dobrosovestnogo truda po rossiiskomu trudovomu zakonodatel'stvu: Diss. … kand. yurid. nauk. – Omsk, 2006. S. 57.
81.
A. N. Malinkin. Sotsial'no-eticheskii smysl gosudarstvennykh nagrad SSSR perioda Velikoi Otechestvennoi voiny 1941–1945 godov // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. – 2012. – № 6. – S. 104-107.
82.
Vinokurov V.A.. Federal'nye vedomstvennye nagrady: sostoyanie, problemy i perspektivy. // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2011. – № 5. – S. 104-107.
83.
O.N. Ryabchenko. Gosudarstvenno-pooshchritel'naya politika: problemy zakonodatel'noi praktiki // Pravo i politika. – 2010. – № 6.
84.
Vinokurov V.A.. Premii Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii: otdel'nye voprosy uchrezhdeniya i prisuzhdeniya // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2010. – № 6. – S. 104-107.
85.
A.O. Kostylev. Nagradnye i dolzhnostnye znaki v sisteme MVD Rossii. // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2008. – № 8.
86.
E. V. Trofimov. Struktura i soderzhanie nagradnogo pravootnosheniya. // Pravo i politika. – 2010. – № 12.
87.
E. V. Trofimov. Formy gosudarstvennykh nagrad sub''ektov Rossiiskoi Federatsii: klassifikatsiya i tendentsii pravovogo regulirovaniya // Pravo i politika. – 2008. – № 4.
88.
Trofimov E.V.. Struktura nagradnogo proizvodstva // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2011. – № 8. – S. 104-107.
89.
E.V. Trofimov. Nagrady kak osobogo roda pooshchreniya // Politika i Obshchestvo. – 2011. – № 9. – S. 104-107.
90.
E. V. Trofimov. Mesto nagradnogo proizvodstva v strukture yuridicheskogo protsessa i pooshchritel'nogo proizvodstva // Pravo i politika. – 2011. – № 9. – S. 104-107.
91.
E. V. Trofimov. Ofitsial'noe i obshchestvennoe nagradnoe delo // Politika i Obshchestvo. – 2011. – № 5.
92.
E. V. Trofimov. Printsipy nagradnogo dela // Pravo i politika. – 2011. – № 4
93.
Trofimov E.V. Nagradnoe delo i nagradnoe pravo v sisteme pravovogo regulirovaniya // NB: Voprosy prava i politiki.-2012.-5.-C. 24-89. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_393.htm
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"