по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Участие потерпевшего в качестве истца или обвинителя в международном уголовном процессе
Федорченко Артем Анатольевич

аспирант, , Проектно-изыскательский и научно-исследовательский институт морского транспорта "Союзморниипроект"

125319, Москва, Большой Коптевский пр., д. 3

Fedorchenko Artem Anatol'evich

postgraduate student, member of the International Law Association, Project Exploration and Scientific Research Institue of Maritime Transportation "Soyuzmorniiprojekt"

125319, Russia, Moskva, Bolshoi Koptevskiy pr., 3.

fed-artem@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье рассматривается вопрос участия потерпевшего в международном уголовном процессе в качестве истца или обвинителя на примере судопроизводства Международного уголовного суда, а также международных уголовных судов ad hoc. Исследуются вопросы: участия потерпевших в Международном уголовном суде, особенностей их участия на различных стадиях международного уголовного процесса; возможные формы их участия в международном уголовном процессе; рассматриваются обязанности Секретариата Международного уголовного суда в обеспечении участия потерпевшего в процессе; и участие пострадавших в процессах, разворачивающихся в международных уголовных трибуналах ad hoc. Автор исследует отдельные вопросы, касающиеся: сложности участия потерпевших в международном уголовном процессе (например их большое количество); проблемы нежелания участвовать в публичном разбирательстве лиц, страдающих от преступлений. Автор делает вывод, что участие пострадавшего в международном уголовном процессе организовано различными положениями Устава МУС так чтобы Прокурор не мог проводить свою следовательскую деятельность с полным пренебрежением интересов пострадавших, а также на то, чтобы право на возмещение не было бессмысленным. Тем не менее, автор отмечает и наличие в этих положениях слабых мест, которые касаются участия потерпевшего на отдельных стадиях международного уголовного процесса.

Ключевые слова: международное право, международный уголовный процесс, потерпевший, обвинитель, истец, международный уголовный суд, процессуальные права, прокурор, секретариат, участие

DOI:

10.7256/2306-9899.2014.3.11702

Дата направления в редакцию:

01-04-2014


Дата рецензирования:

02-04-2014


Дата публикации:

06-09-2014


Abstract.

The article concerns the issue of participation of a victim in the international criminal process as a claimant or an accuser, taking an example of the judicial proceedings of the International Criminal Court and international ad hoc tribunals. The author studies the issues of participation of victims in the International Criminal Court, specific features of their participation at the various stages of international criminal process, possible forms of their participation in the international criminal process, obligations of the Secretariat of the ICC in guaranteeing participation of a victim in a process, participation of victims in the proceedings in the international criminal ad hoc tribunals. The author also evaluates specific issues regarding complicated character of participation in the international criminal process (for example, large number of victims), problems of lack of wish of the victims of crimes to take part in a public hearings. The author makes a conclusion that participation of a victim in the international criminal process is organized with the various provisions of the ICC Charter, so that the Prosecutor would not ignore their interests in his activities, and also so that the right for compensation would not become meaningless. Nevertheless, the author points out the weakinesses of these provisions regarding participation of a victim at some stages of the international criminal process.

Keywords:

international law, international criminal process, victim, accuser, claimant, international criminal court, procedural rights, prosecutor, Secretariat, participation

Уголовный процесс разных стран предоставляет потерпевшему разные формы участия в судебном расследовании: только в качестве свидетеля; участие с правом предъявления гражданского иска; с правом выдвижения уголовного иска (данная форма встречается довольно редко)[4, pp. 38-39].

Из всех международных уголовных учреждений только Международный уголовный суд допускает иные формы участия потерпевших, кроме как в качестве свидетеля.

Декларация ООН о принципах обращения с жертвами преступления устанавливает, что преобразование судебного процесса в направлении учета интересов жертвы возможно в случае обнародования позиций и нужд жертвы на различных стадиях рассмотрения[5]. Данное положение, вызвавшее немало споров в период подготовки Декларации, не подразумевает присутствия жертвы лично в суде и обнародования своей позиции и мнений, то есть не предоставляет жертве активной роли. Однако данное положение порождает ожидания того, что жертва сможет участвовать по мере необходимости, так что судебный процесс будет отражать ее нужды и потребности.

Вся Декларация и те ее положения, которые допускают участие жертвы в процессе – это проявление тенденции к более внимательному учету интересов потерпевших в мире, которая берет начало с конца 1970-х годов[4, p. 37],

хотя до тех пор нередко утверждалось, что участие потерпевшего в процессе может привести к принятию судом недостаточно взвешенного решения и повести к так называемой «вторичной виктимизации», которая означает дополнительную виктимизацию в ходе грубо проводимого процесса; в «Справочнике правосудия для потерпевших» говорилось о том, что участие потерпевших может осложнить разбирательство, поскольку дополнительные участники неизбежно требуют новых организацонных усилий и затрат времени[4, p. 36].

Эффективность участия потерпевшего в судебном процессе нередко зависит от добровольности или недобровольности такого участия. Дело в том, что участвовать в публичном разбирательстве готовы далеко не все люди, страдающие от преступлений. М.Яутсен и Дж.Шаплан писали: «Потерпевшие, обращающиеся к уголовному правосудию, преследуют очень разные цели, при этом некоторые из них хотят, чтобы их выслушали, а другие стремятся остаться незамеченными. Поэтому на самом деле довольно трудно установить, какое именно положение потерпевший должен занимать в ходе процесса» [1]. Возможно, именно из-за разных позиций, занимаемых самими потерпевшими, в уголовном процессуальном праве участие потерпевшего в разбирательстве допускается, но не является безусловным требованием. Потерпевшие также нередко снабжаются информацией о ходе процесса, а также юридическими сведениями, которые бы сделали их участие эффективным.

Участие потерпевших в международном уголовном процессе нередко затрудняется, по утверждению международной неправительственной организации «Эмнести интернешнл», их большим числом[6]. Из-за этого участие отдельных лиц в процессе нередко заменяется участием целых групп или их представителей; создается так называемое коллективное участие.

А. Потерпевшие в Международном уголовном суде

Согласно ст. 68(3) Римского статута, Суд разрешает представлять и рассматривать мнения и опасения потерпевших, когда их личные интересы оказываются затронутыми, на стадиях судебного разбирательства, которые Суд сочтет для этого подходящими и таким образом, чтобы это не наносило ущерба и не противоречило правам обвиняемого и проведению справедливого и беспристрастного судебного разбирательства. При этом Суд принимает надлежащие меры для защиты безопасности, физического и психического благополучия, достоинства и неприкосновенности личной жизни потерпевших и свидетелей[7]. В некоторых исследованиях указывается, что в таких случаях большое значение имеет психологический аспект[8]. И для потерпевшего нередко важнее ход ведения процесса, чем его результат. Уважение его достоинства и проявление уважения к нему иногда важнее, чем возможно более суровое наказание обвиняемого[9].

В основе положений об участии потерпевших лежит также стремление обеспечить справедливость процесса в отношении личных интересов потерпевшего через предоставление права участия самому потерпевшему или его представителю. Наконец, утверждается, что участие потерпевшего имеет решающее значение для установления истины. Например, информация о том, как преступление воздействовало на потерпевшего, предоставленная самим потерпевшим, может содействовать оценке серьезности преступления[10].

Участие потерпевшего, тем не менее, не является необходимым условием для успешного уголовного расследования в той же степени, как участие свидетелей, в том числе и потерпевших в качестве свидетелей.

На практике участие потерпевших в процессе может быть осуществлено различными способами, и в разных правовых системах права участия, предоставляемые потерпевшим, сильно различаются. Для нас определенный интерес представляет классификация на активное и пассивное участие, приведенное в Справочнике по вопросам правосудия для потерпевших, составленном Секретариатом ООН[4,p.37]. В качестве примеров такой классификации в Справочнике приводится:

-заявление потерпевшего как активное участие и

-уведомление потерпевшего как пассивное участие.

В сущности, активное участие – это такое участие, когда потерпевший предпринимает какие-либо действия, а пассивное – когда официальные лица или органы делают что-то для него. Хотя сомнительно, что «пассивное» участие можно вообще назвать участием, тесная связь между уведомлением потерпевшего и его активным участием в процессе несомненна; уведомление – это часть обеспечения активного участия потерпевшего, потерпевшему необходимо быть в курсе дела того, что происходит на процессе, особенно относительно принимаемых решений.

Общее правило относительно участия потерпевшего сопровождается специальными положениями относительно его участия в отдельных стадиях процесса. Эти специальные положения, которые можно характеризовать как lex specialis на фоне общей нормы статьи 68 (3), устанавливают, что потерпевший и (или) его представитель:

1.могут представлять информацию Прокурору или Прокурор может инициировать расследование proprio motu и должен быть информирован о возможном решении Прокурора не проводить расследование, если они уже участвуют в процессе;

2.может делать представления Доследственной палате в процессе относительно распоряжений о расследовании и должен быть информирован о решении Доследственной палаты по сделанным представлениям;

3. может делать представления суду в процессе в отношении его юрисдикции или приемлемости материалов;

4.может делать представления до того, как будут отданы распоряжения о выплате возмещения и может возражать против таких распоряжений.

Б.Участие потерпевших на отдельных стадиях разбирательства

Согласно ст.15 Римского статута Прокурор может инициировать расследование по собственной инициативе о преступлениях, входящих в юрисдикцию Суда, на основе информации, полученной из любых источников, в том числе исходящей от потерпевших. Данное положение очень важно для потерпевших, поскольку в таком виде оно менее политизировано, чем если бы инициатива исходила от государств-участников или от Совета Безопасности. (В соответствии со ст.13 Римского статута, государства –участники и Совет Безопасности ООН могут передавать МУС только ситуации, но не дела).

Полномочия Прокурора ограничены инициативой расследования, поскольку решение о начале расследования должно исходить от Доследственной палаты. Если Прокурор приходит к выводу о том, что полученная им информация не дает разумных оснований для расследования, он информирует тех, кто эту информацию представил.

В ходе оценки того, имеется ли разумное основание для расследования – а позднее, и достаточные основания для обвинения – Прокурор принимает во внимание интересы пострадавшего. Доследственная палата в определенных ситуациях вправе пересмотреть решение Прокурора и может, в этих целях, запрашивать мнения пострадавших или их представителей[11]. Правиламипредусмотрено, что в целях допущения пострадавшего к участию в процессе, суд извещает пострадавшего о решении Прокурора не инициировать расследование или не предъявлять обвинение. Такое извещение дается пострадавшему или его представителю, которые уже участвуют в процессе, или, насколько это возможно, тем, кто вступал в контакт с судом в отношении соответствующей ситуации.

Правило 49 гласит:

  1. В случае принятия решения, предусмотренного пунктом 6 статьи 15, Прокурор незамедлительно обеспечивает направление уведомления, включая мотивы своего решения, таким образом, чтобы не допустить какой-либо угрозы для безопасности, благополучия и неприкосновенности частной жизни лиц, предоставивших ему или ей информацию в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 15, или для объективности расследования или разбирательства.
  2. В уведомлении также указывается возможность представления дополнительной информации о той же ситуации в свете новых фактов и доказательств.

Если Прокурор приходит к выводу о том, что есть резонные основания продолжать расследование, он представляет Доследственной палате просьбу о соответствующем распоряжении; к просьбе прилагаются материалы в ее поддержку. Статья 15 (3) Римского статута устанавливает, что потерпевшие вправе делать представления Доследственной палате на этом этапе в соответствии с Правилами. Чтобы такое право не было пустым, Правила указывают, что если Прокурор намерен добиться распоряжения Доследственной палаты об инициативе расследования, он должен информировать потерпевших, о которых известно ему либо Группе потерпевших и свидетелей, или их представителей. Однако на доследственном этапе нельзя давать никакую информацию, если Прокурор решает, что это нанесет ущерб эффективному проведению расследования либо благополучию пострадавших и свидетелей. При осуществлении этих функций Прокурор вправе просить о содействии со стороны Группы пострадавших и свидетелей (Правило 50). Когда Доследственная палата выносит решение, она извещает об этом тех потерпевших, которые делали представления. Решения Палаты должны содержать аргументацию.

Что касается юрисдикции и приемлемости, согласно ст.19 (3) Римского статута, Прокурор может просить Суд вынести постановление по вопросу о юрисдикции или приемлемости. При рассмотрении вопроса о юрисдикции или приемлемости те, кто передал ситуацию в соответствии со статьей 13, а также потерпевшие могут также представлять Суду свои замечания. Правозащитная организация считает, что участие потерпевших на этом этапе особенно ценно, поскольку они могут располагать информацией о функционировании национальных систем и об их реальном намерении или нежелании вести добросовестное расследование[12].

. С целью способствовать такому участию, Секретарь информирует пострадавших, которые уже вступили в контакт с Судом по поводу данного дела, либо их законных представителей о каждом случае оспаривания юрисдикции или приемлемости.

В Правилах МУС также установлено, что вынесение приговора и решение вопроса о возмещении ущерба пострадавшим могут быть в исключительных обстоятельствах отложены Следственной палатой по просьбе законных представителей пострадавших, а также самих пострадавших, которые сделали представление о возмещении (Правило 143, а также 57(3)(e), 75(4) и 93(1), a также 99.).

Правилами также предусмотрено, что решение Следственной палаты относительно приемлемости, юрисдикции, уголовной ответственности обвиняемого, приговора и возмещения, должны зачитываться публично и там, где это возможно, в присутствии, в частности, пострадавших или их законных представителей, и что копии упомянутых решений как можно скорее должны быть предоставлены всем участвующим в процессе.

Общие положения относительно участия пострадавших и информации, согласно ст.68 (3) Римского статута, относятся в особенности, к ситуациям, когда участие пострадавших не предусмотрено прямо другими положениями Статута. Ст.68 предоставляет суду некоторые дискреционные полномочия тем, что утверждает: суд должен контролировать, чтобы мнения и опасения потерпевших, когда их личные интересы оказываются затронутыми, были представлены в суде, но таким образом, чтобы это не наносило ущерба и не противоречило правам обвиняемого и проведению справедливого и беспристрастного судебного разбирательства, на таких стадиях рассмотрения дела, которые суд сочтет подходящими.

В сущности, ст. 68(3) устанавливает четыре требования к участию потерпевших:

-только потерпевшие, как они определены в Правиле 85, могут приобрести право на участие; правило 89(2) ясно устанавливает, что Палата может, по собственной инициативе либо после обращения Прокурора или защиты, отказать в доступе к участию в разбирательстве, если она считает, что данное лицо не является потерпевшим; очевидно, таким случаем может быть невозможность представить доказательство того, что комиссия, проводившая расследование на месте, признала его потерпевшим;

-должны быть затронуты личные интересы потерпевшего; Д. Дона-Каттэн считает, что необходимо наличие личных интересов у лица, потерпевшего от криминальных действий; преступления, входящие в юрисдикцию Суда, виктимизируют не только отдельных людей, но и целые группы, и международное сообщество в целом. Данное положение, не нанося урона коллективным интересам, направлено на защиту индивидуальных потерпевших от конкретного преступления[3].

-участие может иметь место только на определенных стадиях процесса; данное положение позволяет перенести участие потерпевшего на более позднюю стадию или на такое время, когда его участие сделает процесс более эффективным; пожалуй, благодаря данному положению судьи могут сколь угодно долго откладывать доступ потерпевшего к процессу;

-участие потерпевшего не должно наносить ущерба и не должно противоречить правам обвиняемого и проведению справедливого и беспристрастного судебного разбирательства; принимая во внимание природу преступлений, подпадающих в юрисдикцию Международного уголовного суда, а именно то, что иногда пострадавшими оказывается большое число людей, - данное требование оказывается очень важным. Статья 68(3) дополняет Правило 93, которое предусматривает, что Палата может запрашивать мнения пострадавших или их законных представителей, которые уже участвовали в разбирательстве по тому или иному вопросу, а также, в случае необходимости, и мнения других потерпевших. Согласно Правилу 93, Палата может запрашивать мнения потерпевших, например, тогда, когда она принимает решение относительно пересмотра обвинения. Таким образом, если Палата запрашивает мнения потерпевших или их представителей, пострадавшие получают право участия без подачи собственной просьбы.

В. Возможные формы участия потерпевших

Что касается форм участия потерпевшего, Римский статут предписывает только, что это участие должно быть таким, чтобы оно не наносило ущерба и не противоречило правам обвиняемого и проведению справедливого и беспристрастного судебного разбирательства, и мнения потерпевших представляются тогда, когда суд посчитает это подходящим (ст.68.3).

Однако Правила содержат многочисленные положения, указывающие более ясно на возможные формы участия потерпевших в разбирательстве в МУС. На досудебной стадии, указано в Правилах, обращения потерпевших в том, что касается оспаривания юрисдикции и приемлемости, а также начала расследования, могут быть сделаны в письменной форме в течение определенного времени (Правила 50 (3) и 59 (3).): «С тем чтобы представить свои мнения и замечания, потерпевшие представляют письменное заявление Секретарю, который препровождает его соответствующей Палате. С учетом положений Статута, в частности пункта 1 статьи 68, Секретарь представляет копию заявления Прокурору и защите, которые имеют право представить ответ в срок, установленный Палатой. После этого с учетом положений подправила 2

Палата определяет заседания и надлежащую форму участия, которое может включать в себя вступительные и заключительные заявления».

Точно так же, в том, что касается возмещения, Правило 94 предписывает, чтобы просьба пострадавшего о возмещении ущерба была составлена в письменной форме и подана Секретарю. Таким образом, правила отдают предпочтение участию потерпевших в форме письменных обращений.

Ни Римский статут, ни Правила не исключают персонального и активного участия потерпевших во время судебного разбирательства.

Потерпевшие могут участвовать в судебном разбирательстве лично или через своих представителей[13]. Хотя Статут отдает приоритет персональному представительству потерпевшего, Правила, напротив, явно отдают центральное место его законным представителям. Правило 90 указывает, что потерпевший может свободно выбирать законного представителя, но в случае нескольких потерпевших Палата может для целей обеспечения эффективности разбирательства просить потерпевших или конкретные группы потерпевших, выбрать общего законного представителя или представителей. Если потерпевшие не могут выбрать общего законного представителя или представителей в срок, который может определить Палата, Палата может просить Секретаря выбрать одного или нескольких общих законных представителей.

С точки зрения отдельного потерпевшего важно, что Правила поручают Палате и Секретарю принять разумные меры для обеспечения того, чтобы при выборе общих законных представителей были представлены интересы

потерпевших в отдельности, чтобы не возникало конфликта интересов и если потерпевший или группа потерпевших не располагают необходимыми средствами для оплаты услуг назначенного Судом законного представителя, они могут получать помощь от Секретариата (Правило 90).

Юридическая квалификация представительства пострадавшего полезна и самому пострадавшему и суду. Для пострадавшего юридическая квалификация необходима в силу сложности и многообразности судебного разбирательства. Для суда наличие юридической квалификации означает, что лица, обращающиеся к суду, располагают необходимым профессиональным уровнем и опытом, чтобы делать это эффективно и в соответствии со Статутом и Правилами. Лица, действующие от имени пострадавших, также в некоторых случаях участвовать в процессе (Правило 89 (3)).

Правило 91 ясно показывает, что участие законных представителей потерпевших желательно в устной стадии разбирательства: «Когда законный представитель присутствует на заседаниях и принимает в них участие в соответствии с настоящим правилом и желает провести допрос свидетеля, включая допрос, согласно правилам 67 и 68, эксперта или обвиняемого, он должен обратиться с ходатайством в Палату. Палата может попросить законного представителя представить письменное изложение вопросов, и в этом случае вопросы сообщаются Прокурору и, при необходимости, защите, которой разрешается представлять замечания в срок, установленный Палатой».

Если слушания ограничены вопросами возмещения, ограничения на допрос свидетеля со стороны законного представителя не действуют, и в таких слушаниях законный представитель может, с разрешения Палаты, допрашивать свидетеля, экспертов и иных лиц.

Г. Обязанности Секретариата в обеспечении участия потерпевшего

Ст.43 Римского статута устанавливает, что Секретариат несет ответственность за несудебные аспекты ведения судебного заседания, и что Секретарь организует Группу по делам потерпевших и свидетелей в рамках Секретариата, а Секретариат, в свою очередь, предоставляет необходимую помощь пострадавшим, выступающим в суде. В соответствии с Правилами, Секретарю вручено немало функций, нацеленных на обеспечение эффективного участия пострадавшего. На практике, очевидно, эти функции будут исполняться Группой по вопросам пострадавших и свидетелей.

Центральное место среди этих положений занимает Правило 16, в котором сказано, что в отношении потерпевших Секретарь: а) уведомляет или извещает потерпевших или их законных представителей; b) помогает им в получении юридической консультации и организует их юридическое представительство и обеспечивает их законных представителей надлежащей поддержкой, помощью и информацией, с) помогает им участвовать в различных этапах разбирательства; d) принимает учитывающие гендерную специфику меры в целях содействия участию жертв сексуального насилия во всех этапах разбирательства; е) информирует потерпевших, свидетелей и других лиц, которым грозит опасность из-за показаний, об их правах по Статуту и Правилам, а также о существовании и функциях Группы по оказанию помощи потерпевшим и свидетелям и о возможностях обращения к ней; f) обеспечивает, чтобы они своевременно знакомились с соответствующими решениями Суда, которые могут затронуть их интересы, с соблюдением положений, касающихся конфиденциальности.

В Правиле 92 говорится обо всех стадиях разбирательства, о которых информируются пострадавшие и их представители. В частности, пострадавшие уведомляются о решении Прокурора не начинать расследование или преследование, и о решении провести слушания для подтверждения обвинений. Секретарь ведет список таких уведомлений 604, а также, в соответствии с Правилом 16, отдельный список пострадавших, которые выразили желание участвовать в расследовании определенного дела.

Таким образом, Статут и Правила МУС предоставляют пострадавшим право участвовать в уголовном процессе постоянного международного суда в качестве пострадавших. В дискуссиях в литературе соответствующие положения получали одобрительные оценки в силу того, что в них, в частности, нашло отражение признание того, что интересы Прокурора и пострадавших не всегда совпадают, а также потому, что в них допускается значительная степень влияния пострадавших на процесс, который в других судах в целом ориентирован на наказание виновных, а не на защиту прав пострадавших.

В целом можно сказать, что указанные положения показывают их направленность на то, чтобы Прокурор не мог проводить свою расследовательскую деятельность с полным пренебрежением интересов пострадавших, а также на то, чтобы право на возмещение не было бессмысленным.

Однако в этих положениях немало и слабых мест. Так, можно сказать, что они оставляют много нерешенных вопросов. Поэтому, какое на самом деле место будут занимать в процессе пострадавшие, еще будет определяться практикой. В литературе правильно отмечалось, что значительное участие пострадавших ведет к удлинению разбирательства. Ясно, что коллективное и непрямое участие пострадавших было бы более прагматично.

Немаловажное значение для надлежащего разбирательства имеет участие пострадавших на различных этапах разбирательства, поскольку такое участие может послужить только на пользу процессу. На самом деле участие пострадавших очень ограниченно в функциональном смысле. Пострадавшие отнюдь не приобретают статус «третьей стороны» в процессе, не могут участвовать в расследовании, не имеют доступа к доказательствам, собранным сторонами, и они не могут вызывать свидетелей для дачи показаний. Эти ограничения ведут к значительным практическим затруднениям. Так, пострадавшие лишаются возможности полноценно участвовать в обсуждении доказательств, представляемых суду. Конечно, в ином случае процесс может стать еще более долгим, и встанет вопрос о защите неприкосновенности частной жизни участвующих свидетелей.

Однако, хотя пострадавшие и их представители не могут проводить самостоятельное расследование, они могут влиять на политику Прокурора в расследовании конкретного дела. Хотя это можно в определенной степени расценивать как участие потерпевших (например, воздействовать на Прокурора с целью прекратить такое расследование, которое в корне противоречит интересам пострадавших), создаются новые проблемы. Международный судебный процесс в целом основан на обвинительной модели, где имеет место некое равновесие между защитой и обвинением. Участие пострадавших на стороне обвинения может нанести ущерб положению Прокурора как представителя общественных интересов. А для обвиняемого это означало бы, что обвинение становится многосторонним.

По данным, представленным Е.Н.Трикоз, можно сделать вывод, что на практике Международный уголовный суд склонен к предоставлению процессуального статуса пострадавшим, и к расширению их прав в части апелляции[14].

Д. Участие пострадавших в процессе в трибуналах ad hoc

Учредительные документы трибуналов ad hoc не предусматривают участие пострадавших как таковых в процессе. Некоторые авторы объясняют это так: на стадии подготовки Трибунала по бывшей Югославии предлагалось даже учредить отдельную бригаду адвокатов для защиты интересов потерпевших. Эта идея была отвергнута, чтобы избежать слишком большого сходства с гражданским процессом в странах прецедентного права, так как Прокурору, например, доверено осуществлять ответственность за зашиту интересов международного сообщества в обеспечении расследования и наказания преступников. Таким образом, интересы потерпевших в международном процессе сопоставимы с интересами международного сообщества[2].

Далее, участие бригады адвокатов для потерпевших как третьей стороны могло привести к вмешательству в дело или отвлечь внимание суда от главных вопросов, стоящих перед ним и привести к неоправданному затягиванию процесса. Кроме того, если интересы пострадавших недостаточно представлены Прокурором, возможно привлечь к ним внимание Следственной и Апелляционной палат через письма «друзей суда».

Конечно, в приведенной позиции отражен подход к уголовному процессу как «битве» между прокурором и защитой. Однако, как говорилось выше, прокурор не обязательно будет отстаивать именно интересы потерпевших, поскольку его интересы и интересы пострадавших не всегда совпадают. Разумно предположить, что и Прокурор и пострадавшие желают видеть обвиняемого наказанным, но цена, которую они готовы за это платить, разная. Для пострадавших защита частной жизни, например, может быть более ценной, чем наказание преступника. Неправильно также было бы исключать участие пострадавших на том основании, что такое участие по временам может отвлечь внимание трибунала от соответствующих проблем, чтобы вплотную заняться потерпевшими. Необходимо помнить также, что если Прокурор не исполняет свои функции надлежащим образом, участие потерпевших может обеспечить привлечение внимания трибунала к нужным вопросам. Правда, можно по-разному оценивать, какие это вопросы.

В юриспруденции Трибунала для Югославии подчеркивается обязанность прокурора защищать интересы международного сообщества: «Обвинение действует от имени и в интересах сообщества, включая интересы пострадавших от преступления»[15].

В настоящее время для пострадавших доступны только три формы участия в процессе в трибуналах ad hoc : в качестве свидетелей; в качестве «друзей суда»; в форме значимых заявлений пострадавших.

Библиография
1.
Joutsen M., Shapland J. Changing Victim Policy: The United Nations Victim Declarationand Recent Developments in Europe: Report on an ad hoc Working Group Meeting, Helsinki, 17-20 November 1988, p.14.
2.
Morris V., Scharf M. An Insider's Guide to the International Criminal Tribunal for the Former Yugoslavia, vol.1. 1995, p.167.
3.
Donat-Cattin D. Article 68 – Protection of Victims and Witnesses and their Participation in the Proceedings, 1999, p. 880.
4.
Handbook on Justice for Victims 1999.
5.
UN Victim Declaration, par. 6(b).
6.
Amnesty International 1999, chapter: Participation in the Proceedings, section C.
7.
Ст.68 (1).
8.
Department of Justice, Canada. The Role of the Victim in the International Process: A Literature Review. 2000.
9.
Department of Justice, Canada 2001, p.
10.
Guide for Policy Makers: Jn the Implementation of the United Nations Declaration of Basic Principles of Justice for Victims of Crime and Abuse of Power. United Nations Office for Drug Control and Crime Prevention, Center for International Crime Prevention. 1999, p.20.
11.
Статья 15(6) Римского статута
12.
Human Rights Watch 1999, Section II. Part A
13.
Ст.68 (3).
14.
Трикоз Е.Н.Указ.соч. С.375.
15.
Aleksovski Appeal Decision of 16 February 1999, par. 25. See also Kvočka et al. Appeal Decision of 25 May 2001, par. 21.
16.
Смбатян А.С. Процессуальные решения в рамках неотъемлемой и подразумеваемой компетенции ОРС ВТО//Международное право и международные организации, № 2 (10), 2012. С. 113.
17.
Г.Г. Шинкарецкая. Изъятие из компетенции судебных учреждений дел, относящихся к внутренней компетенции государства // Право и политика. – 2010. – № 3.
18.
Г.Г. Шинкарецкая. Запрет злоупотребления международной судебной процедурой как фактор обеспечения судебного процесса // Право и политика. – 2010. – № 2.
19.
Р.А. Каламкарян, Ю.И. Мигачев. Всеобщая Декларация прав человека: роль и значение в условиях миропорядка на основе господства права Rule of Law. // Право и политика. – 2008. – № 12. – С. 104-107.
20.
Р.А. Каламкарян. Всеобщая декларация прав человека-60 лет. Позитив международно-правового опыта. // Право и политика. – 2008. – №
21.
Ерпылева Н.Ю. Международный коммерческий арбитраж: правовые основы функционирования // NB: Международное право. — 2013.-№ 1.-С.1-74. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.1.545. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_545.html
22.
Р. А. Каламкарян. Международный уголовный суд. // Право и политика. – 2002. – № 6. Каламкарян Р.А. Роль Международного Суда ООН в деле поддержания международного правопорядка // NB: Международное право. — 2013.-№ 1.-С.184-214. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.1.690. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_690.html
23.
Каламкарян Р.А. Включенность Российской Федерации в деятельность Международного Суда ООН в деле обеспечения международной законности и правопорядка // NB: Международное право. — 2013.-№ 2.-С.85-118. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.2.691. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_691.html
24.
Ранчинская П.О.. Специфика взаимодействия российского и международного права в области международного коммерческого арбитража // Право и политика. – 2013. – № 10. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.10.9581.
25.
А.С. Смбатян. Перспективы суда ЕврАзЭС в системе органов международного правосудия // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.01.7.
26.
Р. А. Каламкарян. Международный суд ООН как административно-правовой орган мирового сообщества по мирному разрешению международных споров // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. – 2011. – № 2
27.
Сазонова К.Л. К вопросу о соотношении международных преступлений государства, норм jus cogens и обязательств erga omnes в современном международном праве // Право и политика.-2013.-9.-C. 1175-1181. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.9.9410.
28.
Р. А. Гурбанов Европейская судебная сеть и Евроюст как основные субъекты сотрудничества органов правосудия государств-членов ЕС в сфере уголовного правосудия. // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations.-2011.-4.-C. 113-120.
29.
В. А. Оганесян Решения международных судов по правам человека как особый источник развития и соблюдения принципов уголовного правосудия // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations.-2012.-1.-C. 65-7
References (transliterated)
1.
Joutsen M., Shapland J. Changing Victim Policy: The United Nations Victim Declarationand Recent Developments in Europe: Report on an ad hoc Working Group Meeting, Helsinki, 17-20 November 1988, p.14.
2.
Morris V., Scharf M. An Insider's Guide to the International Criminal Tribunal for the Former Yugoslavia, vol.1. 1995, p.167.
3.
Donat-Cattin D. Article 68 – Protection of Victims and Witnesses and their Participation in the Proceedings, 1999, p. 880.
4.
Handbook on Justice for Victims 1999.
5.
UN Victim Declaration, par. 6(b).
6.
Amnesty International 1999, chapter: Participation in the Proceedings, section C.
7.
St.68 (1).
8.
Department of Justice, Canada. The Role of the Victim in the International Process: A Literature Review. 2000.
9.
Department of Justice, Canada 2001, p.
10.
Guide for Policy Makers: Jn the Implementation of the United Nations Declaration of Basic Principles of Justice for Victims of Crime and Abuse of Power. United Nations Office for Drug Control and Crime Prevention, Center for International Crime Prevention. 1999, p.20.
11.
Stat'ya 15(6) Rimskogo statuta
12.
Human Rights Watch 1999, Section II. Part A
13.
St.68 (3).
14.
Trikoz E.N.Ukaz.soch. S.375.
15.
Aleksovski Appeal Decision of 16 February 1999, par. 25. See also Kvočka et al. Appeal Decision of 25 May 2001, par. 21.
16.
Smbatyan A.S. Protsessual'nye resheniya v ramkakh neot''emlemoi i podrazumevaemoi kompetentsii ORS VTO//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii, № 2 (10), 2012. S. 113.
17.
G.G. Shinkaretskaya. Iz''yatie iz kompetentsii sudebnykh uchrezhdenii del, otnosyashchikhsya k vnutrennei kompetentsii gosudarstva // Pravo i politika. – 2010. – № 3.
18.
G.G. Shinkaretskaya. Zapret zloupotrebleniya mezhdunarodnoi sudebnoi protseduroi kak faktor obespecheniya sudebnogo protsessa // Pravo i politika. – 2010. – № 2.
19.
R.A. Kalamkaryan, Yu.I. Migachev. Vseobshchaya Deklaratsiya prav cheloveka: rol' i znachenie v usloviyakh miroporyadka na osnove gospodstva prava Rule of Law. // Pravo i politika. – 2008. – № 12. – S. 104-107.
20.
R.A. Kalamkaryan. Vseobshchaya deklaratsiya prav cheloveka-60 let. Pozitiv mezhdunarodno-pravovogo opyta. // Pravo i politika. – 2008. – №
21.
Erpyleva N.Yu. Mezhdunarodnyi kommercheskii arbitrazh: pravovye osnovy funktsionirovaniya // NB: Mezhdunarodnoe pravo. — 2013.-№ 1.-S.1-74. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.1.545. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_545.html
22.
R. A. Kalamkaryan. Mezhdunarodnyi ugolovnyi sud. // Pravo i politika. – 2002. – № 6. Kalamkaryan R.A. Rol' Mezhdunarodnogo Suda OON v dele podderzhaniya mezhdunarodnogo pravoporyadka // NB: Mezhdunarodnoe pravo. — 2013.-№ 1.-S.184-214. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.1.690. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_690.html
23.
Kalamkaryan R.A. Vklyuchennost' Rossiiskoi Federatsii v deyatel'nost' Mezhdunarodnogo Suda OON v dele obespecheniya mezhdunarodnoi zakonnosti i pravoporyadka // NB: Mezhdunarodnoe pravo. — 2013.-№ 2.-S.85-118. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.2.691. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_691.html
24.
Ranchinskaya P.O.. Spetsifika vzaimodeistviya rossiiskogo i mezhdunarodnogo prava v oblasti mezhdunarodnogo kommercheskogo arbitrazha // Pravo i politika. – 2013. – № 10. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.10.9581.
25.
A.S. Smbatyan. Perspektivy suda EvrAzES v sisteme organov mezhdunarodnogo pravosudiya // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.01.7.
26.
R. A. Kalamkaryan. Mezhdunarodnyi sud OON kak administrativno-pravovoi organ mirovogo soobshchestva po mirnomu razresheniyu mezhdunarodnykh sporov // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. – 2011. – № 2
27.
Sazonova K.L. K voprosu o sootnoshenii mezhdunarodnykh prestuplenii gosudarstva, norm jus cogens i obyazatel'stv erga omnes v sovremennom mezhdunarodnom prave // Pravo i politika.-2013.-9.-C. 1175-1181. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.9.9410.
28.
R. A. Gurbanov Evropeiskaya sudebnaya set' i Evroyust kak osnovnye sub''ekty sotrudnichestva organov pravosudiya gosudarstv-chlenov ES v sfere ugolovnogo pravosudiya. // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations.-2011.-4.-C. 113-120.
29.
V. A. Oganesyan Resheniya mezhdunarodnykh sudov po pravam cheloveka kak osobyi istochnik razvitiya i soblyudeniya printsipov ugolovnogo pravosudiya // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations.-2012.-1.-C. 65-7
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"